Русская линия
Православная газета г. Екатеринбург07.04.2003 

Порт-Артурская икона Пресвятой Богородицы неожиданным образом посетила Урал

Чтобы более подробно написать об иконе Божией Матери «Порт- Артурская», пришлось пролистать немало книг в иконной лавке Епархии, но так ничего и не нашлось. «Икона эта — единичная, не такая распространенная, как другие, поэтому, может, и не внесена в справочники» — пояснили работники лавки.
Пришлось довольствоваться только тем, о чем рассказал кронштадтский иеромонах Тихон, который с несколькими братьями сопровождает вышеназванную икону, в эти дни идущую Крестным Ходом по всей Святой Руси от самых западных границ ее — до восточных. А затем и еще дальше: в одну из провинций Китайской Народной Республики, на кладбище, где захоронены русские воины, павшие при героической обороне Порт-Артура во время русско-японской войны (1904−1905гг.)
Мы, может быть, не так часто задумываемся над этим, но вполне очевидно, что наиболее почитаемые на Руси иконы Божией Матери были прославляемы на полях кровопролитных сражений. История свидетельствует о том, что каждая значимая победа русского оружия освящена той или иной общенациональной святыней. И именно присутствие в военном лагере святыни — кроткого, исполненного смирения лика Богоматери и Богомладенца — и было той вдохновляющей, воодушевляющей и освящающей силой, которая вела наш народ ко многим славным победам.
В свою очередь, в довольно близкую к нам по времени эпоху, мы имеем и обратные примеры, которые характеризуют состояние веры и нравственности русских людей вообще, а в частности и военных, с отрицательной стороны.
«Передай архиепископу, чтобы он напрасно не беспокоил Царицу Небесную — мы и без Нее обойдемся!» — так кощунственно заявил главнокомандующий сухопутными и морскими силами во время Крымской войны 1853−56 гг. князь А.С. Меншиков гонцу архиепископа Херсонского Иннокентия, когда тот попытался переправить в действующую армию чудотворную Касперовскую икону Божией Матери. Образ, достигший лишь Северной стены Севастополя, возвратился обратно. И именно эта часть города, как известно, избежала разрушения и не была взята неприятелем.
Подобный же случай произошел и с Порт-Артурской иконой Божией Матери. На этой иконе мы видим Пресвятую Богородицу, изображенную, как на иконе Покрова, только в руках Пречистая Дева держит не омофор, а плат с Нерукотворным изображением Спасителя. Мы видим Ее на фоне скалистого дальневосточного берега и бескрайнего моря. Матерь Божия Своими стопами попирает два обнаженных меча. Над Ней с правой стороны изображение архистратига Божия Михаила с огненным мечом, с левой — архангела Гавриила с цветущей ветвью в руках; по центру изображение Бога-Отца, как в росписи киевского Владимирского собора.
Обращаясь к защитникам Порт-Артура, Пресвятая Богородица как бы призывает уповать не столько на военную мощь Российской империи, сколько на Своего Божественного Сына, Чей Нерукотворный Образ Она держит в Своих руках.
История этой иконы такова. Ровно за два месяца до начала Русско-японской войны в Киево-Печерскую Лавру на богомолье пришел старик-матрос, участник обороны Севастополя. Ему во сне было видение — стоящая спиной к морскому заливу Пресвятая Богородица (в том виде, в котором Она изображена на Порт-Артурской иконе). Она поведала матросу, что вскоре начнется война, в которой Россию ожидают тяжелые потери и испытания. При этом Она повелела написать образ, точно передающий видение, и отправить икону в Порт-Артурскую крепость, обещая помощь, покровительство и победу русскому воинству тотчас по прибытии иконы в указанное место. Это видение стало известно богомольцам Киево-Печерской Лавры.
Когда пришло первое известие о начале Русско-японской войны, десять тысяч паломников по пятачку собрали сумму, необходимую для написания иконы. Но иконописец и мастера, работавшие над иконой, за свой труд ничего не взяли. Образ был изготовлен по описанию матроса. На полях иконы вязью по эмали были начертаны слова: «В благословение и знамение торжества христолюбивому воинству Дальней России от святых обителей Киевских и 10 000 богомольцев и друзей». Образ переслали в Петербург на адрес Адмиралтейства для отправления по назначению.
Но только в августе, через полгода после начала войны, святая икона была доставлена во Владивосток. Ее встретили в Кафедральном соборе города. Начальник Тихоокеанской эскадры вице-адмирал И.И.Сарыдлов распорядился оставить икону в кафедральном соборе города, объяснив это отсутствием свободных кораблей, на которых можно было бы безопасно доставить икону в осажденный Порт-Артур. За время пребывания иконы во Владивостоке с нее было снято несколько копий, которые верующие моряки пытались различными путями доставить в Порт-Артур. Ни одна из таких попыток не увенчалась успехом. Время шло. Положение на фронте ухудшалось. Повеление Пресвятой Богородицы никем не исполнялось. Наконец, в Петербурге объявился доброволец, из газет узнавший о судьбе Порт-Артурской иконы и решивший с благословения своего духовника — отца Иоанна Кронштадтского доставить ее в Порт-Артур.
В первых числах октября этот человек — отставной ротмистр, участник русско-турецкой войны в 1877−78 гг., Н.Н.Федоров — выехал во Владивосток, куда прибыл 7 ноября 1904 года. Только 4 декабря он смог вывезти икону из Владивостока на норвежском пароходе. Со стороны военных помощи так и не последовало. Но добраться до Порт-Артура было уже невозможно — через две недели крепость была сдана. Федоров, испросив разрешения в Петербурге, отправил икону в действующую армию к генералу Куропаткину. Дальнейшая судьба иконы покрыта неизвестностью. Но о Куропаткине святой праведный Иоанн Кронштадтский писал так: «Вождь нашего воинства А.Н.Куропаткин оставил все поднесенные ему иконы в плену у японцев-язычников, между тем как мирские вещи все захватил. Каково отношение к вере и святыне церковной! За то Господь не благословляет оружия нашего, и враги побеждают нас. За то мы стали в посмеяние и попрание всем врагам нашим».
6 мая 1998 года группа паломников из Владивостокской епархии обрела Порт-Артурскую икону в одном из антикварных магазинов Иерусалима, узнав этот образ по сохранившимся описаниям.
В настоящее время образ, написанный «в знамение и благословение христолюбивому воинству Дальней России», чудесным образом возвратился в тот край, который это воинство некогда защищало.
Казалось, что безвозвратно ушли в прошлое крестные ходы, молебны перед началом сражений, военные священники, полковые церкви. На протяжении 70 лет Церковь и Армия были насильственно отторгнуты друг от друга. Однако в наши дни мы видим, как постепенно, малыми шагами идет процесс возрождения былых традиций Российской Армии.
Дай Бог, чтобы возвратилось в нашу армию и благословенное почитание святынь, которые в течение многих веков изливали благодать, воодушевляли и вели к победам христолюбивое русское воинство.
И через семьдесят лет после непосредственного написания Порт-Артурской Божией Матери был сделан первый после революции список с нее. Работу эту выполнил священник — иконописец Михаил Осипенко-Углицкий.
В память о тех событиях и совершается нынешний Крестный Ход иконы Божией Матери Порт-Артурская. Путь ее пролегает почти полностью по трассе, которую в народе часто называют еще «пекинкой», то есть по автомагистрали Москва- Пекин. Посещение даже больших городов, не говоря уже о небольших населенных пунктах, практически не предусматривается.
Но случилось то, что случилось. Вечером, 31 марта, недалеко от кафе, что стоит на трассе на окраине города Ачита, машина, в которой везут икону, неожиданно остановилась. За помощью священнослужители обратились именно сюда, в кафе. И разве случайно, что там работает человек, хотя и из мусульманской семьи по происхождению, но хорошо знающий местного православного священника, отца Владимира Кисякова. И который благосклонно относится к православной вере. Да плюс к тому же — неплохой автомеханик.
Он-то и вызвался бесплатно отремонтировать машину необычным гостям, а в процессе устранения поломки уговорил заехать с иконой в город, к храму. Никак не мог допустить, чтобы редкая икона проехала мимо Ачитского прихода. Как скажет после иеромонах Тихон: «Это было просто какое-то Чудо Божие. Мы, словно малые дети, безропотно пошли за иконой в совершенно незнакомый маленький уральский городок, где остановка не была предусмотрена. А уж тем более — с ночевкой».
Клир храма с благоговением принял «гостью». Сразу же вокруг храма был совершен Крестный Ход с иконой. Был уже поздний вечер, и на ночь икону разместили в доме отца Владимира. Здесь надо особо отметить, что за время всего следования от своего выхода из кронштадского храма это оказался всего второй (!) частный дом, куда вносилась икона. Первым был дом… самого Иоанна Кронштадского в Петербурге.
Всю ночь к дому батюшки тянулись люди и ни перед кем из них не закрыли дверь. Они молились всю ночь, прикладывались к редчайшей иконе со слезами на глазах. Приложился к святыне и тот самый автомеханик — мусульманин, стараниями которого образ Божией Матери и пришел сюда. В пять часов утра был вновь совершен молебен и Крестный Ход с иконой вокруг храма.
Во время ночных молитв выяснились новые, не менее удивительные подробности, связанные с иконой Пречистой Девы. Оказывается, близкий родственник иконописца, отца Михаила Осипенко-Углицкого, отец Сергий Яхлоков, в свое время служил неподалеку, в Красноуфимском приходе.
«Обойдя» все три храма Красноуфимска, Порт-Артурская Богородица оправилась в дальнейший путь. Следующую остановку она сделала в монастыре Царственных Страстотерпцев на Ганиной яме, где с ней также совершили Крестный Ход по всему наружному периметру монастырской обители. Почти всю ночь не стихали молитвы в монастырском храме во имя Святых Царственных Страстотерпцев, где установили на ночь икону — «путешественницу».
Утром, после молебна, через Каменск-Уральский, Шадринск и Курган икона продолжила путь дальше на восток, к конечному пункту своего назначения — Порт-Артуру.
В нем на русском кладбище захоронен 14 631 русский защитник крепости. Центром мемориала стала православная часовня высотой 15 метров, построенная из гранита и мрамора. Позднее, в 1912 г., перед входом на Русское кладбище установили беломраморный Крест высотой 8 м. На его лицевой стороне высекли слова «Вечная память доблестным защитникам Порт-Артура, жизнь свою положившим за Веру, Царя и Отечество. Больше сея любви никто не имать, да кто душу свою положит за други своя».
В 1913 г. японские водолазы обследовали на морском дне броненосец «Петропавловск», на котором в марте 1904 г. погибли командующий русской эскадрой в Порт-Артуре адмирал С.О.Макаров и его друг, русский художник В.В. Верещагин. На броненосце были найдены останки погибших моряков. Гробы с этими останками после отпевания в русской церкви в Дальнем японский почетный караул доставил в Порт-Артур, где их похоронили на Русском кладбище.
В 1945-м году, после окончания войны на Дальнем Востоке район Порт-Артур — Дальний стал использоваться СССР и Китаем как военно-морская база для предотвращения повторной агрессии со стороны Японии. В конце августа 1945 г. Советская Армия вступила в Порт-Артур, который для нее являлся конечной целью в войне против империалистической, Японии на территории Маньчжурии. На Русском кладбище Порт-Артура вновь появились свежие могилы. Первыми похоронили 174 человека, погибших при освобождении Ляодунского полуострова.
Всего на Русском кладбище Порт-Артура за период 1945—1955 гг. было захоронено 2030 советских граждан, в том числе 1408 военнослужащих и 630 их родственников. Из общего числа военнослужащих 645 человек погибли при несении службы в Порт-Артуре с 1946 по 1949 годы. Кроме того, здесь похоронили 241 советского военнослужащего, погибшего в небе Северной Кореи в корейской войне 1950−1953 гг., в том числе 107 летчиков, из которых трое — Герои Советского Союза.
В 1946 г. здесь была похоронена последняя защитница Порт-Артура, бывшая сестра милосердия Е.И.Едренева.
В настоящее время общая площадь Русского кладбища составляет 4,8 га и оно является самым большим мемориальным комплексом России на территории Китая. На нем находится более 1600 памятников и скульптур. Весь этот ансамбль признан объектом, имеющим высокую историческую и художественную ценность.
Все исторические реликвии, имеющие отношение к истории и памяти России, находятся под заботливой опекой местных властей и населения города, что свидетельствует о сохранении китайским народом чувства дружбы к русскому народу и памяти своих освободителей.
Сейчас г. Порт-Артур (Люйшунь) по количеству исторических памятников и реликвий, имеющих отношение к России, является уникальным городом, равным которому, по-видимому, нет за пределами нашей страны.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru