Русская линия
Православие.Ru Алла Бородина09.04.2003 

Алла Бородина: «Ксенофобская кампания в СМИ стала для меня неожиданностью»
Интервью с автором историко-культурологической программы «История религиозной культуры» и учебника «Основы православной культуры»

Учебник «Основы православной культуры»
— Алла Валентиновна, расскажите, пожалуйста, о вашем учебнике?
— Учебник «Основы православной культуры» создан по авторскому курсу история религиозной культуры и соответствует 5 разделу курсу, который так и называется «Основы православной культуры». Это один из десяти разделов курса. Разрабатывая историко-культурологическую программу «История религиозной культуры» я ставила перед собой цель — повышение качества базового гуманитарного образования средствами религиоведческого содержания и духовно-нравственного воспитания, в том числе, гражданского, патриотического, через углубление историко-культурологического материала.
Учебник «Основы православной культуры» прошел экспертизу в Отделе религиозного образования катехизации Русской Православной Церкви, в учебно-методическом объединении по классическому университетскому образованию при МГУ им. Ломоносова. Имеет ряд положительных заключений в частности, проректора Православного Свято-Тихоновского богословского института (ПСТБИ) кандидата богословия иерея Алексия Емельянова, доцента МДА, члена комиссии по канонизации святых, директора центра и музея Павла Флоренского игумена Андроника (Трубачева), декана филологического факультета ПСТБИ, кандидата филологических наук Ирины Бугаёвой, профессора богословского факультета иерея Бориса (Левшенко), из института этнологии и антропологии РАН, игумена Луки (Головкова), ректора иконописной школы при МДА, сопредседателя координационного совета по взаимодействию Министерства образования и Московского Патриархата митрополита Солнечногорского Сергия, заместителя министра образования Леонида Гребнева, профессора Московской консерватории Медушевского, профессора МДА К. Е Скурата и многих других специалистов. Учебник подготовлен под руководством первого проректора Московского института образования С.Б. Романова.
— Скажите, как возникла идея написать учебник?
— Создание учебника и всего курса — это моя личная инициатива, мой личный труд, и ни одна организация не планировала их разработку и не финансировала работу.
— Почему вы решили взяться за эту работу?
— Потому что совершенно очевидно, что в содержании образования не достает этой составляющей, которая могла бы помочь нам повысить качество образования по гуманитарным базовым предметам — литературе, русскому языку, истории, искусству. Естественно, эта составляющая связана с самобытностью народа, с ментальностью, с глубинными основами отечественной культуры. Это — религия, и, прежде всего, православная культура. Эту составляющую искали многие педагоги, в том числе и я. Не сговариваясь друг с другом, специалисты-практики начали разработку таких курсов. Специального заказа от государственных структур не было. Не знаю, были ли такие заказы от Церкви. Когда труд был выполнен, я принесла его на рецензию.
— Почему оказался востребован именно этот курс?
— Необходимость в разработке такого курса и такого учебника назрела давно. Все были в ожидании, и в том числе я. Но когда я поняла, что культуру, самобытность, может спасать только сам народ, решила выполнять эту работу. Сегодняшний день характеризуется увеличением информации о мире через СМИ, через интернет. Но через эти же каналы распространяется и насилие, безнравственность, пропагандируется оккультизм и деструктивные секты. В этой ситуации встает острая потребность в повышении качества гуманитарного образования ребенка, чтобы, вооружив его знаниями, защитить от обрушившейся лавины зла, перемешанной с новыми интересными и полезными явлениями в нашей жизни.
— Как построен учебник, что главное вы хотели донести до детей?
— Учебный курс, как и учебник, изначально разработан для общеобразовательной государственной «массовой» школы. Это стало возможно за счет использования историко-культурологического, системного подхода. Системность обеспечивается не только организационной формой обучения, но, в первую очередь, тщательной продуманностью постепенного погружения в предмет: от простого, родного, более доступного — к более сложному, все более глубокому осмыслению религиозного содержания, сохранившему до наших дней, живущему в памятниках культуры. Я не ставлю вероучительных задач, но не включать в содержание разделы о догматах, об истории Церкви невозможно. Это историческое содержание православной культуры, и оно там присутствует. Но учебник совершенно ненавязчивый, я даже сознательно построила его так, чтобы избежать каких-то нравоучений. Думаю, что надо оставлять ребенку возможность с семьей разобраться, во что ему верить, как ему верить. Но к традициям своего народа, безусловно, нужно относиться с уважением. Создавать учебник по «Основам православной культуры» и не писать хорошо, с любовью и уважением о предмете, было бы просто аморально. Тем более, наша культура является частью мировой культуры. И отечественные исследователи, и зарубежные подчеркивают ее главную особенность — духовность. И нам нечего этого стесняться.
— Как, по-вашему, можно совместить эти два понятия — Православие и культура?
— Так исторически сложилось, что русская культура формировалась на основе православных ценностей. Это не значит, что мы всегда идеально поступали, наверное, как и любой народ, и любой человек, мы имеем много слабостей, но идеалы наши — из Православия. Федор Достоевский писал, что о русском народе надо судить по его идеалам. Все наиболее значимое и для нас, и для всей мировой культуры: поэзия, особенно поэзия «серебряного века», иконопись, живопись, древнерусская литература, творчество Ф. Достоевского, А. Толстого, Н. Лескова, А. Пушкина, М. Лермонтова и других писателей — прочно опирается на православную этику, христианские символы, понятия, идеалы. Все эти сокровища не могут быть осмыслены без достаточного освоения религиозной, особенно — православной культуры. И это ощущают все учителя. Духовная лексика вытесняется из нашего языка, а литература и поэзия строится, прежде всего, на философско-религиозных понятиях, иногда они скрыты за образами, но эти образы имеют конкретные корни. И если мы знаем, что стоит за этими образами, то все произведение раскрывается перед нами, если не знаем, то, конечно, все остается закрытым и непонятным. Когда я готовила этот учебник, были разные вопросы, в том числе, и по сочетанию слов Православие и культура, причем, даже было такое мнение, что нельзя соединять эти понятия на сегодняшней ступени развития общества. Тем более, что СМИ делают все, чтобы культура снижалась и говорить о культуре в отношении к Православию сегодня довольно сложно. Но, тем не менее, православное отношение к жизни, к людям, нам присуще.
— Как построен учебник, что в него вошло?
— Сам учебник рассчитан только на 1 год. Он соответствует 5 разделу программы, там 36 часов, 36 уроков. В основном, использован исторический, культурологический материал, есть раздел, посвященный храму, раздел посвященный иконописи, включено изучение богословских понятий и символов. Сами уроки должны строиться не как нравоучительные беседы. Это обычный урок. Никаких расчетов на интуицию или «посещение духа» быть не должно. Дух гармонии присутствует там, где есть добросовестный труд, профессионализм, уважение к детям, учет их возрастных особенностей и убеждений. Здесь должна быть определенная концепция — любящий подход. Бывает так, что к детям приходят люди, которые принимаются за это дело именно по религиозным убеждениям, но без педагогического образования и опыта. В результате, уроки превращаются в проповеди, а дети теряют всякий интерес к предмету. Но с функцией проповеди прекрасно справляется Православная Церковь.
Есть и другой подход — чистое религиоведение. Этот подход также неприемлем для школы. В одном из предлагаемых современных учебников под руководством Шабурова, построенных по религиоведческому принципу всего 20 страниц отведено на Православие. А для ислама выделено более 50 страниц, для иудаизма — то же самое. В разделе «Православие», например, написано, что Евангелие — это жанр литературы.
— Ничего себе…
— Да, вот и твори в этом жанре! Но это и есть настоящая провокация — писать для России такой учебник. Просто проинформировать, где, кто и как верит — это неинтересно. Зачем мы будем забивать голову ребенка ненужной информацией? Это подходит для высших ступеней образования. А школьное образование должно быть больше человечным, оно не должно строиться ни на критике, ни на сухой информации. Тем более, как строится религиоведение? Изучение начинается с брахманизма. С чего бы это для российских школ вдруг начинать обучение с брахманизма? Все это интересно, но интересно тогда, когда ты со своими традициями разберешься. И тогда возникает вопрос — а как у других? А если начинают рассказывать о том, что есть много религий, учений, все это на целый год, а только в 11 классе 20 страниц выделяют на Православие — это провокационно. И только мы в силу своего православного мировоззрения можем относиться ко всему этому терпеливо…
— А вот некоторые считают, что и брахманизм — необходим в школьной программе…
— Мы говорим об отечественной культуре. Для изучения японской культуры или Индии нужны иные культурологические, религиоведческие знания. Вся школьная программа ориентирована на русскую культуру, на русскую историю. Почему же мы должны начинать с брахманизма? Тем более что русские по природе своей пытливы и без того интересуются другими культурами и историями. Но сначала мы должны изучить свою культуру. Кстати, курс «История религиозной культуры» так и построен: начальные классы и средняя школа изучают христианство, в 10 классе — древние религии, в 11 — современная конфессиональная картина мира. Мы не ущемляем никого. Но 80% содержания курса должно быть посвящено Православию. Все должно быть справедливо.
— К сожалению, против учебника ведется активная кампания по дискредитации и уничтожению. Какие разделы учебника вызвали наиболее отрицательную реакцию?
— Я бы не хотела об этом говорить. С этим должны разобраться юристы, специалисты. Тех, кто выступает против учебника, смущают моменты канонического Евангелия. Но ведь никому в голову не приходит исправлять наши исторические памятники, тем более, что речь идет о Священном писании. Этих людей возмущает то, что мы хорошо, с любовью говорим о своем народе, о Православной Церкви.
— Отчего пошел такой негатив?
— Вы знаете, мне тоже бы хотелось знать, в чем дело. Те, кто выступает против учебника, жалуются в суды, обращаются в прокуратуру. Пытаются светскую рецензию использовать для привлечения по 286 статье УК. Может быть, это какой-то политический заказ. Мне бы хотелось, чтобы правоохранительные органы разобрались. Может, это и какие-то другие причины, бескультурье, невежество, я могу только догадываться, но утверждать не могу. Известный философ И.А. Ильин писал о том, что есть люди, у которых атрофирован «орган духа». «Идея родины ничего не говорит их душе… духовно мертвый человек не будет любить свою родину и будет готов предать ее потому, что ему нечем воспринять ее и найти ее он не может», — пишет Ильин. А есть еще понятие — Геростратова слава. Люди любят найти какую-то тему, где ничего не надо разрабатывать, а можно сделать какую-то пакость, и получить известность. Но, тем не менее, надо говорить о наших правах на культуру. Даже если бы она интересовала только меня, то я имею право ее изучать, отстаивать, сохранять. Почему нам кто-то должен диктовать, как нам строить свою жизнь. Права на культуру, на язык закреплены конституцией, и государство пока никто не отменял. Я очень люблю свой народ, верю в свой народ и думаю, нам не нужно комплексовать по поводу своей культуры.
— Ожидали ли вы такую реакцию?
— Ксенофобская кампания в СМИ против учебника была для меня неожиданностью, так же как и провокации в центре Сахарова, как и когда-то попытки растлевающего полового воспитания, как и ложь в СМИ, как развал культуры и образования. Я, например, не устаю удивляться, почему правительство и лично президент России допускают эти безобразия, почему допускают использование СМИ с целью пропаганды насилия, разрушения культуры, разжигания национальной вражды. Сейчас есть такая практика — раздувать истерию вокруг слов «русский», «православный», «иудей», «еврей». Но ведь эти слова есть в словаре, что же в них такого ужасного? запретного? Думаю, что с таким положением нужно бороться. У нас общий язык, культура. Когда Советский Союз распался, народы, которые отделились от Союза, стали возрождать свою культуру, передавать ее детям. Куда, интересно, делась русская культура? По какому праву надо ее уничтожать?
— Как вы относитесь к заявлениям о том, что введение «Основ православной культуры» — это мракобесие?
— Мракобесие? Считаю, что подобные заявления должны быть наказуемы. Это оскорбление. И противостоять этому можно и нужно.
— Помогал ли вам кто-то?
— Меня защищали не какие-то организации. Меня защищали именно православные люди. Звонили и предлагали свою помощь. Поддерживали, делали заключения, а это огромная работа, ведь нужно прочитать материал, все проверить. И это совершенно бескорыстно. Вот это и есть Православие живое. И если это будет развиваться, то нам ничего не страшно.
— Но это идет вразрез с современной идеологий по типу «бери от жизни все"…
— Да, потому так на учебник так и ополчились, что понимают, что это связано с Православием. Когда о том, что нужно сделать такой курс, написать такой учебник, говорили из года в год на разных конференциях, то никто особо не возражал. Понимали, что Закон Божий не войдет в школы, религиоведение — не интересно школьнику, поэтому перспектив особенных не было. А сейчас можно говорить об историко-культурологическом курсе, когда мы не навязываем детям веру, не агитируем в Православие. Я никогда не спрашивала учеников, к каким конфессиям они принадлежат. Мы изучаем культуру. Если человек воспитан в другой культуре, изучение «Основ православной культуры» ему не помешает, оно не собьет его с его пути. Мы ничего не навязываем. Не учим детей, например, молиться.
— Ведется ли уже преподавание по вашему учебнику?
Учебник «Основы православной культуры». Книга для учителя
— Уже целые регионы преподают по учебнику «Основы православной культуры». И надо сказать, что, поскольку к учебнику сейчас возник обостренный интерес, это дает даже положительные результаты. Мне звонят директора школ, которые прочитывают учебник по нескольку раз. Они проверяют текст и по Священному Писанию, и по истории Церкви. Директор одной школы сказала: «Я прочитала его уже столько раз, что выучила его наизусть. Хоть убейте, я не вижу ничего здесь дурного, здесь все так хорошо. Настолько живая, заинтересовывающая книга». Многие открывают этот учебник и уже не расстаются с ним.
— Может, поэтому учебник вызвал такую обостренную реакцию, что он живой, интересный, а не скучный, сухой?
— Конечно. Мне так и говорят — в этом учебнике есть душа. Он живой. Те, кто ненавидят нашу культуру и пытаются лишить нас настоящего образования, подлинного образования, стараются навязать нам чисто информативные подходы в обучении. Сделать так, чтобы культуру образование не передавало. Но функция образования в том и состоит, чтобы передать именно культуру. Не надо делать из нас бездушные существа, рабов. Человек имеет право оставаться человеком. Понятие человек подразумевает и то, что у него есть духовность. Превращать нас в животных никто не имеет права. Надо сопротивляться. Надо просто дальше работать — и это и есть наше сопротивление.
— Где уже используется учебник и курс?
— Учебник используется в разных районах. И в Курске, и в Оптиной пустыни, в Хабаровске, в Тюмени. Его на Украину берут и говорят о том, что его надо распространять.
— Какие задачи на будущее?
— Надо разрабатывать учебную программу дальше. Разрабатываю и я, и другие специалисты. Православная культура — необъятна, она очень богата. Я считаю, что в моей программе содержится какой-то минимум. Должны быть и пособия, и хрестоматии, эта область привлекает серьезное внимание. И даже за рубежом. Практика покажет, что наиболее приемлемо для нашей культуры. А мы будем трудиться, делать свое дело.
— Тяжело Вам, наверное?
— Непросто. Особенно, когда предают. А мне нужна была очень большая помощь, и не только молитвенная. К сожалению, бывает такой перекос, такое равнодушие, когда говорят: «Ну, как Господь сделает». Но Господь живет в людях. Совесть — это вот проявление Господа. И если нам больно становится — то вот Он живет. Мы должны сделать так, чтобы совесть была жива, человек должен жить, активно жить внутренне. И уж конечно, помощь ближнему — это самое сердце Православия. Мы должны помогать друг другу, служить ближним. Я, например, служу — народу, ближним, детям.
С Аллой Валентиновной Бородиной беседовала Анна Гальперина

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru