Русская линия
Щит и меч, Москва Екатерина Кодинцева03.11.2003 

Убойная сила телеги

В советское время говорили, что кадры решают все. Увольнение опытного сотрудника рассматривалось наравне с ЧП. В наши дни к этому, похоже, перестают относиться как к проблеме. По крайней мере, так происходит в ОВД города Долгопрудного, где в течение последних трех лет отдел уголовного розыска покинули уже 14 сыщиков. Такая вот здесь кадровая политика. Кадры в лице заместителя начальника ОВД по кадрам подполковника милиции Сейфутдина Галимова решают если не все, то очень многое. Где заканчиваются пределы его компетенции, неизвестно. Ясно одно, развал «старой гвардии» сотрудников отдела, в котором Галимов принимает самое деятельное участие, продолжается. Скоро перед Долгопрудненским судом предстанут оперуполномоченные майор милиции Валерий Блохин и старший лейтенант милиции Алексей Коноваленко — одни из последних, еще уцелевших сотрудников «старой гвардии». Однако приговор им объявлен заочно…

Наша газета всегда стремится объективно отражать факты, собранные в ходе журналистских расследований. Единственно приемлемая для нас позиция — позиция закона и справедливости.

ЗА МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

Пожалуй, первое, что ассоциируется с подмосковным городом Долгопрудный — это известная группа «Дюна», физтех и бандиты. Сегодня на территории одного небольшого по областным меркам городка сосуществуют целых восемь бригад. Впрочем, сотрудникам местного ОВД работы хватало всегда. В начале 90-х сюда, как и в другие российские города, нескончаемым потоком хлынули беженцы с Кавказа. В погоне за место под солнцем многие кавказцы составили достойную конкуренцию городской братве. А уже к концу 1999 года в Долгопрудном стала выходить из подполья. В город приезжали и крупные оптовики на дорогих иномарках, и законченные наркоманы всех мастей. Использованные шприцы, резиновые жгуты, иголки дополняли пейзаж тихих улиц. Сотрудникам милиции удалось переломить ситуацию. Город очистили от разношерстных наркодилеров. Однако весь криминальный бизнес тут же сосредоточился в одних руках — у выходцев с Кавказа.

Бизнес процветал. Наркодилеры из числа беженцев быстро наладили систему безопасного сбыта товара. А также нашли выход на надежную «крышу». Рядовым сотрудникам милиции не раз давалось понять, что есть просто бандиты, а есть личные друзья начальства, и трогать их нельзя. Как мне рассказали сотрудники ОВД Долгопрудного, «обиженные» зачастую находили сочувствие у заместителя начальника ОВД по кадрам подполковника милиции Сейфутдина Галимова и Намика Рашидова, майора милиции, начальника службы дознания. С особо ретивыми оперативниками разговор у Галимова был короткий: «Нечего честных людей трогать». Постепенно у гостей с Кавказа сформировался своего рода иммунитет против наших законов и порядков. Гарантией безнаказанности и вседозволенности становилась визитная карточка подполковника милиции. Более того, в городе образовался рынок, где работа оперов, мягко говоря, не приветствовалась.

В маленьком городе, где все на виду и роли давно расписаны, грести против течения — себе дороже. Закрыть глаза на происходящее не смогли трое оперативников из «старой гвардии»: оперуполномоченные майор милиции Валерий Блохин, исполняющий на тот момент обязанности начальника ОУР, лейтенант милиции Антон Гребенев и старший лейтенант милиции Алексей Коноваленко. И может быть, зря.

ЗВОНОК ДРУГУ

В тяжелые рыночные времена каждый выживает как может. И в общем-то нет ничего предосудительного, что родной брат начальника службы дознания Намика Рашидова — Натик, ранее судимый по ст. 144 УК РСФСР (хищение чужого имущества), держит в городе пару коммерческих ларьков. Оперативники Блохина задержали там с 50 граммами героина Яшара Аскерова. Как выяснилось впоследствии — земляка и хорошего знакомого Галимова. Оборзевший от безнаказанности Аскеров даже не попытался скинуть товар. Он просто вышел из палатки, достал мобильник, набрал заветный номер и передал трубку операм. Хорошо знакомый голос кадровика надрывался: «Приказываю отпустить!». Однако оперативники рискнули, привезли Аскерова в отдел. Возмущению задержанного не было предела. Ведь, по его словам, он всегда хорошо отстегивал сотрудникам милиции, чтобы его не трогали. Пока Яшар отдыхал в «обезьяннике», Галимов вызвал Блохина и настойчиво попросил отпустить земляка. Строптивый опер только развел руками. Посадили Аскерова хорошо и надолго. После этого случая Галимов прилюдно назвал Валерия Блохина «предводителем непримиримых» и пообещал разобраться. Со всеми. Серый Кардинал, как прозвали Галимова сотрудники ОВД за редкий талант обделывать дела чужими руками и всегда выходить сухим из воды, слово свое сдержал.

СКАНДАЛЬНАЯ «ВЕГЕТТА»

В Долгопрудном произошло бытовое убийство. Беженец с Кавказа убил свою сожительницу и, по оперативной информации, скрывался на плодоовощной базе «Вегетта». На поиски беглеца выехали оперуполномоченные Блохин, Коноваленко и водитель оперативной машины.

Овощебаза «Вегетта» в Долгопрудненском районе представляет собой несколько гектаров земли за прочным бетонным забором. Специальные технические сооружения, предназначенные для переработки и хранения овощей, забиты до отказа. Арендуют площади «Вегетты» в основном азербайджанцы, таджики, дагестанцы. Отсюда аппетитный товар отправляется на московские и подмосковные рынки. Однако наряду со вполне законными сделками здесь не гнушаются и криминальными. Оптом и в розницу также сбывается наркота. По оперативным данным, большая часть отравы прибывает вместе с луком, курагой и апельсинами, а также с другим легальным товаром на грузовых фурах из южных республик. Задерживали на базе с поличным приезжих из Таджикистана, Азербайджана, Грузии, занимающихся наркобизнесом. Возбуждались уголовные дела. В этот раз оперативники нанесли визит на скандально известную «Вегетту» по иной причине…

В лицо подозреваемого никто не знал. Поэтому началась массовая проверка документов. Не разобравшись, в чем дело, кавказцы бросились врассыпную. Невероятных усилий операм стоило поймать и успокоить одного из беглецов — отчаянно сопротивлявшегося гражданина Дагестана Алиева. Хотя искали совсем не его. Но скоро оперативники поняли, что Алиев, как говорится, их клиент. Во время досмотра у задержанного при свидетелях изъяли десяток патронов. Как позже установила экспертиза, от пистолета Макарова. В качестве вещдока Коноваленко вырезал карман куртки, где находились боеприпасы. За сопротивление сотрудникам милиции суд отправил задержанного на пять суток под арест. Алиеву светила ст. 222 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за хранение боеприпасов, когда задержанного навестил пользующийся репутацией очень сердобольного человека Галимов. Сам Алиев весьма тепло пишет об этой встрече в протоколе допроса. Однако, видимо, скромничая, Галимов открещивается от своего участия в судьбе незадачливого беженца: «Я этого Алиева знать не знаю, видеть не видел. Наше дознание возбуждает в отношении него уголовное дело. Они („опера“. — Авт.), по идее, подкинули ему патроны. Наши расследовали дело в дознании, прокурор подписал, направили дело в суд. Дело разваливается, Алиева выпускают из-под стражи. Человек просто сидел незаконно».

Дело в суде действительно развалилось. Тому было две причины. Во-первых, изъятые патроны, то есть вещдоки, до слушания не дожили. Их отстреляли эксперты. Все десять штук. Очень, видимо, увлеклись процессом. Причем, согласно протоколу, все израсходовали за двое суток до самой экспертизы. А вырезанный карман вообще пропал. Возможно, была еще и третья причина. А именно — профессиональная квалификация. Дознавателем же по делу, согласно уже сложившейся традиции, являлся Намик Рашидов.

Естественно, рассмотрев присланные материалы, здравомыслящий судья отправил дело на доследование. Между тем Алиев уже месяц отсидел, и кто-то должен был за это ответить. Негодяями назначили Блохина и Коноваленко: подкинули, стервецы, патроны, таскали их все время с собой, ждали удобного случая. И ведь не пожадничали — отвалили десяток «маслят». Позднее дознаватель Рашидов скажет, что с самого начала был уверен в невиновности Алиева. Возникает резонный вопрос: зачем же тогда «закрывал»? Так, на всякий случай?

Блохин и Коноваленко в один момент превратились в подозреваемых по уголовному делу, возбужденному прокуратурой Долгопрудного по факту фальсификации доказательств. Первый звоночек прозвенел. Он оказался не последним.

КАК АУКНЕТСЯ…

В июле 2002 года в отношении Валерия Блохина было возбуждено еще одно уголовное дело по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ — превышение служебных полномочий. Как рассказывает сам Сейфутдин Гаджиевич Галимов, оперативник жестоко избил при задержании Михаила Лайко: «Около дискотеки „Полет“ была драка, и он (Лайко. — Авт.) причинил кому-то там тяжкие телесные повреждения. И когда его задерживали, то избили, повредили ему почку. Прокуратура по факту нанесения телесных повреждений Лайко возбудила уголовное дело». При этом Галимов почему-то забывает упомянуть, что этот «кто-то», которому господин Лайко нанес тяжкие телесные, был совсем молодым пацаном, который получил первую группу инвалидности и находится на иждивении государства. Чудовищные последствия банальной, по мнению Галимова, драки странным образом остались безнаказанными. Уголовное дело по этому факту даже не возбуждалось. Не было возбуждено дело и по заявлению оперативника Вячеслава Пашкевича, которому «потерпевший «Лайко разбил мобильным телефоном голову. После чего оперу наложили два шва. Лайко простили.

Прокурор Евгений Яцентюк вняли слезам и мольбам матери Лайко, которую давно и хорошо знали. «Закрывать» сразу же решили главаря непримиримых — Блохина. Благодаря сомнительному заявлению «потерпевшего» шесть месяцев майор милиции «парился» на нарах. Старший следователь прокуратуры Татьяна Сидорова стряпала уголовное дело, к которому был присоединен эпизод по Алиеву. Надо заметить, весьма интересным образом — без каких-либо следственных действий с Блохиным. Все ходатайства подследственного тоже оставались без внимания. Пока «социально опасный» опер находился под бдительным присмотром и терпеливо дожидался суда, «пострадавший» Лайко совершил вооруженный налет на торговую палатку. Взяли преступника с поличным. Самый гуманный и справедливый осудил несознательного Михаила на три года… условно.

В это же время в квартиру жены Блохина периодически звонили с угрозами господа с кавказским акцентом. Требования их были просты. Пусть, мол, муж изменит показания. Отделается условным сроком, и все останутся довольны. Два раза резали обшивку входной двери. Испуганная женщина бросилась в прокуратуру, просить у Сидоровой свидания с мужем. Следователь прокуратуры благосклонно разрешила встречу, добавив при этом, что Светлана теперь не увидит Валерия еще лет пять. Вариант с условным сроком устраивал многих. Поэтому Блохину дали шанс «замять» дело. Адвокат Анишкин пообещал договориться с прокурором всего за 3 тысячи долларов США. О чем есть заявление Блохина.

Впрочем, это лирическое отступление. Следствие продолжалось. Госпожа Сидорова предложила Алексею Коноваленко, к тому времени уже уволившемуся из ОВД, дать показания против Блохина. Оперативник отказался. Такая строптивость ему аукнулась. Оформляя перевод в одно из столичных подразделений, Алексей с удивлением обнаружил, что он находится под следствием. По его словам, он впервые узнал о том, что дело по п. «а» ч. 3 ст. 286 (превышение служебных полномочий). На Коноваленко «повесили» превышение служебных полномочий в отношении уроженки Абхазии Дарсании.

ЭТОТ сильный СЛАБЫЙ ПОЛ

Кто это такая, Алексей Коноваленко вспомнил с трудом. Дело было так. Почти два года назад в ходе спецоперации, проводившейся по прямому указанию начальника ОВД, оперативники «зацепили» вторую точку коммерсанта Рашидова. Продавщица — беженка из Абхазии Анжела Дарсания — долго отказывалась впускать оперов. Мол, для нее в этом городе существуют только двое милиционеров — Галимов и Рашидов. Правда, потом сменила гнев на милость и открыла дверь. После выявления целого ряда нарушений правил торговли Дарсании предложили продолжить беседу в отделе. Никто не удивился, что как только торговку доставили в отдел, перед операми предстал Рашидов и сообщил, что им гарантирована незабываемая встреча с прокурором, если «честная труженица» не будет немедленно отпущена. То, что Рашидов и Галимов вхожи к прокурору города Евгению Яцентюку, секретом не являлось. Потому угроза могла иметь вполне ощутимые последствия. Тем не менее в ОВД на продавщицу составили административный протокол и, согласно принятой практике, провели медицинское освидетельствование. Ни синяков, ни побоев, ни жалоб на здоровье у задержанной Дарсании не было.

Дальше начинается самое интересное. Несмотря на наличие официальной экспертизы медиков, госпожа Дарсания пишет жалобу о нанесении ей побоев оперативником Блохиным. Юрист 1-го класса Сергей Солянов выносит отказ. Однако через год по заявлению матери Дарсании дело все же возбуждают. В качестве злодея теперь выступает Алексей Коноваленко. По материалам дела следует, что при задержании в коммерческой палатке (где в общей сложности находилось шесть человек) гражданки Дарсании грубый оперативник поднял ее и… бросил через себя на пол. Повторить свой «подвиг» на следственном эксперименте Коноваленко так и не смог. Он просто потерялся на фоне дородной Дарсания, которая сама понимала комичность ситуации и даже не сдерживала смеха, призналась, что солгала, и стала менять показания. Дело, мол, было так… Алексей жестоко избивал ее в своем кабинете «руками во внутреннюю часть бедер». Мать «потерпевшей» в это время бегала во дворе отдела под окнами ОУР, все видела и может подтвердить.

Алексей Коноваленко предстанет перед судом. На одной скамье подсудимых с ним окажется и Валерий Блохин — «главарь непримиримых». Ведь прокурор Яцептюк уже заявил им, что Долгопрудный «прогремит» с этим делом.

«Накроют банду ментов». Теперь все зависит только от самоотверженной работы старшего следователя прокуратуры Татьяны Сидоровой. Впрочем, ей в этой ситуации можно разве что посочувствовать. Похоже, что дело шито белыми нитками, а на карту поставлены не только интересы подполковника, амбиции прокурора, но и ее карьера.

И СНОВА «ВЕГЕТТА»

Для Блохина это будет уже второй суд. Первый состоялся в июле прошлого года. Тогда Блохина, обвиняемого в избиении уголовника Лайко, освободили из-под стражи сразу после заседания. Собранных материалов было явно недостаточно, чтобы отправить Блохина за решетку. Оперативник вернулся к работе. А вскоре ему, не наученному горьким опытом, вновь пришлось наступить на те же грабли.

Камнем преткновения опять стали обитатели «Вегетты». По имевшейся оперативной информации, некий господин Асаратян (фамилия изменена) подрабатывал там сбытом краденых вещей. Задерживать Асаратяна оснований не было, ему просто предложили прокатиться в ОВД для душевной беседы. Он сел в машину, но сразу же устроил настоящее представление. Затеял драку с операми, прокусил Блохину руку, выпрыгнул на ходу из машины, разбив себе голову, и помчался прямиком в прокуратуру. Жаловаться. Избили, мол, его жестоко, когда на овощебазе в машину сажали. Не смутил господина Асаратяна тот факт, что все происходило на глазах десятка свидетелей, которые никаких вольностей со стороны оперов почему-то не заметили.

Согласно сложившейся в прокуратуре традиции, заявление Блохина о нанесении ему телесных повреждений осталось без внимания. Зато жалоба Асаратяна стала поводом для возбуждения в отношении Блохина очередного уголовного дела по все той же 286 статье УК РФ.

СЕКРЕТНЫЕ ДОСЬЕ КАДРОВИКА

Разоблачая «негодяев», Сейфутдин Гаджиевич признался мне, что оперативник Блохин в прошлом — отъявленный уголовник: «Когда Блохин жил еще в Душанбе, он там привлекался. В отношении него было возбуждено какое-то уголовное дело. За незаконное хранение оружия или что-то в этом роде. Все можно элементарно проверить. Это информация стопроцентная». Удивительно только, как заместитель начальника ОВД по кадрам не удосужился проверить ответ из Душанбе, где черным по белому написано: «не состоял, не участвовал, не привлекался».

Любой сотрудник уголовного розыска знает, что «телеги» в прокуратуру от задержанных — это своего рода тактика самозащиты преступников. Что и как было на самом деле, конечно, разберутся, но крови операм попортят. Не «стучат» только на тех, кто не работает. Что касается Блохина, Коноваленко и их коллеги Гребенева — третьего из «непримиримых», то раскрываемость преступлений у них всегда была высокой. Отмечалось это не только руководством отдела, но и столичной прессой. Немудрено, что граждане по ту сторону закона всегда их недолюбливали. «Добропорядочные» господа шли к подполковнику и писали, писали, писали…

«Вот заявление Вадюниной. Просит привлечь к уголовной ответственности Блохина, Коноваленко, Гребенева. Избили ее при свидетелях. Информация отрабатывалась, что она наркотиками торгует», — возмущенно сообщает Галимов. Забывая почему-то добавить, что госпожа Вадюнина была осуждена за торговлю наркотиками на два года. А лицо себе разбила, когда в нетрезвом виде свалилась с лестницы под ноги очередного покупателя «дури» еще до приезда сотрудников милиции.

Этот факт также документально подтвержден.

«А вот, к примеру, Яшугин, — продолжает читать список „грехов“ Блохина Сейфутдин Гаджиевич, — которого уже привлекали к уголовной ответственности. Также отрабатывали информацию по наркотикам. Возбудили уголовное дело. Он написал, что его избили. А через месяц Яшугин умер в Бутырке или где-то! Это просто не расследовали, почему он умер…»

Обвинение в убийстве, даже если оно только читается между строк, дело серьезное. Особенно когда есть заключения судмедэкспертов. ЯШУГИН умер в «Матросской тишине» от сердечного приступа. И расследование проводилось очень серьезное. Но Галимова это не смущает: «Потом еще из Химкинской прокуратуры пришел материал, возбужденный в отношении рядового Чаплыгина, которого поймали в самоволке. Его избили. Опять-таки Блохин фигурирует». Товарищ подполковник скромно умалчивает, что в самовольной отлучке Чаплыгин занимался угонами машин. И действительно получил по шее. Только от сотрудников химкинского отдела.

В конце беседы Галимов резюмирует: «Он (Блохин. — авт.) должен сидеть за издевательства над людьми. А эта мразь сейчас ходит героем и ищет правду…»

А БЫЛ ЛИ РЕВИЗОР?

Чаще всего, когда против сотрудника милиции возбуждается уголовное дело, от человека потихоньку начинают отворачиваться сначала бывшие коллеги по работе, потом «бывшие друзья». Но не так это было в нашем случае. В Долгопрудном на арест Валерия Блохина оперативники отдела уголовного розыска ответили коллективным письмом прокурору Московской области с просьбой проконтролировать действия прокурора города Яцентюка. Поскольку арест товарища посчитали незаконным. Однако область жалобу «спустила» в город, предложив таким образом господину Яцентюку самому проконтролировать свои действия.

Оперативники неоднократно обращались в различные надзорные инстанции, в УСБ ГУВД Московской области, в Управление Президента РФ по работе с обращениями граждан и даже в МВД. Однако получали только формальные отписки. Как проходили проверки, и проходили ли вообще? Приезжал из ГУВД Московской области капитан милиции Горешко и имел приватную беседу с Алексеем Коноваленко. Разговор у них состоялся в стиле Аркадия Райкина: «Вы, Коноваленко, к отделу кадров претензии имеете? Нет? Я отвечаю за кадры». И уехал, оставив оперативника, открывшего было рот, да так и застывшего в состоянии глубокого изумления.

Вскоре состоится заседание Долгопрудненского суда, где слепая Фемида должна расставить все точки над i. На одной чаше, надеемся, беспристрастного правосудия, будут лежать доброе имя и заслуги опытных сыщиков, на другой — жажда мести «обиженных» граждан, имеющих разногласия с законом. Которая из них перевесит — покажет время. Надо только сверить часы…

P. S. В поисках справедливости сотрудники Долгопрудненского ОВД обратились в редакцию газеты «Щит и меч» с коллективным письмом в надежде, что газета разберется в сути сложившегося конфликта. Что мы и попытались сделать. Но в ходе его расследования у нас возникли вопросы, ответы на которые находятся в компетенции других инстанций. Изученные нами документы, а также текст данной статьи с изложенными в ней фактами мы адресуем, в частности, в ГУСБ МВД РФ и Генеральную прокуратуру.

Щит и меч (Москва).- 23.01.2003.


УБОЙНАЯ СИЛА ТЕЛЕГИ-2.

В N 4 нашей газеты от 23 января была опубликована статья Екатерины Кодинцевой «Убойная сила телеги». Напомним, что речь шла об уголовном преследовании исполняющего обязанности начальника отдела уголовного розыска Долгопрудненского ОВД майора милиции Валерия Блохина и бывшего оперативника того же отдела Алексея Коноваленко. Уголовные дела в отношении милиционеров были возбуждены по заявлениям якобы потерпевших от их незаконных действий. Статья вызвала широкий общественный резонанс. Не заставила себя долго ждать и реакция официальных органов.

В конце марта в редакцию из прокуратуры Долгопрудного пришло представление в порядке статьи 24 ФЗ «О прокуратуре РФ». Старший следователь прокуратуры С.А. Артеменко посчитала, что «в статье „Убойная сила телеги“ в искаженном виде подается ход расследования уголовных дел, возбужденных прокуратурой г. Долгопрудного в отношении Блохина В.В. и Коноваленко А.В., а также излагается ряд фактов, не соответствующих действительности, при этом никаких официальных запросов о подтверждении либо опровержении имеющейся у корреспондента информации в прокуратуру г. Долгопрудного и ОВД г. Долгопрудного не поступало». Таким образом, по мнению С.А. Артеменко, журналист должен понести дисциплинарную ответственность в соответствии со статьей 59 Закона «О средствах массовой информации».

Претензии были нами изучены. В частности, в представлении говорилось о «грубой» ошибке, допущенной автором в отношении срока наказания, на который был осужден Михаил Лайко. В присланном нам документе уточнялось, что этот гражданин (он же — потерпевший по делу Блохина) получил за разбойное нападение на коммерческую палатку пять лет лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ. А не три года условно, как говорилось в статье. Заметим, что указанная статья как раз и предусматривает условное наказание обвиняемого. Что же касается срока, то мы обиде. Тем более что и сам Лайко на состоявшемся 29 января с.г. суде по делу оперативников во всеуслышание подтвердил наше добросовестное заблуждение. Это дословно зафиксировано в протоколе заседания. Согласитесь, утверждение последнего о трех годах условно звучит более правдоподобно, чем пять лет с применением условного наказания… за тяжкое преступление. Учитывая, что это не первое дело, по которому проходил данный гражданин. Лайко был одним из тех, кто принимал участие в групповой драке у КДЦ «Полет». За жестокое избиение молодого парня, который в итоге стал инвалидом, никто, однако, тогда не был наказан. Несмотря на то, что уголовное дело N 54 760 по ч.1 ст. 1 ПУК РФ по данному факту, как любезно уточнила прокуратура, все же возбуждалось СО при Долгопрудненском ОВД 24.08.2001 г. К сожалению, нам не было известно о факте возбуждения этого дела. Во всяком случае, бесспорно одно — мы не погрешили против истины в главном: виновные, увы, остались безнаказанными, поскольку дело на сегодняшний день прекращено.

Вряд ли также мы существенно исказили факты, назвав «очную ставку» оперативника Коноваленко с заявительницей Дарсанией «следственным экспериментом». Тем более что к существу происходящего в ходе следственного действия прокуратура претензий не предъявляет. По утверждению корреспондента статьи, информация, озвученная зам. начальника ДОВД Галимовым С.Г., о том, что Блохин В.В. ранее привлекался к уголовной ответственности, не соответствует действительности, — говорится в прокурорском представлении, — однако, согласно требования ИЦ УВД г. Душанбе Блохин В.В. в 1988 г. задерживался в ЛОВД аэропорт Новосибирска по ч. 2 ст. 218 УК РСФСР". Откровенно говоря, мы не совсем поняли суть процитированных замечаний, однако сделали печальное открытие: сотрудники прокуратуры, оказывается, не понимают разницы между «привлекался к уголовной ответственности» и «задерживался». Вместе с тем возникает и другой вопрос: существует ли документальное оперативника? В противном случае было бы любопытно узнать — откуда у следователя такая информация? Остается загадкой, почему кадровик Галимов проигнорировал имеющийся у него компромат, если он, конечно, имелся при приеме Блохина на работу? Остается лишь добавить, что ответ на наш запрос в МВД Республики Таджикистан информацию о наличии компрометирующих материалов на Блохина не подтвердил.

И еще. В соответствии с ч.1 ст. 24 ФЗ РФ N 2202−1 от 17.01.92 г. «О прокуратуре Российской Федерации» представление вправе вносить только прокурор или его заместитель. Присланный же нам документ подписан старшим следователем прокуратуры Долгопрудного юристом 3-го класса С.А. Артеменко, а следовательно — ненадлежащим лицом. Тем не менее мы посчитали необходимым ответить на предъявленные нам претензии.

P. S. В адрес редакции пришел ответ из ГУВД Московской области. В нем, в частности, сказано, что в ходе всеобъемлющей проверки в ОВД г. Долгопрудный было проведено социологическое исследование, которое установило, что морально-психологический климат в подразделении, в целом, является благоприятным". К тому же оказалось, что «88, 9% сотрудников удовлетворены результатами своей работы, одобряют стиль и методы управления начальника ОВД и его заместителей». То есть, по сути, ставится знак равенства между оценкой сотрудниками результатов собственной работы и оценкой стиля управления начальника ОВД.

Как бы то ни было, согласно информации из ГУВД МО, в отделе грядут кадровые перестановки. Цитируем: «В целях разрешения конфликтной ситуации, сложившейся между Галимовым С.Г. и отдельными сотрудниками уголовного розыска ОВД, получившей широкий общественный резонанс и длящейся продолжительный период, в настоящее время прорабатывается вопрос о перемещении Галимова С.Г. по службе в другие подразделения УВД Мытищинского района». И это несмотря на выявленный соцопросом «благоприятный климат» в подразделении.

Долгопрудненского суда отказ городской прокуратуры в возбуждении уголовного дела по факту клеветы, допущенной Галимовым в отношении Блохина, признан незаконным.

Отдел расследований

Щит и меч (Москва).- 24.04.2003.- 017.- C.3


ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА. Стенограмма заседаний. Бюллетень N 236 (684). 18 апреля 2003 года.

ХРОНИКА заседания Государственной Думы 18 апреля 2003 года

Здание Государственной Думы. Большой зал. 18 апреля 2003 года. 10 часов.

Председательствует Председатель Государственной Думы Г. Н. Селезнев

Логинов Е. Ю., фракция Либерально-демократической партии России.

Депутат Логинов по карточке Новикова, фракция ЛДПР.

Уважаемые коллеги, я хотел бы сегодня напомнить всем, кто работает уже в третьем созыве, такие события. Когда убили первого нашего депутата, Айздердзиса (мы забываем), среди многих версий отсутствовала одна: это был первый человек в стране, который опубликовал список воров в законе и наглядно продемонстрировал, что три четверти из них, так называемые пиковые, или лаврушники, — выходцы из закавказских республик. Потом, мы забываем, как нашего депутата из партии Травкина прямо в гостинице «Россия» ограбили и избили представители чеченской преступной группировки. Потом, мы забываем о том, что, прежде чем погиб Сергей Скорочкин, следующий наш депутат, у него было столкновение с грузинским организованным преступным сообществом.

И я сегодня хотел бы вас всех вернуть к тому предложению, с которым обращался уже не единожды: давайте обсуждать вопросы действительно! Не надо, господин Гуров, здесь отказываться слушать исполнительную власть. Вот как раз действующая исполнительная власть в союзе с нами что-то предпринять и может, а все наши постановления и кулуарные, закулисные обсуждения ничего не дадут. Поэтому я предлагаю пригласить на «правительственный час» министра внутренних дел господина Грызлова и мэра Москвы господина Лужкова для заслушивания по вопросу, о неоднократно, — о критической ситуации, сложившейся в сфере этноэкономики в столице, в крупнейших городах России, об угрозе национальным интересам России, исходящей со стороны этнических организованных преступных сообществ.

Я уже приводил вам пример: подполковник Галимов в Долгопрудном, заместитель начальника райотдела, открыто крышует героиновых торговцев из азербайджанской мафии, но он и по сей день остается в кресле заместителя начальника райотдела… (Микрофон отключен.)

Так, депутат Логинов, пожалуйста, ваше предложение по «правительственному часу». Тоже на 11 июня.

Логинов Е. Ю. Уважаемые коллеги, я еще раз начну с событий десятигодичной давности, когда был застрелен первый наш коллега, депутат Айздердзис. В действительности незадолго до этого этот человек впервые открыто через свою газету опубликовал полный состав коронованных воров в законе, из которого наглядно было видно, что в нашем многонациональном государстве на три четверти он состоит из лиц, этнически не принадлежащих к нашим коренным народам, это выходцы из Закавказья.

Теперь хочу пояснить, каким образом это относится непосредственно к сегодняшнему дню, к обсуждению наших вопросов. Ни одно убийство — имеет ли оно политический подтекст или чисто криминальный — невозможно осуществить без взаимодействия с традиционной преступностью: нужны поставки оружия, нужны исполнители, нужны мудрые заказчики. И все это осуществляется и находится под контролем традиционной воровской сферы. Статистика — тетка упрямая, и, когда вы на протяжении полугода уже тупо отказываетесь голосовать по вопросу по этнической преступности, вы сами создаете вот эту почву.

Но я еще раз напомню: убивают не только депутатов. Я вам приводил пример. Год назад был застрелен последний славянин — хозяин плодоовощной базы в Подмосковье. На его место пришли представители азербайджанского организованного преступного сообщества. Кольцо и подмосковные рынки перешли под контроль этномонополий. Вслед за тем, как в Долгопрудном появились этнические ОПС, в город хлынула волна наркотиков. Честные русские милиционеры, такие, как майор Блохин, старший лейтенант Коноваленко, встали открыто на борьбу с героиновыми дельцами. Но героиновые дельцы в киосках, находящихся в ста метрах от долгопрудненского райотдела, предъявляют визитку, визитную карточку своей крыши в лице замначальника долгопрудненского РОВД подполковника Галимова. И он откровенно ставит условия: если вы тронете еще хоть раз хоть одну мою героиновую точку, я вас засажу или выкину из органов. Сейчас на честных русских милиционеров навешено по четыре уголовных дела. А подполковник Галимов как сидел, крышевал в Долгопрудном, так и по сей день сидит и крышует.

Поэтому я настаиваю на том… (Микрофон отключен.)

Председательствует Первый заместитель Председателя Государственной Думы Л. К. Слиска

Председательствующий. Понятно.

Есть ли другая точка зрения, уважаемые коллеги? (Шум в зале.) Я не вижу никого по ведению.

Депутат Аслаханов, по ведению.

Аслаханов А. А., фракция «Отечество — Вся Россия».

Уважаемые депутаты, я убедительно просил бы поддержать просьбу Логинова, потому что уже раздражают вот эти предвыборные, извините меня, заявления, постоянно касающиеся этнических преступных группировок. Это разжигание, во-первых, межнациональной розни. И я прошу, чтобы Комитет по безопасности подготовил информацию по этому вопросу и пригласили… И в конце концов закончат эту трескотню депутаты.

Председательствующий. Спасибо.

Фарида Исмагиловна Гайнуллина, пожалуйста. Другая точка зрения по данному вопросу.

Гайнуллина Ф. И., фракция «Отечество — Вся Россия».

Уважаемые коллеги, пока господин Логинов будет действительно здесь насаждать нам идею этнопреступлений, преступность будет в стране: выступление носит характер разжигания межнациональной розни.

И второе. Если подобное еще повторится в этом зале, то я буду вносить более жесткие предложения.

Спасибо.

Председательствующий. Депутат Логинов, я прошу вас соблюдать парламентскую этику.

Из зала. (Не слышно.)

Председательствующий. Я вам делаю замечание, вы перекрикиваете председательствующего. Успокойтесь, пожалуйста.

Итак, коллеги, было предложение депутата Логинова о приглашении на ближайший «правительственный час» Генерального прокурора Российской Федерации и мэра Москвы Юрия Михайловича Лужкова. Но я хотела бы вам сказать, что у нас ближайший «правительственный час» 11 июня. Согласны. Кто за то, чтобы поддержать предложение депутата Логинова? Прошу проголосовать.

Кто без карточки?

Покажите результаты.

Результаты голосования (10 час. 41 мин. 20 сек.)

Проголосовало за…… 133 чел…. 29,6%

Проголосовало против… 52 чел…. 11,6%

Воздержалось………0 чел…. 0,0%

Голосовало……… 185 чел.

Кто без карточки?

Покажите результаты.

Результаты голосования (11 час. 12 мин. 06 сек.)

Проголосовало за…… 363 чел… 80,7%

Проголосовало против…. 1 чел…. 0,2%

Воздержалось………1 чел…. 0,2%

Голосовало……… 365 чел.

Не голосовало……. 85 чел…. 18,9%

Результат: принято

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА. Стенограмма заседаний. Бюллетень N 236 (684). 18 апреля 2003 года. // Государственная Дума. Стенограмма заседаний (Москва).- 18.04.2003.- 236.- C.1−64


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru