Русская линия
Еженедельный журнал Марк Завадский24.09.2003 

Виза для Бога
На визит Далай-ламы в Калмыкии возлагают разные надежды. Вплоть до самых неожиданных

«В 1998 г. Кирсан сказал, что нужно помолиться миллион раз — и далай-лама приедет. Мы уж, наверное, триллион раз помолились, и все никак», — сокрушается баба Норма. «Каждый день молимся, ждем и благодарим нашего Кирсана Николаевича», — добавляет баба Надежда. Далай-ламу в Калмыкии ждут почти каждый год — надежда увидеть «живого бога» подогревается всевозможными слухами и домыслами, пик которых, как правило, приходится на начало осени.

В прошлом году после официального отказа в визе элистинский буддийский центр «Гелугпа» даже организовал «буддийский десант» в Москву. Около ста человек тогда в течение часа стояли перед зданием МИДа с плакатами «Дайте визу далай-ламе». «Через час подогнали автобус, — вспоминает баба Норма, — подошли люди в серой форме, говорят, идите с нами.

А мы и не поняли, кто это. Спрашиваем, а чай будет? Будет, будет, говорят, и чай будет, и сухари, и пряники». Впрочем, в отделении милиции бабушек из уважения к их возрасту сразу же отпустили. В этом году, если Его Святейшество в очередной раз в Россию не пустят (на момент подписания номера российский МИД так и не дал окончательного ответа), никаких манифестаций, скорее всего, не будет — далай-лама попросил всех буддистов воздержаться от акций протеста.

МОЛИТВОЙ И АППАРАТНЫМИ ИГРАМИ
В этот раз разочарование должно быть даже сильнее, чем в прошлом году: ожидания достигли невиданного ранее накала. Если верить калмыцким газетам, в первой половине сентября будущий визит далай-ламы стал чуть ли не главным вопросом российской внутренней и внешней политики. (Впрочем, такие преувеличения вообще в стиле Илюмжинова: в начале января в эфире местного телевидения он, например, заявил, что в ходе декабрьской встречи Путина с председателем КНР Ху Цзиньтао по настоянию калмыцкого лидера визиту далай-ламы было уделено чуть ли не полчаса из общей полуторачасовой беседы.)

Итак, в середине июля Илюмжинов встретился с Путиным и вроде бы получил добро на приезд тибетского лидера. 27 августа Илюмжинов вместе с епископом Калмыцким и Элистинским Зосимой вручил в Дхармасале (индийском городе, ставшем резиденцией далай-ламы после бегства из Китая) Его Святейшеству приглашение приехать в Калмыкию. Уже на следующий день на первой полосе «Известий Калмыкии» появилось огромное совместное фото Илюмжинова и далай-ламы под заголовком: «Далай-лама XIV приедет в сентябре».

В первых числах сентября в Калмыкию из Америки прилетел духовный лидер калмыцких буддистов Тэло Тулку Ринпоче для того, чтобы все подготовить к визиту Его Святейшества. 10 сентября он провел большой молебен в Центральном калмыцком хуруле (новом буддийском храме в пригороде Элисты) и через местные СМИ попросил всех калмыцких буддистов молиться за приезд далай-ламы. На прошлой неделе специальную службу Махакале «для устранения препятствий» для визита далай-ламы проводили по всей Калмыкии. В центре «Гелугпа» был даже организован молитвенный марафон: элистинские буддисты, сменяясь, читали молитвы без перерыва в течение трех суток.

Сам Илюмжинов тем временем находился в Москве, где пытался решить проблему с МИДом аппаратными средствами. Если верить калмыцким СМИ, под началом Кирсана на российское внешнеполитическое ведомство давила целая команда «политических тяжеловесов»: Волошин, Степашин, Селезнев, Сурков и еще целая куча всевозможных больших начальников — все они в беседах с Илюмжиновым «выражали поддержку» или «обещали оказать содействие». «Кирсан всегда стоит за нас, за наш буддийский народ, — говорит один из прихожан в хуруле, показывая мне соответствующие газетные вырезки. — Все, что у нас здесь есть, только благодаря ему».

Впрочем, люди информированные не очень верят в то, что далай-лама действительно этой осенью появится в калмыцких степях. Даже Михаил Бурнинов, отвечающий в администрации Илюмжинова за религиозные дела, без особого подъема рассказывал об «организационном комитете», который после трех заседаний «в общих чертах определил программу визита». Черты эти и впрямь весьма туманны: далай-лама пробудет в Элисте то ли три дня, то ли пять и вроде собирается выступить перед прихожанами там же, где выступал в 1992 г., — на огромном поле возле нового здания хурула, которое он затем должен освятить. Впрочем, по тону Бурнинова чувствуется, что он сомневается в успехе. «Россия недавно подписала с КНР договор на 4 миллиарда, — заметил он в разговоре с корреспондентом „Журнала“. — Сейчас Москва не будет ссориться с китайцами из-за какой-то Калмыкии. Подождут, когда первые деньги поступят, тогда, может, и дадут визу».

Похожая позиция и у руководителя исполкома калмыцкого отделения «Единой России» Сергея Овшинова. (Заметим, что «ЕР» — единственная партия, у которой есть шанс использовать визит в собственных пропагандистских целях: Сергей Овшинов раньше работал в команде Илюмжинова, и местное отделение «ЕР» считают опорой калмыцкого президента.) Овшинов пускается в туманные рассуждения о возможности «телевизионной встречи с далай-ламой при участии всех прогрессивных сил республики под эгидой «ЕР», но тут же добавляет: «Хотя мне кажется, что не пустят. Не то чтобы я сомневаюсь в Кирсане, но момент нынче не тот».

ТИБЕТСКИЙ ДЖОКЕР
Люди, близкие к исполнительной власти в Элисте, склонны объяснять необычайно активный пиар визита вполне прозаическими причинами. По мнению источников «Журнала» в правительстве Калмыкии, сегодня положение Илюмжинова в республике как никогда шатко. Последние месяцы федеральный центр посылает в Элисту одну проверку за другой.

За полгода в республике сменились все руководители силовых министерств — на посту глав ФСБ, МВД и прокуратуры людей Илюмжинова сменили никак не связанные с нынешней калмыцкой властью чиновники. Бывший глава МВД Тимофей Сасыков, которого в конце мая хитростью выманили из республики и немедленно арестовали по обвинению в самоуправстве и нарушении должностных полномочий, пока отпущен под подписку о невыезде — поговаривают, что Сасыков дал нужные показания.

В декабре прошлого года уже сам Илюмжинов фактически расформировал правительство и взял на себя функции премьер-министра. «Сейчас у нас никто не работает, — говорит собеседник «Журнала», близкий к администрации калмыцкого президента, — все чего-то ждут. Причем отнюдь не визита далай-ламы».

В связи с этим грядущие выборы в Народный хурал (калмыцкий парламент), которые должны состояться 7 декабря одновременно с думскими выборами, могут стать определяющими для будущего Калмыкии. Для противников нынешнего калмыцкого президента избрание «нужного» Хурала — чуть ли не единственная возможность избавиться от Илюмжинова до истечения срока его полномочий: согласно Степному Уложению (конституции республики) парламент может отстранить президента от власти. Соответственно и для Илюмжинова жизненно необходимо провести в Народный хурал своих сторонников. Вот и весь секрет с шумихой вокруг возможного приезда высокого гостя. Дадут далай-ламе визу — не дадут, но Илюмжинов-то сделал все, что мог. И весь калмыцкий народ об этом знает — местные СМИ президентские усилия не оставили без внимания.

Когда в российских газетах пишут, что власть Илюмжинова в республике держится на страхе, это не совсем так. Во многом она держится на вере и благодарности. По некоторым оценкам, до 30% из тех, кто голосует за Кирсана, делает это из благодарности за его вклад в развитие буддизма в Калмыкии. Кстати, вклад этот не отрицает даже оппозиция. Калмыкам в течение десятилетий, сначала в сибирской ссылке, а потом и на родине, запрещали практиковать буддизм, поэтому сегодня отношение власти к религии имеет для избирателей огромное значение. За те десять лет, что Илюмжинов находится у власти, по всей Калмыкии построено несколько десятков хурулов, Кирсан выделяет стипендии для обучения калмыцких послушников в индийских монастырях, в Калмыкии один за другим проходят ритриты (буддийские учения) с участием самых почитаемых учителей и лам — последний состоялся в начале августа и собрал несколько тысяч человек со всей России. В начале октября в Элисту должны приехать десять тибетских монахов, чтобы участвовать в одном из важнейших ритуалов тибетского буддизма — «посвящении Калачакры». Причем в организации этой церемонии официально задействовано несколько калмыцких министерств и ведомств.
Фактически Элиста стала центром российского буддизма или, во всяком случае, позиционирует себя в качестве такового, что не может не льстить калмыцким буддистам, которые поэтому в массе своей — самые преданные союзники калмыцкого президента. «Если кто в автобусе начнет Кирсана ругать, так я уж не молчу, все выскажу, что о нем думаю», — говорит баба Норма. — «А что, часто ругают?» — «Люди разные встречаются, есть хорошие, есть плохие, да и не угодишь на всех. Вон, даже солнце не всем нравится».


Приезд далай-ламы калмыцкие буддисты рассматривают как действенный способ решения вполне конкретных социальных и экономических проблем, которых в республике немало. Надежды превратить Калмыкию в офшорную зону и тем самым привлечь сюда инвестиции рухнули после принятия новой редакции Налогового кодекса (см. «Журнал».41). Промышленности в республике нет, сельское хозяйство, как и везде, убыточно. Само присутствие Его Святейшества способно, по мнению многих, благотворно повлиять на обстановку. «Преступность должна уменьшиться, — говорят в хуруле, — может, пить станут меньше. Безработица опять же…»

Визит далай-ламы, «посвящение Калачакры», ритриты — это своеобразный ответ калмыцкого президента на те экономические и политические трудности, которые сегодня переживает Калмыкия. Очень «по-кирсановски» — Илюмжинов обожает нетривиальные решения. Сложно сказать, насколько сам он верит в возможность чудесного возрождения республики с помощью очищения ее ауры, но, похоже, другой экономической и социальной программы у него сегодня нет. Во всяком случае, по мнению собеседника «Журнала» в одном из калмыцких министерств, «экономическое развитие сейчас пущено фактически на самотек, первый заместитель председателя правительства Алексей Орлов, который по идее и должен заниматься экономическим строительством, в республике бывает редко». А так, глядишь, проблемы решатся сами собой. Вот и пример хороший перед глазами есть: в Монголии многие полагают, что именно после «посвящения Калачакры», проведенного там в 1995 г., дела в экономике страны начали выправляться.
Элиста-Москва


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru