Русская линия
Золотое кольцо (Ярославль)22.02.2003 

С детства мечтал стать пастором
Автор: Ирина ВАГАНОВА

В Ярославле с частным визитом побывал председатель Российского объединения союза христиан веры евангельской, сопредседатель консультативного совета глав протестантских церквей России, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте России, епископ Сергей Васильевич Ряховский. Каковы сегодня отношения Протестантской церкви и Русской православной церкви" Существует ли сейчас реальная религиозная свобода и свобода вероисповедания в нашем обществе" Насколько искренни российские политики в своем обращении к религии" Об этом и многом другом и состоялся наш разговор с Сергеем РЯХОВСКИМ.
— Я приехал в Ярославль к пастору ярославской Церкви Божьей Андрею Александровичу Дириенко, с которым нас связывают не только партнерские отношения: наши отцы были в одном движении, были священнослужителями не признаваемой официально в советское время церкви Христиан веры евангельской. Я священнослужитель в четвертом поколении. Моего отца арестовывали три раза. Я помню, как его забирали, даже помню, как однажды человек из спецслужб оттолкнул меня сапогом — а было мне тогда четыре года. У нас в христианской семье было десять детей, сейчас все верующие, но профессиональным священнослужителем стал я один: с младенчества мечтал стать пастором, проповедником. Я был рукоположен в 22 года, разумеется, тайно, в нашей подпольной церкви, в Москве. Это было 25 лет назад. То есть минимум тринадцать лет я был священнослужителем при советской власти и каждый вечер, каждое воскресенье тайно служил.
Сейчас мы служим открыто и, как церковь официальная, радеем за все те государственные и гражданские проблемы, которые стоят перед нашим обществом. Мы хотим, чтобы наше государство стало по-настоящему гражданским, толерантным, что предполагает не только терпимость к другим религиям, но и уважение. Для нас, руководителей Протестантской церкви, сейчас очень важно выстроить позитивные отношения с Русской православной церковью, которая на Руси является основной, самой распространенной уже тысячу лет. А Протестантской церкви в России всего 300 лет. Тем не менее я бы не стал называть христианство традиционной религией для России. Традиционным для Руси, где население издавна было многонациональным, я бы назвал все-таки язычество. В Москве у Протестантской церкви отношения и с Русской православной церковью, и с русской зарубежной церковью, и с Московским патриархатом, и с другими конфессиями, в том числе и с исламом, я бы сказал, более выстроены, чем в провинции. Ярославская Церковь Божья известна далеко за пределами Ярославля, и в Москве, и за границей у нее очень хорошая репутация благодаря ее делам, пастору. Думаю, и в Ярославле получатся конструктивные отношения Протестантской церкви с Русской православной церковью.
— Москва — это особый мир, это государство в государстве. Почти что Вавилон. А Ярославль считается традиционно православным городом, и, наверное, здесь выстроить отношения будет сложнее"
— У нас с Русской православной церковью очень много общего. Начнем с того, что мы все христиане и у нас общие духовные ценности, общие таинства и та же самая догматика. Но у наших священнослужителей нет облачения, мы не молимся иконам и священник у нас не является посредником между Богом и человеком, он просто ведет людей к Богу. У нас есть не только общие точки соприкосновения, но единая гражданская позиция — мы вместе выступаем против насилия, экстремизма, беспризорности, наркомании, алкоголизма и пьянства, безнравственности, оккультизма, сатанизма, черной и белой магии. Митрополит Кирилл благословил и дал согласие на использование материалов Русской православной церкви для разработки? Основ социальной концепции? Российского объединения союза христиан веры евангельской. Я думаю, что и в Ярославле идет аналогичный процесс. На оптимизм настраивает и то, что Ярославский владыка Кирилл является тезкой митрополита.
Я вам должен признаться, что каждое свое богослужение мы начинаем с молитвы за патриарха Московского и всея Руси Алексия II и молимся за Православную русскую церковь.
— Предвижу ироничные замечания читателей: пусть, мол, попробуют не молиться, снова в подполье уйдут. Молиться вы начали в годы перестройки"
— Нет, значительно раньше, еще при советской власти.
Когда вдруг осознали, что, пока не простишь, никаких перемен не произойдет. Мы тоже ведь христиане, стали молиться, и ситуация начала меняться. И за президента молимся, президент наш нам нравится, хотя, признаюсь, сначала, конечно, был шок от того, что он из органов.
— Сейчас в нашей стране стали чуть ли не все верующими. На ваш взгляд, насколько искренни наши политики, когда молятся перед телекамерами"
— Я бы не сказал, что все стали верующими. Просто в последнее десятилетие была мода на веру. А сейчас, когда все стабилизировалось, 30 процентов населения по-прежнему считают себя атеистами. Я верю в искренность покаяния многих наших политических лидеров и чиновников высокого ранга. Покаяние — это полное изменение жизни, в результате которого рождается новый человек. У нас нормальный светский президент, который верит в Бога. Я помню такой эпизод. Путин собирался посетить Новый Афон в Греции, и была подготовлена статья. Но на Афон из-за погоды попасть не удалось, а статья появилась в газете? Известия?. Говорят, когда ему показали эту статью, он внес только одну правку в название статьи, и она стала называться? Путин и его семья — христиане, и это главное?. Я убежден, что Владимир Владимирович на самом деле, как и большинство наших современников, ищет Бога.
Сейчас нам легко работать, легко служить. У меня есть награды от президентов — и от Бориса Ельцина, и от Владимира Путина.
— И за что вас награждают"
— Формулировки разные, но общий смысл — за заслуги в построении гражданского общества. За что раньше нас сажали, теперь награждают.
Однажды мне мой папа, придя в очередной раз из тюрьмы, сказал такую фразу: ?Сын мой, никогда не подписывай того, что тебе предлагает советская власть?. И мне эта фраза на всю жизнь засела в голову.
— Но ведь сейчас ни для кого не секрет, что большинство, а может и все приходские священники, в советское время просто обязаны были? стучать? в КГБ.
— Я думаю, что не все. Были честные священники, уверен. Я не правомочен об этом судить, потому что принадлежал к другой, подпольной церкви.
— Будучи подпольным священнослужителем, вы, наверное, имели и светское образование, светскую профессию"
— Безусловно. У меня несколько специальностей. Основная — психиатр. Я много лет проработал в больнице? Матросская тишина?, рядом со знаменитой тюрьмой. Кстати, там я познакомился с Владимиром Вольфовичем Жириновским, с которым сейчас периодически встречаемся то в Кремле, то на президентских приемах, то в правительстве.
— Неужели Жириновский лечился"
— Нет, но нам предлагали его? полечить?. Это было вскоре после ГКЧП, в начале сентября 1991 года. В? Матросской тишине? тогда сидели гэкачеписты. Однажды к нам в больницу позвонили и сказали, что сейчас к тюрьме подъедут на грузовике люди — будут митинг проводить и надо взять их главного оратора. Я взял с собой несколько санитаров, и мы отправились к месту митинга. Жириновский тогда еще был никому не известен. Мы подождали, пока он закончит свою речь, а потом объяснили цель своего прихода. Он обратился ко мне примерно с такими словами: ?Я вижу, вы тут старший. А вы уверены, что поступите правильно"! Я вам не советую этого делать и не только потому, что наших больше, чем ваших?.
Я стал думать, что же мне делать. Отошел в сторонку и помолился. А потом сказал санитарам, чтобы не трогали его. Вот с тех пор мы и знакомы. Безусловно, он не был больным человеком, а роль шута или провокатора — это всего лишь была его роль.
— В Ярославль вы хотя и прибыли с частным визитом, но занимают вас дела государственные"
— Безусловно. Мы намерены обратиться в администрацию президента в связи с предстоящими выборами на всех уровнях. И с соответствующим письмом мы хотим обратиться и к патриарху Московскому и всея Руси Алексию II, чтобы он собрал представителей традиционных религий, включая протестантов. Суть проблемы вот в чем: нельзя в предвыборные кампании играть на религиозных чувствах избирателей. И вообще нельзя этого делать. Опасно и недопустимо. Мы призываем к пониманию и уважению друг друга, к какой бы конфессии каждый из нас не принадлежал. Призываем к толерантности.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru