Русская линия
Страна.Ru Константин Кинчев06.10.2003 

Демократия приводит к нацизму
Лидер «Алисы» делится своим мировоззрением даже с теми, кто его не принимает

В конце октября выходит в свет новый альбом группы «Алиса». Его издание приурочено к 20-летию группы. Накануне юбилея, лидер «Алисы» Константин Кинчев рассказал обозревателю Страны.Ru Марии Свешниковой о том, что эти два события значат лично для него.

— Константин, если не ошибаюсь, рабочим названием альбома «Сейчас позднее, чем ты думаешь» было — «Антихрист». Почему ты изменил название альбома?

— Действительно, было рабочее название «Антихрист», но не только оно. Еще было «Небо славян». Почему было название «Антихрист»? Потому что эту песню я написал самой первой, когда не было еще альбома, не было остальных песен. Была песня «Антихрист», и вокруг нее я уже решил собирать остальные. Когда они начали появляться, я понял, что «Антихрист» всего лишь проходная песня в этом альбоме, и, соответственно, название как бы само собой растворилось.

— Получилось, что центральная песня «Небо славян»?

— Судя по тому, что издатель остановился на ней — да. Хотя, по моим ощущениям, центральная песня все-таки «Всадники». По мощи и драматизму. А по сути, конечно, самая главная для меня в альбоме песня «Званные». Но мне хотелось, чтобы в названии была пища для размышлений, поэтому появилась эта цитата. Я не знал, из кого, только сегодня на пресс-конференции просветил отец Андрей (Кураев). Но я это где-то прочел — «Сейчас позднее, чем ты думаешь», — а где, забыл. («Сейчас позже, чем мы думаем. Апокалипсис уже совершается!» — утверждал духовный писатель иеромонах Серафим (Роуз. 1934−1982), ученик известного чудотворца и святителя XX века — Иоанна Максимовича — ред.)

Поэтому у меня на обложке появились штрих-коды, с которыми и отец Андрей борется. Все, что было сказать, было сказано. Это касается каждого человека — не вообще нас как «народонаселение», а каждого человека. Полезно задумываться о том, что сейчас уже поздней, чем мы думаем, поскольку смерть, она настигает каждого из нас. И зачастую, как правило, внезапно.

— С твоей точки зрения, чем этот альбом отличается от предыдущих, например, от «Солнцеворота»? «Солнцеворот» тоже довольно «православный», если так можно выразиться.

— Большей мировоззренческой концентрацией и меньшей социальной размытостью. По моим ощущениям, в этом альбоме Духа больше, нежели в «Солнцевороте». Я могу ошибаться, но хотелось бы, чтобы было так.

— Как ты думаешь, возьмут ли в радиоэфир какие-то песни из нового альбома? Ведь большая часть радиостанций считает, что твои сегодняшние песни «не в формате"…

— Я не знаю. Надо общаться с владельцами радиостанций и спрашивать их о формате и об отсутствии группы «Алиса» в их ротации. Хотя ответ очевиден — боятся. Поскольку то, что они планомерно взращивали, и взрастили-таки, облекли «в формат», по сравнению с тем, что делаю я, выпадает из их представления.

А может, потому, что мои песни будут им мешать привлекать рекламодателей.

— В этом альбоме есть ощущение национализма?

— Надеюсь, что есть ощущение национализма истинного, а не мнимого. Цитируя книгу протоиерея Владислава Свешникова «Заметки о национализме подлинном и мнимом», скажу так: если возникают ощущения национализма истинного, то это плюс мне как автору. Если не возникают, то минус. Потому что национализм истинный, он базируется, прежде всего, на вероисповедании, и, соответственно, на недопустимости самовольно решать те или иные вопросы. Даже когда ты видишь абсолютно ясный для себя негатив.

Поэтому одна из строчек в песне «Званные» звучит следующим образом: «Устоять на краю, да не впасть в самосуд, вот такое дано дело нам». Хотя искушение впасть в самосуд время от времени накатывает с огромной силой.

— Как ты считаешь, национализм отличается от любви к родине и патриотизма?

— Национализм истинный — нет. Нацизм отличается. Потому что нацизм — это не борьба с врагом внутри себя, а поиски врага внешнего. Это самый простой и банальный путь, ведущий к кровопролитию. А поскольку этот путь прост, поскольку врага внешнего проще найти, то как раз туда, в эту бездну молодые люди, не поддержанные с позиции государства никакой идеологией, зачастую и падают.

Поэтому демократия рождает нацизм. Это мое убеждение. Либеральный строй, демократия — все это рождает нацизм. А национализм он взращивается именно вероисповеданием и своей ответственностью перед народом, перед Родиной, перед Отечеством. Вот разница между этими двумя понятиями. Во всяком случае, для меня она очевидна. И печаль и беда в том, что этого не понимает основная часть населения. В том числе и правительство, и представители всевозможных партийных группировок.

— Песня «Звезда свиней» — про выборы. В этом году выборы. Ты ее будешь петь снова?

— Наверно, нет. Мне просто почему-то не хочется ее петь. Есть более достойные песни, которые хочется петь. Для себя я руководствуюсь только этим импульсом — хочется спеть ту или иную песню или не очень. Если не очень, я ее не пою, хотя вроде как ситуация диктует или зрителю нравится, но это все не ко мне.

Есть очень тонкая грань между шутовством и клоунадой. Как только ты начинаешь думать, как бы понравиться уважаемой публике, ты превращаешься из шута в клоуна, но клоун — это профессия, а шут — призвание. Поэтому лучше оставаться все-таки шутом и делать то, что ты считаешь нужным. То, что ты считаешь нужным, и то, что, прежде всего, греет тебя. То, что считаешь важным.

— Большинство «звезд», с которыми приходится общаться, говорят, что политика им не интересна, за новостями они не следят и если им заплатят — будут выступать чуть ли не за любую партию. Насколько правильно, что люди, имеющие влияние на сознание подрастающего поколения — аполитичны?- Это циничная, но честная позиция. Я не могу за всех говорить. О себе скажу, что я делюсь своим мировоззрением. Оно у меня достаточно четко сформулировано. Делюсь с теми, кто это мировоззрение принимает, и даже с теми, кто не принимает. Это уже дело свободы выбора каждого. Скажу честно, мне было бы приятно, чтобы мое мировоззрение принималось большим числом людей, потому что основа нравственного становления и личности, и государственности лежит в стенах храма. Поэтому мне бы хотелось, чтобы как можно больше людей смело могли себя назвать верующими людьми, христианами. А еще бы более емко — просто православными.

— 20 лет жизни с группой. Что это для тебя?

— Это временной отрезок, не более того. Для меня 20 лет — это всего лишь один день рождения, который больше не повторится никогда. Возможно, что так Господь управит, что будет и 25-ти и 30-ти летие. Но 20-летие уже не повторится. Поэтому, 20 лет — календарная дата и все.

— А есть какие-то другие даты, которые для тебя имеют значение?

— Да, конечно. Дата рождения. Появление меня как физической единицы на земле. Дата душевного рождения, то есть обретение профессии, призвание к которой я испытывал достаточно долго. И обретение духовного рождения — принятие крещения. Пожалуй, вот все три даты. Остальные даты в сравнении с этими не имеют никакой ценности.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru