Русская линия
Русская линия Герхох Райзеггер27.01.2002 

Состояние американской (мировой) экономики, финансов и валютной системы
Международная конференции по глобальным проблемам всемирной истории, Москва 26−27 января 2002 года

Вступление: Dies Academicus — «Creatio ex nihilo».

1. B телеграфном стиле: каково положение дел?

2. Что стоит за N.Y. 11.9.

3. Обман по-крупному.

4. Краткий экскурс на тему о дериватах.

5. Ситуация в Европе.

Проект евро: надежное убежище для доллара?

6. Ради чего все это делается?

Владычество доллара.

Обеспечение природными ресурсами «American way оf lifе».

Последняя битва за господство над миром.

Стратегия: Сталин и США в Первой и Второй мировой войне как наследники Британской империи.

Противники в «последнем раунде»: США, ЕС, РФ, Китай, Индия, исламские страны.

7. Что придет на смену западной цивилизации?

Dies Academicus в цистерцианском монастыре

Творение из ничего: идея и анализ с позиций сегодняшнего дня

Около года назад в монастыре Св. Креста ордена цистерцианцев состоялся симпозиум, центральной темой которого была идея «творения из ничего» (атрибут Бога-Творца), а также обсуждались некоторые другие богословские и философские вопросы. К сожалению, у меня нет сейчас времени подробнее останавливаться на этом и демонстрировать применение данной идеи к сегодняшним экономическим процессам. Поэтому я отсылаю вас к материалам конгресса — по мере их выхода в свет. Там вы сможете найти полный текст доклада.

«Creatio ex nihilo»: современный опыт практического использования

Здесь нам хотелось бы высказать еще одну мысль, ставшую сегодня актуальной.

Переживая все учащающиеся кризисы, вызванные глобализацией и экономизацией всех сфер нашей жизни, мы чувствуем, что мир совершенно явственно и, по-видимому, неизбежно движется к катастрофе.

В чем суть кризиса? Без сомнения, в гигантском росте производства, который, выдаваемый за естественный закон, лежит в основе нашего способа хозяйствования. Но даже и столь непомерной величины рынки ограничены конечными пределами нашего мира, и гигантский прирост рано или поздно наталкивается на непреодолимые границы. При этом нельзя упускать из виду, что для реальной экономики, производящей конкретные блага или услуги, в определенной мере характерно стремление к производству максимального дополнительного продукта — большая часть которого затем изымается из оборота. В области денег ситуация совершенно иная: здесь действует «железный закон» бесконечного приращения капитала за счет начисления процентов, без приложения каких-либо усилий, независимо от трудолюбия и таланта. — Creatio ex nihilo!

Так что же, собственно, такое деньги? — Удобства ради, ограничимся рассмотрением только банкнот, которые есть не что иное как «бумажки», снабженные одной или несколькими подписями. «Стоимость» их — с точки зрения производственных расходов — практически равна нулю. К примеру, стодолларовые купюры — они составляют две трети всех находящихся в обращении денег, выпускаемых американским эмиссионным банком FED (Federal Reserve System), — имеют ту примечательную особенность, что в действительности вовсе не «обращаются», а хранятся в банковских сейфах в качестве «обеспечения» национальной валюты той или иной страны. Расходы на производство этих банкнот составляют приблизительно 25 центов; таким образом, «чистая прибыль» FED равна 99 долларам 75 центам, не обеспеченным никакой реальной ценностью. Поскольку американская экономика не производит товаров даже на сумму, хотя бы отдаленно приближающуюся к совокупной стоимости всех печатаемых долларов, то в течение вот уже многих лет ей приходится сталкиваться с негативным сальдо торгового баланса, имеющим тенденцию к росту; в 2000 г. величина его составила 500 млрд. долларов, что на 65% больше, чем в минувшем году. США имеют самый большой в мире внешний долг, но немногие граждане США через механизм производства денег держат под контролем весь мир!

То, как это происходит, провидчески изображено в гетевском «Фаусте». Мало того, местом действия соответствующих сцен Гете выбирает карнавал, чтобы открыть читателю глаза на безумство этой затеи. Финансовые затруднения при дворе преодолеваются — согласно предложению Мефистофеля (!) — посредством того, что император «в церемониальной обстановке» подписывает «бумажки», временно заменяющие собой сокровища, которые надлежит еще добыть из-под земли. Карнавальное веселье может продолжаться; один только придворный шут, некоторое время не участвовавший в действе (полагают, что и здесь приложил руку Мефистофель), дивится происходящему. Но когда на свой вопрос, какая польза от этих «бумажек» и что на них можно приобрести, он слышит в ответ: угодья и пашни, дома и дворцы…, то оказывается единственным, кто переводит ничего не стоящие «бумажки» в реальные ценности! Шут — мнимый «дурак» — куда умнее остальных, которые-то и есть настоящие дураки! (Подобную махинацию провернул однажды Дж. Сорос, приобретя 400 000 га земельных угодий в Аргентине с миллиардов, «заработанных» спекуляцией на курсе английского фунта несколько лет назад).

Что же здесь происходит на самом деле? — Из ничего возникает нечто, имеющее ценность. Это ли не стародавняя мечта алхимиков о претворении неблагородных металлов в золото!

Но не скрывается ли за всем этим и кое-что похуже, а именно кощунственное подражание божественному акту творения? Из ничего возникает безмерное богатство! Если бы при этом, подобно игре в «монополию» и др., просто оставались бы в избытке «игровые» деньги, не представляющие никакой ценности вне игры, в этом не было бы ничего предосудительного. На деле же происходит иначе: незаработанную прибыль и чудовищно умножившиеся капиталы можно в любое время в условиях «реальной» экономики претворить в «угодья и пашни, дома и дворцы…». Подобно тому, как европейские первопроходцы и авантюристы вручали туземцам в обмен на золото или территории связки стеклянных бус. Обман чистой воды!

Этот обман лежит на поверхности в случае со стеклянными бусами. В случае денег, напротив, его нелегко распознать. По данным Кейнеса, едва ли один человек на миллион знает, как функционируют деньги. Изначальное зло заключается, конечно же, в приращении капитала путем безостановочного начисления процентов, которое вдобавок еще и безнравственно, поскольку представляет собой незаработанную прибыль, возникающую исключительно за счет создаваемой трудом других прибавочной стоимости. Но всякой эксплуатации есть предел, поэтому, как и прежде, встает вопрос о справедливом распределении произведенных благ, особенно с учетом того, что подавляющему большинству элементарно не хватает на жизнь. Так приращение капитала путем начисления процентов и процентов на проценты уподобляется в конечном счете «акту творения», поскольку к имеющимся капиталам постоянно добавляются все новые и новые — ex nihilo — в соответствии с простейшей формулой, уходящей в бесконечность.

Всем известна знаменитая история о том, как сказочно богатый персидский шах, желая по-царски наградить изобретателя шахматной игры, предлагает исполнить любое его желание. Тот требует себе в награду «одно пшеничное зерно за первую клетку шахматной доски, два за вторую и так далее, за каждую последующую клетку вдвое больше, чем за предыдущую». Поначалу требуемое вознаграждение кажется шаху ничтожным, однако его бросает в дрожь, когда выясняется, что всех его сокровищ не хватит на то, чтобы хоть в малой степени удовлетворить желание изобретателя. При начислении процентов также, в зависимости от высоты процентной ставки, периодически происходит удвоение капитала: при 10%, к примеру, каждые семь лет! При этих условиях история с шахматной игрой могла бы произойти в действительности через 7×64 = 448, т. е. менее чем через 500 лет! И ведь стартовый капитал в наши дни составляет уже не одно пшеничное зерно, а поистине гигантские суммы!

Процесс этот разрушительный, подобно бурно разрастающейся раковой опухоли. Не может ли случиться так, что за кощунственным подражанием божественному акту творения последует неизбежное наказание, если люди не опомнятся и смиренно не принесут покаяния? — Возвращение Европы на путь евангельских заповедей папа Иоанн Павел II уже много лет назад определил как важнейшую и первоочередную задачу. И те, кто являет собой духовную совесть русского народа, — в их числе Достоевский и Солженицын — также сознавали всю необходимость этого шага. Российское государство сформировалось исключительно благодаря наследию Византии, законным преемником которой оно стало. Потенциал этой преемственности заключался в двух коренных свойствах русского духа. Первое — это женское начало как способность принять в себя новую жизнь, его воплощение — Киевская Русь. В догматическом и художественном аспектах оно символизируется Софией, Премудростию Божией и небесной художницей. Мужское начало с его способностью придавать жизни форму олицетворяли Московская Русь и Российская империя; в догматическом и художественном аспектах его символизирует Святая Троица. Подвижники, стоявшие у истоков обоих магистральных течений русской истории, эпох Киевской и Московской Руси, были также наиболее замечательными провозвестниками этих двух оснований русской духовности. — Они и сегодня — вновь — представляются нам возможным исходным базисом возрождения России. Не так ли следует понимать и символические жесты Владимира Владимировича Путина?

Однако неизбежно возникает вопрос — а перед лицом вполне апокалиптической ситуации, в которой находится мир, он достигает к тому же предельной остроты — не существует ли причинной зависимости между отпадением от Бога и нашим материалистическим, гедонистическим образом жизни и его последствиями; не был ли запрет отдавать деньги в рост, действовавший во всех монотеистических религиях и частично действующий до сих пор (например, в исламе), если и не в качестве данной Богом заповеди, то как сознательное или бессознательное признание за одним лишь Богом права «creаtio ex nihilo», в течение долгого времени основанием общественного устройства? Да и в самой католической церкви прозвучало уже однажды, в энциклике папы Бенедикта XIV «Vix pervenit» от 1 ноября 1745 г., напоминание о запрете пускать деньги в оборот. Тем самым была актуализирована эта заповедь Церкви, формально сохраняющая силу и поныне, — вот только в реальности она больше не находит применения.

Притча о талантах

После всего сказанного недоумение может вызвать притча о талантах, известная по Евангелиям от Матфея и от Луки. Мф. 25, 14−30: «Посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я пришед получил бы мое с прибылью;… А негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов». Лк. 19, 11−27: «… твоими устами буду судить тебя, лукавый раб! Ты знал, что я человек жестокий, беру, чего не клал, и жну, чего не сеял; Для чего же ты не отдал серебра моего в оборот, чтоб я пришед получил его с прибылью?… возьмите у него мину и дайте имеющему десять мин. И сказали ему: господин! У него есть десять мин. Сказываю вам, что всякому имеющему дано будет, а у неимеющего отнимется и то, что имеет. Врагов же моих тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо мною» (синодальный перевод).

Это способно ввести нас в заблуждение, ибо, с одной стороны, у иудеев отдавать деньги в рост соплеменникам запрещалось и запрещено по сей день (причины чему, вероятно, коренятся в особенностях жизни диаспоры, предусматривающей наличие местного населения, с которым согласно установлениям надлежит вести себя иначе, нежели с собственным народом); с другой же стороны, пришествие Христа распространяет Его «избранничество» на всех, кто принял крещение, а не только на Израиль, «народ Божий». При этом Христос откровенно выбивает почву из-под ног менял, лишая их профессию этического базиса — и предрешая тем самым свое осуждение Синедрионом! Следовательно, вовсе не «конкуренция» в отношении рыбаков, пекарей или врачей — насыщение 5000 на Геннисаретском озере, воскрешение Лазаря и другие чудеса — привела Его на крест, а изгнание из храма торговцев и менял, заклеймившее тем самым их деятельность как смертный грех!

Таким образом, единственный известный из Священного Писания случай, где Христос прибегает к насилию, — это изгнание торгующих из храма, и оно находится в необъяснимом противоречии с цитированными выше отрывками из Евангелия. Прежде всего, ужасает непомерность наказания несчастного и бестолкового слуги: его место в аду, потому что он не нажил прибыли для своего господина. (Это кажется странным в первую очередь потому, что Иисус — Бог милости, в отличие от гневного и мстительного иудейского Яхве!) Еще более неуместным нам представляется откровенное требование прибыли, в сравнении с собственноручным (и единственным засвидетельствованным) проявлением силы Иисусом, изгнанием ростовщиков, которое так непосредственно ясно и легко объяснимо, — чего отнюдь не скажешь о притче о талантах в обоих Евангелиях, с необходимостью принесения «серебра моего в оборот». — Абсолютное и неразрешимое противоречие здесь налицо.

Доктор Махатир и МВФ

Нас многому может научить пример д-ра Махатира, премьер-министра Малайзии, который, несмотря на постоянное давление со стороны МВФ, не подчинился его диктату. Мы обязаны ему также и тем, что он сумел пролить свет на такие обстоятельства, которые должны были бы остаться для нас тайной — в соответствии с «желаниями» финансовой плутократии. К чувству благодарности примешивается еще и глубокое уважение за то, что он сделал. Тот факт, что политика МВФ шла вразрез с интересами страны, заложено в самой системе его организации. Она призвана обеспечивать для плутократии возможность распространения и дальнейшего размещения ее кредитов, «сотворенных» (на манер божественного творения) из ничего, несмотря на колоссальный бюджетный дефицит сперва в Англии, а затем в США и Израиле, а также из сумм на обслуживание этих кредитов и, в конечном итоге, превращение их в гарантированный имущественный капитал.

Рецепт этой манипуляции заключает в себе уже благословение Исаака, которое на практике есть не что иное, как разновидность франшизы, обеспечивающей переход кредитного суверенитета к Иакову, и которое примечательным образом основано на обмане супругой мужа и матерью — отца, при соучастии сына и брата: «Да даст тебе Бог от росы небесной и от тука земли, и множество хлеба и вина. Да послужат тебе народы, и да поклонятся тебе племена;… проклинающие тебя — прокляты».

«Благословение», или кредит, рождается в голове («голова», lat. caput, -itis; «тяжкое преступление», lat. capital, -alis; отсюда «капитализм», религия нашего времени. Nonien est omen!) в противовес природным богатствам и интеллектуальным и творческим способностям тех, кому предназначено «служить», то есть не-«избранных» народов.

Насколько хорошо сами «избранные» способны проникнуть в суть и взаимосвязи описанных в Ветхом Завете явлений, подтверждают используемые ими символы. Гигантский портал Хлебной биржи в Чикаго, где спекулируют на «хлебе насущном» в мировых масштабах, украшает фигура библейского Иосифа в Египте. Притча о семи тучных и семи тощих годах «прочитывается» здесь — в той мере, в какой ее содержание вообще известно посетителям — абсолютно неверно. Тучные годы — это кредитная экспансия, потребительская лихорадка, спровоцированная Иосифом; их изобильность не превышала величины обычного годового дохода от сельского хозяйства, который благодаря ежегодному разливу Нила всегда оставался неизменным. Тощие годы были следствием искусственно вызванного Иосифом спада путем сокращения кредитования и взыскания кредитов. Вследствие этого ростовщического закабаления жители Египта вынуждены были «добровольно» продавать себя в рабство, чтобы выжить!

Какой глубокий символизм несут в себе эти библейские цитаты! — Оставшийся тайной за семью печатями для «гоим», он, в скульптурном воплощении, откровенно демонстрируется всем и каждому над входными дверьми заведения, откуда при помощи биржевых махинаций контролируется снабжение «хлебом насущным» всего человечества!

Резюме

Мы намеренно столь подробно останавливались на этих «богословских» аспектах, стремясь указать на их связь с нынешней ситуацией и острыми проблемами современности. Обратимся теперь к положению в американской, сиречь мировой, экономике и финансах. Речь идет о фактах, доступных каждому, дело опять-таки в их интерпретации. Минуту спустя я перейду к этому.

А пока рассмотрим еще один вопрос: какое отношение проблемы глобализации имеют к проблеме Бога?

Ни один из этих вопросов не может быть решен до тех пор, пока отсутствует стремление к общности, к созданию единой нации и государства. Вне государства невозможна политика, только корыстные расчеты кучки торговцев. Исходя из главенствующего принципа «Расчета Экономической Выгоды», они организуют производство лишь там, где производственные расходы минимальны. Государство без границ подобно телу без кожи, оно теряет очертания, становится аморфным и в итоге вообще перестает существовать. А там, где не существует государства, нет больше и политики. Место государства заступает Всемирная торговая организация или ЕС, которое к настоящему времени присвоило себе почти все суверенные права отдельных государств. Политическая компетентность и умение государств самостоятельно решать свои проблемы исчезли бесследно, они утратили способность к политическому маневру. Итоговая потеря валютного суверенитета есть одновременно окончательная потеря суверенитета политического. Сходную тенденцию к размыванию границ можно наблюдать и в семье — общности, в которой сохраняется культура народа. Отношения подчиненности препятствуют обретению собственного «я», этот процесс должен протекать в коллективе, в семье, на рабочем месте, в родной стране — неважно, идет ли речь о самоопределении личности или социальной группы. За собственное «я» можно умереть, это жизненный принцип, на котором базируются убеждения, и оно же лежит в основе отношений, которые могут быть обозначены словом «любовь» — любовь супружеская, любовь к родине, к своей стране.

Но собственное «я» — это также и вопрос религиозный, вопрос о способе, каким человек служит Богу, в конечном счете вопрос культуры. То, что делает народ самим собой — это его отношения с Богом. Мы можем видеть это на примере еврейского народа, народа a priori. Вовсе не расовая или языковая общность, не государственная принадлежность, не общность территории делают евреев единым народом, но их завет с Богом, верность ему и строгое соблюдение его заповедей. В этом смысле каждый народ — «избранный», частица божественного замысла, собственный голос в хоре народов, неповторимый в своей уникальности.

Мне хочется еще раз подчеркнуть: нет сомнений, что евреи как народ смогли выжить не в силу единства страны или языка и не потому, что составляли однородную этническую группу. Они, говоря словами моего друга Ф. Ромига, являются народом a priori. Тут можно привести немало возражений, в частности, что большинство из них сейчас атеисты, и т. п., но мы не должны забывать, что описанное выше религиозное установление сохранялось на протяжении тысячелетий. Мы имеем здесь дело с религией — или, если угодно, с философией — и наша аргументация только выиграет, если мы воспользуемся тем оружием, которое одно только и уместно в этой битве: превосходство идеи или религии. — Это вынуждает нас рассматривать данную проблему в свете всего того, что было сказано мною раньше.

Позвольте теперь перейти к актуальным вопросам сегодняшнего дня. Мне хотелось бы проанализировать террористический акт 11-го сентября преимущественно в экономическом и финансовом плане, избегая любых так называемых теорий заговора.

5. Положение за пределами США — некоторые аспекты ситуации в Европе

В настоящий момент ЕС стоит на пороге введения евро, делает из себя посмешище постоянным заигрыванием с НАТО под вывеской «архитектуры европейской безопасности» и разбивается в лепешку ради поддержания престижа США в качестве «NATO-peace-keeper». Мы переживаем внушающую страх деиндустриализацию, сокращение, сотен тысяч рабочих мест, а со времени прихода к власти так называемого «правительства переломного момента» еще и неолиберальный демонтаж социальных структур и разрушение государственных институтов в ужасающих темпах.

Закономерный итог всего этого можно было бы назвать «латиноамериканизацией» либо «балканизацией». Или же нас постигнет судьба России, вот уже 10 лет после крушения Советского Союза идущей путем «неолиберального прогресса». Но я не буду здесь говорить о России, предоставив это компетентным докладчикам.

Последствия теперешней ситуации в мировой экономике для Европы — подчеркиваю, не только после 11-го сентября — могут быть различными. Не один только австрийский министр финансов не в состоянии в 2002 г. покончить с дефицитом бюджета (хозяйственные эксперты давно расценивают подобные планы как иллюзию). Введение в обращение евро, ставшее реальностью несколько дней назад, продолжает, несмотря на усиленную пропаганду, оставаться азартной игрой. Стараниями комитета ЕС этот coup detat был ускорен, а начальная фаза сокращена, в надежде еще как-то предотвратить надвигающийся глубокий кризис (и экономический крах). Но кризис не пожелал придерживаться этого расписания и обрушился на нас всей своей тяжестью в конце августа — начале сентября. Джьянфранко Фини писал в Corriere della Sera: «В ноябре на встрече с руководством ЭКОФИН мы будем снова вести переговоры о (маастрихтских) критериях, и это проблема не одной только Италии…»

Проект Евро: надежное убежище для доллара?

Что могло бы произойти, если бы все страны перешли на денежную систему «fiat» в международном масштабе? Что, если бы вместо того, чтобы вести доллар к его обвалу, иностранцы скупили бы все не обеспеченные реальными ценностями долларовые купюры, отпечатанные за счет американских потребителей, которых удалось бы уговорить потратить эти доллары на товары и услуги за рубежом? Стали ли бы тогда потребители приобретать товары из Европы и Азии в условиях искусственно завышенного обменного курса? Возможно ли было бы затормозить инфляцию, вынудив иностранцев финансировать проистекающий из этого дефицит торгового баланса, чтобы поддерживать тем самым высокий курс доллара?

И если бы банки по всему миру заменили свой золотой запас долларовым — не убедились ли бы тогда даже иностранные инвесторы в надежности доллара? Но именно это и путает все карты. Ведь тогда, вместо того чтобы просто «отфутболить» свой торговый дефицит какой-нибудь другой стране, американцам пришлось бы расхлебывать его самим. Причина тому — сбивание долларом цен на золото и, как следствие, превращение международной валютной системы в иерархию, где на верхушке пирамиды гордо восседает доллар.

Здесь внезапно возникает еще одна проблема: в мире не существует другой валюты с такой же замечательной психологической репутацией — валюты, которая внушала бы иностранцам уверенность в своей способности финансировать невообразимо раздутый потребительский цикл в их стране. Как представляется нам, крестный отец международной финансовой алхимии, предчувствуя эту проблему, решил, что настало время для создания новых валютных блоков типа евро, и выдвинул евро в качестве альтернативы доллару — такой альтернативы, разумеется, которую «они» могли бы держать под контролем. Поэтому нас ничуть не удивляет, что главным архитектором этого плана явился американский экономист, профессор Роберт Манделл из Колумбийского университета. Идея состоит в размывании главенства путем создания двух равных по величине бумажных куч.

Европа отвечала этим целям в большей степени, чем Азия, поскольку европейские банки уже испытывают недостаток в золоте. Теперь, когда евро находится в обращении, международные политики (главная движущая сила) и советники по инвестициям попытались запустить аналогичный инвестиционный цикл, чтобы, насколько это возможно, быть в состоянии произвести сходные эксцессы (как в США в течение последних 10−15 лет).

Это означает, что Европу ожидает гонка, подобная той, которая стала причиной коллапса в американской экономике. Кроме того, используя дутые доллары, оказывается несложным наложить руку и на реальные ценности, а затем во время обвала доллара надежно сберечь их. В результате гигантские долги США перекладываются на евро, а тем самым на плечи наших налогоплательщиков.

6. Ради чего это делается?

— Ради владычества доллара, бывшего доселе основным платежным средством, чтобы через это «мирным путем» обеспечить себе гегемонию. Это не противоречит сказанному выше о евро. Если евро, как в настоящее время долларом, будут распоряжаться все те же анонимные властители, то это не более чем перемена имени. Целью же данного господства по-прежнему остается прибыль, которую они рассчитывают получить вторично описанным выше способом.

— Ради обеспечения природными ресурсами, необходимыми для «American Way of Life». Недавние войны в Косово и Македонии имеют к этому непосредственное отношение, равно как и изменения в «international law», в случае, например, навязывания НАТО какой-нибудь новой «доктрины». Это и военные операции «out-of-area» с целью обеспечения поставок «западному миру» энергии и сырья. Если хозяева этих богатств вдруг изъявляют желание сами использовать их в большем объеме, вследствие чего бесперебойное снабжение западного полушария оказывается под угрозой, то НАТО немедленно получает «боевой приказ» — начать грабительскую войну!

В конечном счете, это, однако, есть борьба за мировое господство. Ницше говорил, что власть не знает насыщения, и неизменно власть, никем еще не обладаемая, жаждет, чтобы ею овладели, — и так в конечном счете и происходит.

Подходящей тут оказалась бы стратегия Сталина во Второй мировой войне или США в Первой и Второй мировых войнах — предоставить врагам бороться друг с другим до изнеможения, чтобы под конец нанести решающий удар и в качестве наследника Британской империи стать в итоге победителем. Точно так же можно сегодня, по Хантингтону, натравливать друг на друга целые «культуры». В настоящий момент под прицелом находится ислам, воюющий с евреями, причем в борьбу постепенно втягиваются все соседи по региону, а также Европа.

Кто выйдет на ринг в «последнем раунде»? — США, ЕС, Россия, Китай, Индия, страны исламского мира.

7. Что придет на смену западной цивилизации?

— Времена постапокалиптические. — Философ Йоханнес Барник рассматривает два сценария: установление всемирной диктатуры с целью овладения ресурсами, покуда они еще не иссякли; если же сперва нас ожидает экономический крах (и одновременно гибель огромной части населения земли) с последующим хаосом, то также возникнет глобальная диктатура как последствие тотального уничтожения сегодняшней цивилизации, чтобы управлять тем, что уцелело. Ежели от сегодняшней цивилизации и сохранятся какие-то обломки, то польза от них будет невелика: в распоряжении человечества не останется даже простейших механизмов, подобных велосипеду, и современное знание будет предано забвению. Универсальное образование отомрет как излишняя и непозволительная роскошь, вдобавок запрещенная правящими кругами, которые не намерены плодить критиков собственного режима. Да оно и не требуется в обществе, где все технические, организаторские и иные структуры, подчинявшиеся «власти менеджеров и технократов», перестали существовать.

В состоянии ли мы избежать этой судьбы? — Полагаю, что нет, потому что до наступления потрясений великого кризиса провидеть их будет невозможно, а если и возможно, то не имея власти повлиять на ход событий. А потрясения эти далеко превзойдут собой все происшедшее в Нью-Йорке и даже ужасы Второй мировой войны.

Что же нам остается? — Молиться, пытаться бороться, несмотря ни на что, — и под конец достойно уйти. Если только не…

Признаться, я все-таки надеюсь на менее трагический исход. Но и он потребует тотального переворота в сознании и в обществе, окончания мировой гегемонии США, которая, конечно, не является специфически американской, но уходит корнями в духовные основы Америки.

Мы полагаем, что традиционные политические и богословские антагонизмы, в прошлом ответственные за образование фронтов, больше не актуальны, но что главными противниками — в смысле различения друзей и врагов — на сегодняшний день, пользуясь отточенными формулировками Карла Шмитта, являются:

нигилизм, материализм,

глобализация в формах, восходящих к англо-французскому «Просвещению «(1789), чье влияние ощутимо и по сей день,

служение Маммоне,

одержимость идеей «богоизбранности» еврейского народа в сочетании с шовинистическим сионизмом и государственным терроризмом, а также

«American way of life» — попытка создания однополярного мира и тем самым утверждения всемирного господства в духе оруэлловской утопии.

Это духовно-культурное противостояние есть противостояние тотальное и эсхатологическое, оно распространяется не только на предводителя враждебного лагеря — Соединенные Штаты с их «элитой», — но существует между нами и каждым, кто исповедует эти — абсолютно аморальные — принципы.

Возможно, удастся преодолеть это противостояние в рамках коалиции с теми, кто мог вызвать крушение вавилонской башни в Нью-Йорке. (Если это, конечно, не был очередной Пирл Харбор — спровоцированный повод к войне). Это обусловило бы, однако, создание совершенно иного «антитеррористического» альянса, в отличие от планов величайшего террориста всех времен: страны Запада в союзе с православием и исламом против «князя мира сего»! По крайней мере, это была бы передышка — в понимании христиан средневековой империи kat-echon, «сдерживающая» еще на какое-то время наступление Антихриста.

http://rusk.ru/st.php?idar=1000448

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru