Русская линия
Молодежь ЭстонииСвятейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (Ридигер)09.10.2003 

Время лечит все раны
Интервью Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго, данное Эстонскому телевидению в день отъезда из Эстонии

В рамках передачи «Актуальная камера» на русском языке был показан лишь небольшой фрагмент интервью главы РПЦ тележурналисту Наталье Китам

— Ваше Святейшество, насколько этот визит приблизил или разрешил имущественный спор? Насколько нынешнее положение отвечает условиям, о которых вы договорились с Патриархом Варфоломеем в Цюрихе в 1996 году?

— Мне был задан вопрос после встречи с президентом: могут ли быть совместные богослужения? Я ответил, что нужно решить вопрос равных условий для обеих церквей, это первое, что нужно решить. Мы поставили и перед Министерством внутренних дел, и перед премьер-министром и господином президентом вопрос, который сегодня не урегулирован. Мы надеемся, что вопросы будут решаться, и мы надеемся, что они действительно будут решены.

Наши приходы, которые находятся на территории Эстонии, до сих пор в течение 10 лет были в подвешенном состоянии. Для того чтобы они нормально функционировали, они должны владеть тем имуществом, которое принадлежало испокон веков этим приходам. Раздавались иногда голоса, что нельзя передавать имущество, потому что оно будет вывезено. Никто не собирается никуда ничего вывозить. Все то, что было в Эстонии — останется в Эстонии. И, наоборот, мои подарки, мои дары, которые я передал в Александро-Невский собор и в Пюхтицкий Успенский монастырь, тоже останутся на территории Эстонии. У меня будет встреча с митрополитом Стефаносом (глава Эстонской Апостольско-Православной Церкви в юрисдикции Константинопольского Патриархата. — Н.К.), я ему тоже скажу, что мы должны выполнить то решение, которое было принято в 1996 году в Цюрихе, о равных правах. Наши верующие справедливо иногда говорят, почему же одна церковь имущество имеет в собственности, а другой передается в аренду, и аренда это — не собственность, ее всегда можно прекратить. Поэтому мы должны стремиться к равным условиям для обеих церквей. Я думаю, что если будет поддержка и стремление и со стороны юрисдикции Константинопольского Патриархата, и со стороны Московского Патриархата, то этот вопрос можно решить, потому что никто не претендует на чужое имущество, и наши условия, которые мы выставляем, не ущемляют ничьих прав.

— Значит ли это, что условия аренды должны смениться собственностью, и, если этого не произойдет, то не возникнет ли вопрос законности регистрации Эстонской Апостольской Православной Церкви, которая сейчас находится в подчинении Константинопольскому Патриарху? 11 августа 1993 г. Эстонский Департамент по делам религий зарегистрировал «Синод Эстонской Православной Церкви в изгнании» в качестве единственного законного правопреемника межвоенной ЭАПЦ. ЭАПЦ формально получила все права на имущество, а в 2002 г. отказалась в пользу государства от храмов, где приходы и священники признавали окормление Московского Патриархата, на условиях, что в собственность братьям по вере эти храмы отданы не будут, а только в аренду.

— Я думаю, мы должны идти последовательно. В протоколе о намерениях, который был подписан в октябре прошлого года, сегодня значится 13 объектов, которые должны быть переданы в аренду, которые государство должно передать Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата. Нужно выполнить это. На следующем этапе, я думаю, надо ставить вопрос в отношении собственности. Но это уже следующий этап. Это постепенно надо решать. Потому что накопилось много проблем, которые сразу не решить, но при доброй воле их можно решить. Я думаю, что гостеприимство, которое оказывается мне со стороны государства Эстонии, является определенной гарантией того, что вопросы будут решаться.

(По заверениям специалистов МВД Эстонии, на передачу 13 объектов уйдет не менее двух лет. Это объясняется и тем, что при возврате имущества и осуществлении с ним сделок необходимо выполнить все землемерные работы. — Н.К.)

— Вы возвращаетесь в Россию и, вероятно, встретитесь с президентом Владимиром Путиным. Что вы ему скажете, какую политическую оценку дадите Эстонии? Каково сейчас положение русских в Эстонии?

— Как мне говорили, все-таки безработица уменьшается, но велик процент безработицы среди русского населения, потому что особенно в Кохтла-Ярве, в район Нарвы приезжали русские на тяжелые работы — в шахты и в химическую промышленность. В этом отношении создание совместного предприятия Нижнетагильским вагоностроительным заводом и предприятием в Ахтме по строительству нефтеналивных цистерн — очень хороший пример создания рабочих мест в основном для русскоязычных людей и безработных. Люди не должны привыкать, что они должны жить на пособие по безработице, они должны работать и вносить свой вклад в укрепление страны, в которой они живут. Я, конечно, буду рассказывать Владимиру Владимировичу Путину о своей поездке. Потому что накануне своей поездки, когда он отправлялся в Соединенные Штаты Америки, он с борта самолета позвонил мне. Пожелал доброго пути, успешного осуществления моей миссии. Я расскажу ему, что я увидел в Эстонии, впечатления эти добрые и хорошие, во всяком случае, ко мне ни один человек не обращался с просьбой решить социальные проблемы… Есть районы в Российской Федерации, когда мы там бываем, где нас просят решить социальные вопросы. Но Эстонская Православная Церковь Московского Патриархата, я это сказал и на приеме у господина президента, должна принимать живое участие в решении социальных проблем и, главное, преодолевать рознь, которая была в начале 90-х. Межнациональной розни, которая была в 90-х годах, сегодня я уже не почувствовал. Так что, я думаю, время лечит все раны. Потому что все — жители Эстонии. Какой бы они национальности ни были, какого бы они вероисповедания ни придерживались, для них Эстония сегодня — это их Родина, и они должны вместе строить будущее.

— Каково значение Русской Православной Церкви в построении «Русского мира», связей между диаспорами и метрополией?

— В последнее время много людей из России мигрируют в разные страны, поэтому сейчас все время мы получаем просьбы об открытии новых и новых приходов. Только за последнее время мы открыли приходы в Рейкьявике в Исландии, в Норвегии — два прихода, и в Панаме, и в Манчестере в Великобритании, и в Германии — целый ряд приходов. Потому что русская диаспора, которая оказалась за рубежом, — некоторые выехали на заработки, некоторые женщины вышли замуж за местных жителей той страны — в Русской Православной Церкви чувствует живую связь с родиной. Поэтому нам приходится откликаться на эти нужды, и на каждом заседании Синода мы открываем целый ряд приходов. Нам приходится готовить кадры священнослужителей, которые знают местные языки, чтобы они влились в это общество. И когда с официальным визитом Москву посещал президент Исландии, он приезжал в Данилов монастырь, я его принимал. Я его поблагодарил за то, что в Рейкьявике была зарегистрирована Русская православная община, я заверил его, что наши священники не будут заниматься прозелитизмом. Он говорил: «Нам очень важно, чтобы было присутствие православного священника с Востока, потому что через Скандинавию у нас тысячелетние связи, и эти связи за последние годы были утеряны, и надо их восстанавливать. И мы должны знать, как развивается религиозная жизнь, как претворяются христианские ценности в Восточной Европе, в России».

— Ваше Святейшество, ваше светское имя — Алексей Михайлович Ридигер — числится в списках граждан Эстонии. Российское законодательство позволяет наличие двойного гражданства. Может быть, подобный шаг, а именно, взять то, на что вы имеете право, и получить уже через год паспорт гражданина Европы, был бы разумным шагом?

— Видите ли, вы задаете мне этот вопрос впервые. Когда в начале 90-х годов нашу церковь называли церковью мигрантов и оккупантов, я говорил: какой же я оккупант (улыбается), когда я родился в Эстонии, и я потенциальный гражданин Эстонии. Но мне никогда не ставился вопрос в отношении гражданства. Подумаем…

— Эстонское законодательство позволяет иметь двойное гражданство, поскольку вы правопреемный гражданин по рождению, а не по натурализации.

— Тогда мне не потребуется каждый раз получать визы…

— А потом и Шенгенскую…

-…то посещать паству будет легче… Подумаем. (улыбается.)

— Нужно ли сохранить в Эстонии гимназическое и высшее образование на русском языке?

— Я думаю, что надо, но чтобы в средних школах и в гимназиях изучался эстонский язык, чтобы молодое подрастающее поколение знало бы эстонский язык и разговаривало на нем. Вот я — один из примеров обучения эстонскому языку в школе, знание, которое сохранилось на всю мою жизнь. Потому что эстонский язык — язык большинства граждан, и каждый, кто живет в Эстонии, должен знать эстонский язык.

(Патриарх Алексий II свободно говорит на эстонском и ведет церковные службы. 10 лет не имея разговорной практики, он дал длинное интервью ЭТВ на эстонском языке, поразив журналистов отсутствием акцента и ошибок. — Н.К.).

Когда я был в Казахстане, у нас была встреча с президентом Назарбаевым. Я говорил ему, что люди, приехавшие в Казахстан, в большинстве своем не по доброй воле приехали: были высланы или приехали на освоение целины. И для людей в 50−60 лет изучить тюркский язык очень сложно. Я думаю, что и для пожилых людей, живущих в Эстонии, тоже трудно, потому что это совершенно разные языковые группы. А молодежь должна изучать эстонский язык. Я думаю, что сохранение русских школ, русских гимназий поможет дальнейшему сохранению русской культуры здесь, в Эстонии. А культуры взаимно обогащают друг друга. В Эстонии всегда была русская культура, и русские обогащались эстонской культурой, а эстонцы — традициями русской культуры.
— Спасибо.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru