Русская линия
Московский комсомолец23.10.2003 

Встретимся в раю
Написала «шахидка» в прощальном письме подруге

Дом, где до октября прошлого года жила 21-летняя Зарета Байракова — одна из террористок, участвовавших в захвате «Норд-Оста», — находится почти на окраине Грозного. Остановку «Новая» от центра города отделяет километров восемь — для чеченской столицы расстояние немалое. В прежние «советские» времена добраться до этого места можно было минут за 30 на троллейбусе. Сейчас даже на машине получается дольше. По утрам Старопромысловское шоссе перекрывается возле Дома правительства. Поэтому путь к матери Зареты — Мадине — получается неблизким.
Район «Новой» — не из фешенебельных. До войны жить здесь считалось совсем непрестижно. По сравнению с центром квартиры в этих местах стоили раз в пять дешевле. Но нынче, когда весь город лежит в руинах, наименее пострадавший Старопромысловский район — один из самых густонаселенных. Трудно сказать, как представляет себе обыватель жилище «шахидки из «Норд-Оста», но на самом деле это обычные муниципальные кирпичные 5-этажки, которые можно встретить в любом российском городе. Разве что уж очень неухоженно вокруг.
Не похожа на «мать террористки» и открывающая дверь невысокая полноватая женщина — Мадина Байракова. Лишь совершенно седые волосы и глаза «на мокром месте» выдают, что за последний год ей много пришлось и поплакать, и пережить. Реакция ее на журналиста оказывается бурной. Общаться и отвечать на вопросы Мадина отказывается наотрез. «Уходите, ничего нового добавить мы вам не можем», — говорит она и закрывает дверь.

Зарета Байракова
«С тех пор как стало известно, что в захвате «Норд-Оста» участвовала Зарета, к Байраковым просто потоком зачастили журналисты, — рассказывает независимая правозащитница Тамара Узумхаджиева. — Корреспонденты самых разных изданий досаждали им, заставляли вспоминать заново все подробности, в очередной раз причиняя боль».
Узумхаджиева сама неоднократно посещала Байраковых, сопровождая, как правило, иностранных журналистов. «В последний раз отец Зареты просто выгнал меня, добавив: «Вы роетесь в нашей беде, делаете на ней деньги, а нам зачем это нужно?», — рассказывает она. За это время Тамара буквально выучила наизусть историю ухода Зареты из дома и появления ее уже в театральном комплексе:
«Это произошло вечером 29 сентября 2002 года. Мать и дочь совершали намаз, когда раздался звонок в дверь. Зарета открыла дверь, прямо в прихожей стала с кем-то разговаривать. Мать, чтобы не отвлекаться от молитвы, не стала прислушиваться к беседе. Слышно было лишь, что собеседник Зареты — женщина. Причем по тону дочери Мадина поняла, что они знакомы. Затем, не заходя в комнату, Зарета вышла, крикнув матери, что она вернется через пятнадцать минут. Мадина заметила лишь, что на ногах гостьи были сухие тапочки, хотя на улице шел дождь, из чего сделала вывод, что та приехала на машине.
Но через пятнадцать минут вместо дочери в квартиру Байраковых поднялись двое вооруженных мужчин в камуфляже. Они вызвали отца Зареты и сообщили ему, что их дочь вышла замуж за их родственника и они будут жить в одном из сел Веденского района».
Подобные методы сватовства в Чечне не редкость, но, как правило, через какое-то время муж обязан с подарками показаться у родных жены. Учитывая тот довольно-таки опасный период, и особенно что ехать нужно было из Ведено, ничего странного в этом не было».
«Через несколько недель Мадина смотрит трансляцию из «Норд-Оста» и в одной из убитых узнает свою дочь. «Я никогда ее ни с кем не перепутаю», — позже говорила она. Родители не могут поверить, что их дочь могла самостоятельно решиться на подобное».
По словам соседей Зареты, она была очень воспитанной и внимательной девочкой, отличалась редкой красотой. Школу закончила на «четверки» и «пятерки». Правда, учиться дальше не пошла — помогала родителям-инвалидам торговать на базаре.
Сейчас Байраковы больше всего боятся за младшего сына — 15-летнего парня стараются не выпускать из дома. Из некогда большой семьи лишь он один живет с родителями. Остальные — еще трое сыновей и дочь — разъехались по российским городам.

Из досье Федеральной службы безопасности РФ:
«Байракова Зарета Долхаевна, 1976 г. р.
29 сентября 2002 года ушла из дома и не вернулась. По словам родных, якобы вышла замуж в селе Дарго Веденского района.
…Братья Байраковой — Бауди, 1979 г. р., и Мурад, 1982 г. р., — подозреваются в причастности к НВФ. В настоящее время их местонахождение неизвестно. По словам родных, якобы занимаются лесоразработками в Иркутской области».

Асет Гишлуркаева
«Асет была из обеспеченной семьи, ни в чем не нуждалась. По характеру — достаточно свободная, не поддающаяся ничьему влиянию, да и вообще придерживалась светского образа жизни, — рассказывает Тамара. — В свое время закончила экономический факультет Чеченского государственного университета с «красным» дипломом».
Асет Гишлуркаева уехала из дома в начале октября. Родным сказала, что едет в Ростов на лечение. По ее словам, грозненские врачи поставили ей диагноз — злокачественная опухоль груди. Далее все то же, что и в случае с Заретой Байраковой. Родные до последнего не подозревали, где находится Асет. И лишь через две недели после «Норд-Оста», как рассказывают, в дом Гишлуркаевых в Ачхой-Мартане ворвались вооруженные «федералы». Дома была семья одного из братьев Асет. Всех, в том числе и двухмесячного малыша, погрузили в «уазик» и повезли в неизвестном направлении. Полуодетые, они были выведены на мороз и построены. Солдаты уже передернули затворы автоматов, когда главный из них приказал отставить и сказал: «Запомните этот день навсегда. Сегодня я подарил вам жизнь».
После этого семья Гишлуркаевой продала все свои вещи и уехала за границу.

Из досье Федеральной службы безопасности РФ:
«Гишлуркаева Асет Вахидовна, 1973 г. р.
В 1997—1998 гг. — секретарь начальника Ачхой-Мартановского РОВД…
Состояла в гражданском браке с лидером ПГ (преступной группировки) Канташевым Тимуром…»


Зура Бициева
22-летняя Зура Бициева из Самашек была достаточно современной девушкой. Окончила училище по специальности секретарь-референт, могла надеть и мини-юбку, и брючный костюм.
«Все эти девушки обычно делились с родными своими проблемами и тревогами. Но все семьи «шахидок» из «Норд-Оста» утверждали, что не знали заранее о намерениях своих детей», — говорит Тамара Узумхаджиева.

Из прощального письма Зуры подруге:
«…Я уехала по воле Аллаха ты знаешь куда….Я сильно плакала и, клянусь Аллахом, не могла есть и вообще ни с кем общаться. Но вдруг нашла хадис, где Пророк запретил держать траур больше трех дней, и с трудом успокоила себя. И то, что мы, инша Аллах, скоро с ним встретимся в раю….Есть одно важное дело, начатое Ибрахимом и мной по воле Аллаха. И сильно прошу, доведи это до конца. Не горюй….Инша Аллах, встретимся в раю».

По словам одного офицера ФСБ, после штурма здания «Норд-Оста» опознано восемнадцать женщин. Кроме трех вышеперечисленных это:
1. Хаджиева Марьям, 1980 г. р., 2. Хаджиева Айман, 1974 г. р., 3. Хаджиева Коку, 1976 г. р., 4. Эльмурзаева Седа, 1984 г. р., 5. Бисултанова Марина, 1983 г. р., 6. Ганиева Фатима, 1975 г. р., 7. Ганиева Хадчат, 1986 г. р., 8. Алиева Секилат, 1977 г. р., 9. Мутаева Малижа, 1971 г. р., 10. Хусенова Лиана, 1979 г. р., 11. Юпаева Заира, 1978 г. р., 12. Дугаева Мадина, 1978 г. р., 13. Курбанова Райман, 1964 г. р., 14. Виталиева Миси (Рашидханова Малика), 1960 г. р. 15. Бакуева Луиза, 1968 г. р.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru