Русская линия
Итоги Дмитрий Серков07.10.2003 

Человек — ошибка природы
В Москве прошла Всемирная конференция по изменению климата, многие из участников которой поставили под сомнение не только дальнейшее развитие человеческой цивилизации, но и ее существование

Пессимистический настрой ученых основан не только на оценке масштабов разворачивающегося на планете Земля экологического кризиса. Куда больше представителей науки беспокоит беспомощность человечества перед будущим. Дальнейшее развитие цивилизации толкает людей в пропасть, уверен академик РАН, профессор, доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией механики природных процессов Института механики МГУ Самвел Григорян. Выводы, которые изложил ученый в своем докладе «О природе глобального экологического кризиса на Земле», вполне можно назвать квинтэссенцией множества выступлений его коллег, озабоченных проблемой климатической изменчивости.

Математики могут с помощью формул описать все — работу механизмов, движение космических тел, жизнь человека. А вот заложен ли в поведении природы некий математический алгоритм или его придумал человек исключительно для оправдания своих действий? Академик Григорян честно признается, что не знает точного ответа на этот вопрос.
Сегодня, когда неизбежность экологической катастрофы очевидна, ученые всего мира судорожно пытаются разработать математическую модель прогнозирования климатических изменений

При этом Самвел Григорян относительно будущего человечества придерживается весьма пессимистической позиции. Основана она, по его утверждению, на ужасающем опыте: «Люди всегда хотели создать рай на земле, стремились к обилию пищи и комфортной жизни. На пути к этой цели человек, главным отличием которого от иных живых форм на Земле является наличие интеллекта, постоянно создавал различные устройства и процессы для облегчения и улучшения условий своего существования, быстро вовлек в этот процесс для его интенсификации несолнечные источники энергии, а в результате человечество получило неустойчивую технологическую основу современной цивилизации».

Григорян считает, что в течение весьма длительного времени существования живой материи на планете ее биомасса строго определялась количеством поступающей на Землю солнечной энергии. С изменением климата и других условий обитания менялись состав и разнообразие живых форм. Появление человека на этот процесс не влияло до тех пор, пока им не были обнаружены легкодоступные и обильные источники несолнечной энергии — уголь, газ, нефть, а затем и атомная энергия.

Достичь всеобщего благоденствия человеку так и не удалось. Причиной неудачи, по мнению ученого, является чисто биологический фактор: наличие у всех живых форм, включая человека, избыточной способности к размножению — необходимого условия для устойчивого существования этих форм. При изменении объемов экологических ниш этот фактор срабатывает автоматически, и ниши постоянно оказываются предельно заполненными, так что значительная часть их обитателей балансирует на грани физического выживания. Попытка построения рая в человеческой нише за счет несолнечных источников энергии по этой причине провалилась: пропорционально все нарастающему количеству такой энергии возросло число людей на Земле, однако большинство из них по-прежнему живет впроголодь.

Но в то же время эта попытка привела к резко нарастающим отрицательным для всего живого изменениям в среде его обитания, которые могут достичь масштабов катастрофы. И этот процесс постоянно усугубляется. По математическим расчетам Григоряна, для того чтобы человечество могло вписаться в естественные циклы биосферы, население планеты должно быть уменьшено раз в десять. Понятно, что это вряд ли возможно.

«Технологическая основа современной цивилизации крайне неустойчива, — говорит Самвел Григорян. — Она „висит“ на нефтегазовой „аорте“, и даже небольшие нарушения в ее работе в состоянии породить глобальные потрясения в жизни человечества».

Попытка построения людьми рая на земле провалилась, и сегодня венец творения природы — человек — стоит на пороге катастрофы

Принципиальная невозможность построения всеобщей гармонии за счет неограниченного роста потребления несолнечной энергии диктует возможное решение проблемы надвигающейся катастрофы. Понятно, что человеку необходимо ограничить потребление энергии. Но до каких пределов?

«Установление „высоты“ такого энергетического барьера — это задача науки, одна из труднейших и важнейших, — считает академик Григорян. — Реализация же этой ограничительной меры — административно-организационная. Понятно, что эта задача — одна из глобальных задач человечества. Если человек способен ее решить, тогда он действительно homo sapiens. Если же нет (а на сей счет есть большие сомнения — история человечества свидетельствует, что оно очень часто действовало не лучшим образом), то надо будет с горечью признать, что человек — единственное в природе существо, наделенное мощным интеллектом, — не есть вершина достижений живой природы, а ее грубая ошибка!» Печально, по мнению ученого, то, что понимание серьезности угрозы глобальной катастрофы придет только после того, как закончатся сырьевые запасы, и тогда в борьбе за свое дальнейшее существование люди попытаются начать поиск альтернативы. Однако прозрение может прийти слишком поздно.

Как образец гармоничного сосуществования человека и природы академик привел пример развития древнекитайской цивилизации: «Она создавалась тысячелетиями, и основой ее были земля, вода, воздух и физическая сила животных и человека. До сих пор на территории, где проживает пятая часть населения Земли, есть районы, где не используются традиционные энергетические источники и уже несколько сотен лет культивируются одни и те же земли. Эти места глобальный экологический кризис затронет в последнюю очередь».

По глубокому убеждению Григоряна, единственным способом изучения динамики развития климата и проблем глобальной экологии сегодня могут быть методы математического моделирования и анализ предшествующих этапов развития природы. В лаборатории механики природных процессов, которой он руководит, оценили роль антропогенного фактора на современном этапе эволюции биосферы, и выяснилось, что человечество производит по меньшей мере в 2000 раз больше отбросов органического происхождения, чем вся остальная биосфера.

«Мир живет во власти странных иллюзий, — продолжает академик Григорян. — Существует представление, будто необдуманное использование природных ресурсов может продолжаться неограниченно долгое время и без каких-либо последствий. Это большое заблуждение. Некоторые ученые говорят: надо стремиться осваивать Вселенную в поисках новых видов энергии. Уверен, что природа живой материи резко воспротивится этому».

Научный мир сегодня ожесточенно спорит о том, как меняется климат на Земле и к чему могут привести такие изменения. Экологи пугают перспективой, что будущие поколения ожидает незавидная участь — жизнь на отравленных кислотой пустырях. Как математик Григорян не может заниматься измышлениями, он оперирует только фактами и потому утверждает, что сценарий будущего может быть совершенно иным. По его мнению, сегодня правильнее было бы говорить не об изменении климата, а о планомерном его уничтожении. Уничтожение лесов, опустынивание, сокращение пастбищ — это не изменение климата, как пытаются представить некоторые ученые, а результат ненормального развития человечества. Но человек тем не менее продолжает действовать как хищник, и чем сильнее он становится, тем более опасен. Единственное, что, по мнению ученого, может спасти планету, — это природа: «Она все равно сильнее человека и возьмет свое. Биологическая машина планеты просто не даст ее уничтожить. В природе ведь все совершенно! Возьмите хоть муравья или березу. Они — предел совершенства! И потому окружающая нас природа неуничтожима. Весь фокус в том, что человеческой цивилизации уже не найдется места в таком совершенном мире. Она изживет сама себя. И только мы сами будем виноваты в том, что наш интеллект все время был направлен на уничтожение того, что его создало».

Сегодня, по мнению Самвела Григоряна, люди должны, подобно далеким кроманьонским предкам, снова воспринимать себя частью окружающей природы: «Но есть принципиальное отличие человека, принадлежащего современному обществу, от нашего доледникового предка: мы обладаем набором знаний и потому способны ставить себе цели развития. Когда-то я ввел в обиход термин „коэволюция человека и биосферы“. Он означает такое поведение человечества и каждого человека в отдельности, которое способно обеспечить совместное развитие биосферы и человечества. Сегодняшний уровень развития науки и наших технических возможностей делает принципиально реализуемым этот режим коэволюции. Другими словами, у нас есть исторический шанс быть не покорителями природы, а ее детьми».

Выводы Самвела Григоряна о будущем нашей планеты, безусловно, выдают в нем сторонника версии об антропологическом воздействии на природу. Он так и говорит: «Достоверным чаще всего бывает то, что приносит заведомый вред». То есть губительная деятельность человечества не вызывает у него сомнений. Конечно же, многие не согласны с таким подходом.

Например, директор Института глобального климата и экологии Росгидромета и РАН академик Юрий Израэль в беседе с корреспондентом «Итогов» выразил уверенность, что обрушившиеся в последнее время на планету природные катаклизмы вовсе не результат человеческой деятельности, а всего лишь отголосок происходящих циклических изменений климата. Одни циклы исчисляются столетиями, другие несколькими годами. И для каждого из них, по мнению Юрия Израэля, характерны те или иные погодные проявления. Например, последний ураган в США — это явление, характерное для пятилетних циклов, а серия наводнений, произошедших за два последних года, скорее всего может быть отнесена к столетним периодам изменения климата. Антропогенные факторы, как полагает известный ученый, тут ни при чем, они не могут привести к глобальной катастрофе, поскольку человеческая цивилизация в своем влиянии на природу все же еще не настолько всемогуща.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru