Русская линия
Страна.Ru Сергей Чапнин05.06.2003 

Серафим Саровский предсказал создание «ядерного щита» России

Готовящиеся в августе торжества по случаю столетия со дня канонизации Серафима Саровского стали новым этапом в церковно-государственных отношениях. Об этом Стране.Ru рассказал ответственный редактор газеты «Церковный вестник», руководитель Московского информационного центра «100-летие канонизации преподобного Серафима Саровского» Сергей Чапнин.
— Сергей Валериевич, безусловно, преподобный Серафим Саровский — святой, известный практически во всем мире. И все же празднование юбилея канонизации выходит за рамки традиций Православной Церкви. Чем обусловлен такой размах в подготовке к торжествам?
— Если задуматься о том, что мы празднуем, то столетие канонизации преподобного Серафима — необычный, неожиданный юбилей. Памятные даты обычно связаны с рождением или окончанием земной жизни святого. Огромное внимание к предстоящим в Сарове и Дивееве торжествам говорит о том, как широко почитание преподобного Серафима в современной России. Он стоит в одном ряду с такими великими святыми как Святитель Николай Мирликийский и преподобный Сергий Радонежский.
Особое значение преподобного Серафима для православных христиан связано с тем, что 12 лет назад состоялось второе обретение его мощей. Они были найдены почти случайно в запасниках Музея истории религии и атеизма. Это событие глубоко взволновало и обрадовало многих.
— Почему?
— Казалось чудом — где-то в ковре найдены мощи святого, след которых, судя по документам, теряется после Великой Отечественной войны. В 1991 году мощи преподобного проезжают по всем городам — Петербург, Москва, еще два десятка городов по дороге в Дивеево. И везде десятки тысяч людей выходят навстречу, встречают и провожают со слезами радости и умиления. И все 12 лет поток паломников в Серафимо-Дивеевский монастырь только растет.
Такое широкое почитание преподобного Серафима связано с его «камерностью», — как бы мы сегодня сказали — невовлеченностью в большую политику, в парадную жизнь Церкви. В тяжелый синодальный период он явил иной тип святости.
Думаю, сокровенный смысл почитания преподобного Серафима связан и с его заветом о стяжании Духа Святого. Эти слова стали одной из самых цитируемых фраз в последнее десятилетие. Действительно, в жизни христианина огромное значение имеет почитание Святого Духа, молитвенное обращение к Нему, соединением с Ним. По-серафимовски — «стяжание Святого Духа».
— Это в православной практике. Насколько мне известно, католики придают очень большое значение Святому Духу. Возможно, у них иначе расставлены акценты, но в целом, значительная часть католической богословской литературы посвящена Святому Духу.
— Как ни странно, католики и протестанты больше, чем православные говорили и писали о Святом Духе. Но это не значит, что православие умаляет роль Святого Духа. Литургический, богослужебный ритм жизни дает возможность опытного познания этой истины. Да, в православной традиции существует всего одна общеупотребимая молитва Духу Святому, но ее роль значительна, она поется в начале большинства молитвенных последований. В широком употреблении больше молитв к Святому Духу практически нет. Думаю, слова преподобного Серафима стали словами новой православной молитвы.
Люди очень тонко чувствуют святость преподобного Серафима, но не могут выразить, не могут сформулировать свое отношение к нему. Два месяца мы обращаемся к самым разным людям: «Что значит для вас преподобный Серафим?». И каждый раз у людей светлее становится взгляд. Когда человек начинает говорить, видно, что есть у него своя сокровенная, личная связь с преподобным, но мучительно трудно объяснить «почему». Эта русская «невысказанность» придает празднику особый колорит.
— С чем можно сопоставить подготовку празднования 100-летия со дня прославления преподобного Серафима Саровского?
— Прежде всего, с двухтысячелетием Рождества Христова. Тогда, так же, как и сейчас, была создана правительственная комиссия. Среди членов комиссии Минфин, Минэкономразвития, Министерство культуры и МПТР в ранге замминистров, губернаторы, депутаты Госдумы и члены Совета Федерации. Сопредседатели — Сергей Кириенко и митрополит Минский и Слуцкий Филарет. У комиссии своеобразное название, характерное для нынешнего этапа церковно-государственных отношений — «Организационный комитет по оказанию содействия проведению общественно значимых культурно-просветительских мероприятий, связанных с празднованием Русской Православной Церковью столетия канонизации преподобного Серафима Саровского». То есть правительственный оргкомитет призван оказывать поддержку Церкви.
Интересно, что основные торжества вынесены за пределы Москвы. До сегодняшнего дня у нас был опыт проведения общецерковных торжеств такого уровня только в Москве или Петербурге.
— Как правительственная комиссия относится к православному празднику, который она вынуждена контролировать?
— Контролировать — это чересчур сильное выражение. Правительственная комиссия оказывает Церкви огромную помощь. И вся ее работа — это большая энциклопедия церковно-государственных отношений. До последнего времени мне казалось, что и чиновники, и большой бизнес воцерковлены в очень малой степени, верующих среди них — единицы. Большинство церковно-государственных мероприятий, когда дело касалось спонсорской помощи или личного участия, подтверждало такую точку зрения. Искреннее желание помочь, веру, проявляющуюся в делах, я встречал крайне редко.
Участвуя в подготовке Саровских торжеств, я увидел новых людей — реально воцерковленных банкиров, бизнесменов, политиков. Они не просто помогают деньгами, они участвуют в работе, советуют, если надо — контролируют. Мне с ними интересно работать.
— Помогают добровольно или их вынуждают?
— Те, о ком я говорю, помогают добровольно. Они понимают, что на их месте, в их положении так они могут свидетельствовать о своей вере. Без лицемерия. В Дивееве заседания проходят еженедельно. Поезд приходит рано, в шесть часов утра, и для большинства собравшихся день самым естественным образом начинается с литургии, причащения, молитвы у мощей преподобного Серафима.
Сегодня некоторые работы ведутся с опережением графика, но в целом ситуация авральная. Храм в Сарове (там еще в начале декабря 2002 года размещался городской театр) отстроен, сейчас 60 иконописцев расписывают 2,5 тысячи квадратных метров, обещают, что к августу в целом он будет готов. Такой напряженный график строительных и реставрационных работ не в последнюю очередь связан с тем, что бизнес, привыкший помогать Церкви, знает, как руководить строительным процессом.
Еще есть чиновники, для которых, празднование — работа с новым неожиданно свалившимся проектом. Для них особый жизненный опыт день за днем работать в тесном контакте с епископом Нижегородским и Арзамасским Георгием (он лично контролирует практически все работы, связанные с торжествами). И чиновники воцерковляются, видя, как работает владыка. Возникает и новое отношение к работе. В итоге, через испытание сроками, испытание огромным объемом строительных работ, возникает интересная ситуация: епархия, область, Саровский район, ядерный центр, администрация федерального округа ищут в новую форму взаимодействия, которая должна сохранится и на будущее.
— А как реагирует Федеральный ядерный центр на торжества?
— Российский федеральный ядерный центр, Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики — градообразующее предприятие для Сарова, из-за которого Саров остается сегодня и останется в будущем закрытым городом. Надо сказать, что руководство Ядерного центра и прежде всего его директор Радий Илькаев относятся с пониманием и реально участвуют в работе. Без содействия Федерального ядерного центра в Сарове ничего невозможно было бы делать.
Главная задача в городе — полностью восстановить храм Серафима Саровского, который будет освящать Святейший Патриарх 30 июля. К торжествам на базе Института создан Саровский информационный центр «100-летие канонизации прп. Серафима». Местные журналисты организовали подробную и интересную ленту новостей, которая практически в ежедневном режиме рассказывает о ходе подготовки к торжествам.
Но в целом в городе непростая ситуация. Время от времени запускаются слухи, что в связи с торжествами и «вмешательством» Церкви город могут открыть. В своих заявлениях и власти города, и епископ Георгий не раз опровергали эти слухи. И сегодня волна напряженности сходит на нет.
— Людям верующим понятно, какое значение имеет праздник. Пусть даже на почти мистическом, не совсем четко сформулированном уровне. Чем юбилей интересен для светского человека?
— Когда мы говорим о том, что торжества носят церковно-государственный характер и государство активно участвует в их подготовке, необходимо иметь в виду два момента. Во-первых, такой же характер был у торжеств в 1903 году. Канонизация преподобного Серафима во многом была инициативой государя-императора. Тогда, в 1903 году, это был церковно-государственный праздник, где, безусловно, было очевидно явлено единство власти и народа и единое понимание духовных ценностей. Почему бы нам не сохранить эту традицию?
Второй момент не менее интересен. В акафисте преподобному Серафиму, составленному в начале XX века, есть удивительная строчка: «Радуйся, отечеству нашему щит и ограждение». Почти полвека спустя, после создания ядерной бомбы, появилось очень популярное выражение — «ядерный щит державы». Теперь вспомним, что именно в Сарове создавался ядерный щит России. Здесь были созданы и атомная бомба, и водородная бомба, и знаменитая «кузькина мать» — 100-мегатонная ядерная бомба, и до сих пор ведутся военные разработки. Для многих, в том числе и неверующих людей, это не простое совпадение, это пророчество, которое исполнилось в наши дни.
Я уже говорил о том, что это событие вынесено за пределы Москвы и, тем не менее, является общенациональным праздником. Поэтому встает вопрос, как освещать торжества, какой должна быть информационная политика оргкомитета, если соединяются две группы интересов — церковные и государственные. Светского языка описания церковных торжеств сегодня в России не существует. И не исключено, что некоторые представители оргкомитета со стороны государства будут использовать наработанные пиар-технологии не для освещения событий, а для рассказа о себе на фоне этих событий.
Нам бы не хотелось, чтобы церковное содержание праздника ускользало. Поэтому в самом начале своей работы оргкомитет принял решение о создании трех информационных центров. С одной стороны важно было обеспечить церковное наполнение, церковное описание событий и светское. С другой стороны выяснилось, что существует три группы интересов: местные — Саров, Дивеево, региональные — Нижний Новгород и Приволжский Федеральный округ (поскольку Сергей Кириенко является сопредседателем оргкомитета) и федеральный уровень.
И решили, что на местном уровне освещение событий будет организовано сотрудниками Ядерного центра и привлеченных православных журналистов. На региональном уровне информационный центр будет создан пресс-службами Сергея Кириенко и его первого заместителя Сергея Обозова, а на национальном уровне будет работать пресс-центр, созданный на базе Издательского совета Русской Православной Церкви и газеты «Церковный вестник». Схема непростая, поскольку есть несколько субъектов взаимодействия, но на сегодняшний день она себя оправдывает.
Мы уже организовали пресс-тур в Саров и Дивеево, готовим еще три. Это уникальная возможность показать журналистам закрытый город, куда журналистам попасть крайне сложно. Сейчас у нас много заявок иностранных агентств, интересующихся и саровскими торжествами и Ядерным центром. В ближайшем будущем начнется аккредитация непосредственно на торжества.
Нам интересно, как светская пресса будет реагировать на церковный язык описания событий. Мы ищем такой формат, который был бы приемлем для светских СМИ, и при это говорил бы и о духовном содержании празднования.
— Нашли что-либо, устраивающее обе стороны?
— В поиске, но, думаю, что результат будет. Нельзя сказать, что он будет найден раз и навсегда, но пока публикации меня радуют.
— Учитывая масштаб праздника, публикации в светских СМИ есть, но их не так много. С вашей точки зрения, чем это обусловлено?
— Их уже немало, но мы не гонимся за количеством. Дело в том, что пресс-релизы и информационные сообщения не дают представления о событии. Наша главная задача — показать журналистам, что происходит, и рассказать обо всем на месте. Я очень рад, что и у владыки Георгия единое с нами видение. Только его подход иной: Он, прожив долгие годы в Троице-Сергиевой лавре, понимает, что если человек своими ногами стоит на святом месте, он по-новому смотрит на события. Мы ведем журналистов в знаменитые Саровские пещеры, Ближнюю и Дальнюю пустыньки. Они могут поклониться мощам преподобного Серафима, прикоснутся к духовной жизни, к молитве, поскольку монастырь — это непрестанная молитва. Дивеевский монастырь — не только хорошо благоустроен, но и наполнен молитвой, тысячи паломников приезжают в него со всей России. Это стоит увидеть своими глазами.
— Вы собираетесь каким-либо образом контролировать то, что будут писать светские СМИ? Не боитесь, что могут появиться какие-то критические материалы?
— Это не исключено, зная состояние нашей прессы. Но, думаю, что поводов для аргументированной критики сегодня практически нет.
Можно обижаться и огорчаться по поводу того, что лишь небольшая группа людей попадет в Саров, а десятки тысяч паломников останутся за ограждением, не войдут во внутрь, но такова специфика закрытого города. Не Церковь его выбрала, и надо с пониманием относится к интересам государства. В каком-то смысле будет испытание паломников на чувство гражданской ответственности. Возможно, за это будут критиковать, но только те, кто не удосужился разобраться в ситуации.
Оргкомитет со своей стороны постарается сделать все возможное, чтобы паломники, во-первых, могли видеть трансляцию богослужения (будут установлены большие экраны и организована видеотрансляция). Во-вторых, планируется, что паломники в память об этом событии своими руками за один день воздвигнут памятную часовню.
— Разговор о контроле не случаен. В последнее время (особенно после последнего заседания Священного Синода) поползли слухи о том, что церковное руководство заговорило о необходимости контроля над светскими СМИ. Будто перед публикацией журналисты будут обязаны его предоставлять в Патриархию для цензуры. Насколько эти слухи обоснованы?
— На Рождественских чтениях в прошлом году председатель Издательского Совета протоиерей Владимир Силовьев говорил о том, что в последнее время внешние силы пытаются навязать Церкви функцию цензуры. Позиция Церкви ясная и четкая: мы к этому не стремимся и от таких «медвежьих услуг» будем отказываться.
Безусловно, корректно визировать интервью или согласовывать измененную цитату. К сожалению, даже такая практика в последнее время не распространена. Есть некорректные публикации на церковные темы, не только в светских, но и в так называемых «независимых» церковных изданиях. Думаю, речь должна идти о личной ответственности журналиста, об этических нормах, которые лежат в основе деятельности журналиста. Сегодня среди журналистов много православных христиан, и они должны быть христианами не только по имени, но и в своей профессиональной деятельности. Это самый эффективный путь, хотя и саамы сложный. Всегда будут оставаться люди, пытающиеся спекулировать на событиях церковной жизни. Здесь важно, чтобы официальный голос Церкви громче и естественнее звучал в российских СМИ.
— И гораздо в большем объеме комментировать происходящее?
— Безусловно. Следует признать неудовлетворительной ситуацию отсутствия на регулярной основе брифингов для журналистов, встреч журналистов с церковными иерархами. Должно быть больше церковных комментариев по самым разным проблемам церковной, церковно-общественной, церковно-государственной жизни. Например, сегодня явно недостаточно комментариев по тем церковным документам, которые принимаются Синодом и другими органами церковного управления. Среди них есть множество таких, которые могут поддержать духовно, развеять те или иные сомнения многих православных, но об этом далеко не все знают.
Надеюсь, что опыт проведения Саровских торжеств станет новым этапом в формировании информационной политики Церкви.
Мария Свешникова

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru