Русская линия
Российские вести Михаил Афанасьев22.10.2003 

Историческая библиотека в опасности!
Спасатели прибудут скоро

Одна из лучших российских библиотек — Историческая — сегодня находится в экстремальной ситуации. С одной стороны, ей катастрофически не хватает помещения, с другой — оно требуют срочного капитального ремонта. На коллегии Минкультуры министр культуры РФ Михаил Швыдкой обещал реконструкцию старого комплекса и строительство нового здания. А пока — книги лежат штабелями от пола до потолка, а читатели выстраиваются в очередь. О перспективе развития Государственной публичной исторической библиотеки России (ГПИБ) рассказывает ее директор Михаил Афанасьев, который любезно согласился ответить на вопросы «РВ».

ГПИБ, расположенную в Старосадском переулке, знают и любят многие москвичи. Основу ее фондов составила частная коллекция известного московского общественного деятеля Александра Дмитриевича Черткова, в которую вошли редкие издания по истории России и других славянских народов. С 1875 года это была библиотека Императорского российского исторического музея. Ее фонд формировался не только с помощью отдельных книг. Она приобрела целые собрания. Например, коллекцию книг М.Д. Хмырова, семейную библиотеку графов Уваровых, собрание книг А.А. Бахрушина, И.Е. Забелина, А.А. Котляревского. Но это далеко не все. В начале ХХ века после национализации в фонды поступило около полумиллиона томов старой литературы из библиотек закрытых учреждений, дворянских усадеб, частных коллекционеров. В 1922 году ей был присвоен статус «Государственной исторической библиотеки» при Историческом музее. Спустя 14 лет после слияния с Объединенной библиотекой Института Красной профессуры и другими она стала называться почти так же, как сейчас.
Но на этом история создания библиотеки не заканчивается. С фондом-то ей повезло. А вот с помещением не очень. И катаклизмы, начавшиеся более 60 лет назад, происходят до сих пор.
— Михаил Дмитриевич, говорят, что Историческая библиотека — одна из самых известных и востребованных в стране, сегодня переживает серьезный кризис. Так ли это? И в чем он заключается?
— Так уж исторически сложилось, что большинство крупных библиотек, особенно в Москве, не имеют специального помещения. Историческая получила свое здание в 1938 году, и уже тогда было ясно, что из-за небольшого размера оно не годится для крупной научной библиотеки. Еще до начала Великой Отечественной войны архитекторы разработали проект нового здания, который можно было построить на этом же месте. Но трагические события помешали его реализовать. Следующий проект был закончен в 1989 году, но и он не был осуществлен. Небольшая пристройка, как потом выяснилось, неудачно спроектированная, увеличила площадь в полтора раза, но проблемы не решила. Сегодня проблем стало еще больше: фонд вырос в три с лишним раза по сравнению с 38-м годом (тогда было около 1 млн.). Сейчас у нас три с половиной миллиона томов. И мы стараемся найти какое-нибудь решение.
— В 1989 году здание вашей библиотеки признали аварийным. Как же в такой сложной ситуации вам удается работать все эти годы и принимать более 300 тысяч человек в год?
— Есть один способ регулировать наплыв читателей — это соблюдать очередность. У нас всего 440 мест, и больше мы посадить не можем. Раньше, еще до войны, когда были очереди в нашу библиотеку, ставили столы и стулья в коридорах, а также увеличивали время работы библиотеки — до 12 ночи. Сегодня невозможно решать проблему таким образом. Нужно искать другие варианты.
— У вас, наверное, есть проблемы и с хранением книг?
— Книги поставить в очередь невозможно. Поэтому работники библиотеки не ставят их в ряд, как положено, а складывают их друг на друга, что увеличивает емкость хранения, но затрудняет подбор книг. Это тоже ненормально. Все это вместе взятое и создает экстремальную ситуацию, в которой мы живем несколько последних лет.
— На коллегии Минкультуры вы продемонстрировали слайды без комментариев. Поскольку они говорили сами за себя: дыры в потолке, трещины на стенах, перегруженные книгохранилища. Неужели и сегодня все обстоит таким же образом?
— Мы постоянно проводим ремонтные работы. На средства Министерства культуры. Тут грех жаловаться. Но на реконструкцию и капитальное строительство должно выделять деньги федеральное правительство.
— Похоже, «Ленинка» вам дорогу перешла?
— Перешла раньше, когда реконструировалась. Теперь подошла наша очередь попасть в число реконструируемых объектов. На коллегии министр культуры Михаил Швыдкой согласился, что нам нужна помощь, и самая срочная. В 2005 году обещают профинансировать капитальный ремонт библиотеки. А в федеральную программу развития культуры на 2006 — 2010 годов включить строительство нового здания — филиала ГПИБ.
— Какие вы видите перспективы развития библиотеки?
— Идеально иметь одно громадное здание, в котором бы все помещалось. Но на самом деле вполне реально развести потоки массового и научного читателя. Для развития научного подразделения предназначаем исторический комплекс зданий, который должен быть отремонтирован. Расти вширь нам некуда, мы зажаты с обеих сторон другими зданиями. Во дворе есть небольшой дом, который мы хотели бы получить, чтобы увеличить площадь библиотеки и создать единый комплекс. Также здание может быть расширено за счет реконструкции и строительства мансард. Что касается студентов, то этой аудитории нужны совсем иные фонды, которые могут быть перенесены в любое другое место. Поэтому для них планируется строительство нового здания.
— Сегодня увеличилось количество издаваемых книг. Зато резко сократилось число людей, покупающих новые издания. Казалось бы, в такой ситуации роль библиотек должна возрасти. А как на самом деле?
— Роль библиотек, несомненно, возросла в последние годы. Но за счет изменения в системе образования. Та литература, на которую опиралась вся образовательная структура от школ до аспирантуры, сегодня в значительной степени оказалась ненужной. Потому что была идеологизирована, да и многие вещи за это десятилетие пересмотрены. Вот здесь и возникает проблема старой литературы и новейшей. У нас хороший подбор дореволюционной, довоенной литературы. Что касается новейшей, например, научной литературы, сегодня проблема ее распространения зависит даже не от цены, а от того, что она издается небольшими тиражами. Значит, в магазине ее не найти, а только у автора, издателя или в крупной библиотеке. Такие книги мы целенаправленно ищем даже в провинции, для того чтобы ученый мог ее получить в Москве. В этом смысле наша библиотека чрезвычайно интересна и ценна как для научной общественности, так и для студенческой. Как издательство мы переиздаем монографии, которые вышли лет тридцать тому назад, и новые книги. В год выходит примерно 15 изданий.
— Как вы расцениваете духовный процесс развития молодого поколения?
— Считаю, что в истории России были ситуации и потяжелей. Но сущность любой нации в том, чтобы сохранить себя. Мы это наблюдали даже в области экономического развития. Например, лет десять назад многие начали заниматься торговлей, и это оценивалось сначала негативно. Тем не менее ситуацию дефицита переломили. Почему же мы считаем, что там это возможно, а в духовном плане, где идет смена не только идеологии, но идей, ценностей, авторитетов, это будет по-другому? Человеку нужна культурная или временная дистанция для того, чтобы оценить происходящее.
— Все-таки не кажется ли вам, что сегодня, во времена научно-технического прогресса, книга вторична?
— Все зависит от того, что мы хотим. Если речь идет о совершенствовании человека, о получении знаний, то на самом деле не важен инструмент: добьемся мы результата с помощью только книги, как это было раньше, или с помощью только компьютера, как теоретически возможно это сегодня. Все меняется — такова жизнь. Думаю, что книги, несмотря ни на что, будут существовать.
Беседовала Нина Николаева.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru