Русская линия
НГ-Религии Олег Недумов17.09.2003 

«Колесо времени» докатилось до России
Нельзя сваливать в одну кучу политику и религию, считает лидер монгольского буддизма в изгнании Халха Джебдзун-дамба Римпоче IX

В Москву 22 августа прибыл глава буддистов Монголии, находящийся в изгнании, один из наиболее приближенных к Далай-ламе людей — Богдо-гэгэн Халха Джебдзун-дамба Римпоче IX. О целях своего визита в Россию, взаимоотношениях со светскими властями, о положении буддизма в современном мире Богдо-гэгэн рассказал в интервью «НГР».
Из досье «НГР»
Посвящение Калачакры (в переводе с санскрита «колесо времени») — буддийский ритуал, основной частью которого является сооружение из песка и затем разрушение мандалы — буддийской модели Вселенной. Согласно буддийскому преданию, совершение обряда приносит гармонию и очищение пространства, людей и всего живого. Считается, что посвящение Калачакры защищает от стихийных бедствий и катастроф. Жители Монголии, к примеру, уверены, что после проведения в 1995 году этой церемонии в их стране наладилась экономика.

— С XVI века Богдо-гэгэн является главой буддистов Монголии. С 1911 года и до прихода к власти Монгольской ародно-революционной партии в 1921 году он одновременно был и главой государства. Как сейчас строятся ваши отношения с монгольскими властями?

— Я поддерживаю отношения с монгольскими властями, но не очень тесные. Тем не менее у меня самые тесные связи с народом Монголии. В 1999 году я приезжал в Монголию и там состоялась моя интронизация в качестве Богдо-гэгэна. Мне были вручены все официальные регалии.

— Много ли у вас последователей в Монголии? Ведь там действует буддийская сангха во главе с Пандито-хамбо-ламой, сформировавшаяся еще во времена коммунистического режима.

— Большинство монголов — мои ученики. Настоятели всех буддийских монастырей Монголии получали от меня учение Будды. Когда я приезжал в Монголию, они все пришли ко мне и попросили меня официально возглавить буддизм в этой стране. Можно сказать, что все они подчиняются мне. Что касается властей, то они немного меня боятся. Ведь предыдущий Богдо-гэгэн был одновременно духовным и светским лидером.

Нынешние руководители Монголии опасаются, что я займусь политикой и попытаюсь отнять у них власть. Но политика меня не интересует. Единственное, что меня волнует, — это возрождение буддизма в Монголии. Я знаю, что ситуация в этой области там сейчас довольно неблагоприятная: за время коммунистического правления буддизм пришел в упадок и нуждается в восстановлении. В этом я бы и хотел оказать свою помощь. Именно за такой помощью ко мне обращаются мои соотечественники, а к политике я никакого отношения не имею.

— Каковы основные цели вашего визита в Россию?

— Я приехал по приглашению президентов Тывы и Калмыкии, которые попросили меня совершить в этих регионах особый буддийский ритуал — посвящение Калачакры (в переводе с санскрита «колесо времени». — «НГР») ради мира и благополучия народа. Я получил на это специальное благословение Его Святейшества Далай-ламы. Песочная мандала Калачакры будет построена и в Москве. Я хотел бы еще добавить, что народы России сейчас получили свободу, право на восстановление своей богатейшей культуры и традиций. Благодаря этому я смог приехать в Россию, чтобы совершить посвящение Калачакры. Поэтому я очень рад за российский народ.

— Бурятия также является одним из традиционных буддийских регионов России. Почему ее посещение не вошло в программу вашего визита?

— У меня очень хорошие отношения с руководством Бурятии. Я неоднократно бывал в этой республике. В нынешнем году меня просили совершить там посвящение Калачакры. Но поскольку у нас заранее была обговорена программа посвящения в Тыве и Калмыкии, включить в график визит в Бурятию никак не получалось. Но в следующий раз я обязательно туда поеду.

— Последователи каких основных направлений российского буддизма являются вашими духовными учениками?

— Вообще я считаю себя просто буддистом и не делаю большого различия между разными школами. В целом я являюсь последователем ламы Цонкапы, однако следую также и другим традициям. Мои ученики в основном являются последователями школы Гелугпа. Именно эта буддийская традиция наиболее распространена в России.

— Как вы относитесь к необуддийским движениям?

— В тибетском буддийском учении есть два основных аспекта — философско-теоретический (сутра) и практический (тантра). Их нельзя назвать отдельными учениями, они очень связаны между собой. Самое главное, чтобы люди, практикующие эти учения, менялись к лучшему. Буддизм появился две с половиной тысячи лет назад и уже с самого начала в нем все было открыто. Верующим остается только изучать теорию и воплощать ее на практике. Никаких нововведений в буддизме быть не может.

— На протяжении последних десяти лет Далай-лама пытается приехать в Россию, но власти отказывают ему во въездной визе. Чем, на ваш взгляд, объясняется такая позиция российского руководства?

— Я знаю, что Далай-ламу очень ждут в России. Мне неизвестны причины, по которым ему отказывают во въездной визе. Я не политик. Но, наверное, какие-то причины есть. Далай-лама — лауреат Нобелевской премии, во всех странах его принимают с распростертыми объятиями. И правительство России в целом хочет, чтобы он приехал, поскольку всем известно, что его визит принес бы только пользу. Тем не менее по какой-то причине ему не дают въездную визу.

Я считаю, что нельзя сваливать в одну кучу политику и религию. Иначе получится полная неразбериха. Если мы будем смешивать чисто духовные вопросы с сиюминутными политическими интригами, то народ потеряет свое законное право на возрождение религиозных традиций.

— Недавно президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов заявил, что в этом году визит Далай-ламы все-таки может состояться и он лично занимается его подготовкой. Не являются ли одной из целей вашего приезда переговоры по этому поводу с российскими властями?

— Было бы замечательно, если бы Далай-лама наконец посетил Россию. Но я приехал сюда не для того, чтобы готовить его визит или вести по этому поводу переговоры. Я приехал для того, чтобы совершить посвящение Калачакры. В этом состоит единственная цель моего визита. Но если кто-то вступит со мной в переговоры по поводу возможного визита Далай-ламы, я приму в них участие. Что называется, помогу чем могу.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru