Русская линия
Ведомости Мария Кувшинова17.09.2003 

И. о. величества Комедия о том, как просто быть Богом

Завтра в российских кинотеатрах стартует картина Тома Шедьяка «Брюс Всемогущий» — тот самый фильм, который в середине мая вынес из первых строчек американского бокс-офиса вторую «Матрицу», а в маленькой Литве за три дня проката собрал целых $ 52 000.
Одного синопсиса уже достаточно, чтобы народ повалил валом: неудачливый репортер из Баффало на пороге своего сорокалетия встречает Господа Бога, высказывает ему накопившиеся претензии и вместо компенсации получает предложение навести на земле порядок собственными силами.
Фильм Шедьяка начинается как дань уважения притихшим в последнее время братьям Фарелли — пересказывать шутки не имеет смысла: все они максимально удалены от божественного и находятся ниже линии пояса. Однако по мере развития сюжета стойкий запах общественного санузла потихоньку выветривается — Бог в исполнении Моргана Фримена совершенно не случайно впервые появляется на экране в униформе уборщика и со шваброй в руках.
Грешным делом начинает казаться, что Том Шедьяк из режиссера переквалифицировался в политтехнолога и отрабатывает полученный от Господа Бога заказ по перепозиционированию и улучшению имиджа. С тех пор как Каин, роптавший на Бога, получил самую плохую в мировой истории прессу, подход к богохульникам сильно переменился: герой Фримена ласково треплет отвратительного Брюса по плечу и дозволяет ему устраивать собственные мелкие дела.
Завороженная игрой в Бога публика может ненароком и не заметить, что Шедьяк, подобно Ларсу фон Триеру, во весь экран демонстрирует ей зеркало: вот вы какие на самом деле. Надели вас безграничной силой и безнаказанностью, так вы первым делом спалите соседскую хату.
Исполнитель главной роли Джим Керри в «Брюсе» повторяет отработанный еще в «Маске» актерский прием: под воздействием сверхъестественных обстоятельств из обычного кривляки он превращается в кривляку харизматического. Для начала наделенный божественной силой Брюс приказывает расступиться водам в миске с борщом, затем стягивает с неба луну, дабы осветить романтический ужин с подружкой (Дженнифер Анистон). Следующее за тем катастрофическое наводнение в Китае мы видим уже в телевизоре, и оно нас как будто бы не касается (как и все, что мы видим в телевизоре).
Потом Брюс направляет на землю парочку метеоритов, чтобы вовремя оказаться на месте падения с камерой и заслужить одобрение начальства, — совершенно непрозрачная пародия на принятый в современных СМИ способ производства сенсаций.
Однако в его компьютер в виде электронных сообщений начинают поступать миллионы молитв. После того как Брюс в целях экономии времени всем просителям отвечает утвердительно, мы имеем возможность убедиться в том, чего на самом деле хотят страждущие: они хотят выиграть в лотерею.
Эта совсем уже оруэлловская деталь окончательно убеждает в том, что миллионы зрителей, пришедшие посмеяться и поиграть в Бога, стали жертвами самого неприкрытого, белого и возвышенного пиара. Американские религиозные организации протестовали совершенно напрасно. «Брюс Всемогущий» сделан с такой симпатией к Богу и с таким брезгливым сочувствием к человечеству, что после него слова перестают складываться в молитвы и становится неловко взывать к небу со своим бесконечным нытьем.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru