Русская линия
Сводка новостей от 10 апреля 2016

Об исцелении бесноватого отрока
Неделя 4 я Великого поста…

Сегодняшнее воскресное Евангелие от Марка повествует нам об исцелении бесноватого отрока. Однажды один человек от народа подошёл к Господу Иисусу Христу и говорит: «Учитель! я привёл к Тебе сына моего, одержимого духом немым: где ни схватывает его, повергает его на землю, и он испускает пену, и скрежещет зубами своими, и цепенеет. Говорил я ученикам Твоим, чтобы изгнали его, и они не могли».

Воистину несчастье — бесноватый ребёнок. Само слово «беснование» указывает на природу этого явления. Отрок был одержим бесом, который его даже на землю повергал, и он скрежетал зубами, пену испускал — такое страшное овладение нечистым духом душою мальчика. Но вообще‑то и каждый человек в той или иной мере является бесноватым. В связи с тем что человек отпал от Бога, его природа повредилась и земля его сердца, на которой должны произрастать добродетели: радость, мир, долготерпение, кротость, воздержание, любовь к Богу, молитва, — стала производить другое — страсти. Наше сердце более склонно ко греху, в нём скрывается зависть, блуд, сребролюбие, всякая нечистота, немолитвенность, забвение Бога, уныние, гордость, тщеславие, восхваление себя, искание своего, желание покоя, объедение, пьянство — бесчисленное множество грехов. Они сами растут в сердце человека, тем более если его с самого рождения не воспитывать и не давать возможности действовать в нём благодати Божией.

Многие родители рассуждают так: вырастет, сам всё поймёт. Но это всё равно, что не обрабатывать землю и говорить: зерно само вырастет. Нет, вырастет репей, крапива, бурьян, полынь, вырастет что угодно, но не зерно. Ничего доброго не будет, если над этим не трудиться. Известно, что сорняк растёт и размножается сам, а доброе семя нужно поливать, удобрять, полоть, окапывать, чтобы произросло что-то доброе. Чтобы воспитать в дитяти, допустим, молитвенность или любовь к храму, нужно потратить десятилетия, а чтобы научить матершинничать, достаточно одного вечера. И так во всём. Поэтому издревле детей крестили сразу после рождения, на сороковой день или даже на восьмой, чтобы с самого младенчества ребёнок имел возможность причащаться Святых Христовых Таин, чтобы мать могла его носить постоянно в храм, чтобы он постоянно слышал слово Божие, видел святые иконы, слышал церковное пение, чтобы пребывание его в церкви создавало противовес тому злу, которое существует в мире, и злу, которое существует в нём самом.

С самого младенчества начинается эта борьба за душу. И те родители, которые упустили время — например, крестили ребёночка не сразу или даже и крестили рано, а потом в церковь его не носят, не причащают, не воспитывают по-христиански, потому что сами ничего не знают, — они дают спокойно возрастать в ребёнке злу. А когда человеку уже пятнадцать-семнадцать лет, зло, которое в нём было в зачатке, распускается пышным цветом, так что родители, небрегущие о своих детях, потом пожинают то, что они сеют, вернее, то, что посеяно грехом. И они обычно ужасаются: откуда в нём это? он был маленький такой хорошенький. Да, конечно, любое маленькое дерево очень нежное на вид, а когда ему лет триста, то это уже огромный корявый кряж, в нём и дупла, и сухие сучья, и черви, и гниль.

Многие отцы и матери потом ругают детей, проклинают, хулят их: вы такие‑сякие, непослушные, — не задумываясь, кто в этом виноват. Конечно, само дитя тоже имеет часть вины на себе, но во многом виновато и его окружение. Тот родитель, который к Господу Иисусу пришёл, сказал, что сын его беснуется. Но беснование — это же следствие порабощения грехами. И в наших детях тоже бесы сидят: бес гордости, зависти, непослушания, непочтения, хулы, ругательства и всякие другие. Многих бесов мы передаём детям сами, по наследству и через воспитание, потому что они в нас сидят и, естественно, переходят на наших детей; мы заражаем их этими дурными, греховными болезнями. Что есть в нас, то есть и в детях наших.

Беснование бывает разной степени. Вот в этом отроке бес был настолько силён, что даже святые апостолы, которым Господь дал власть на духов нечистых, не могли его изгнать. И когда несчастный отец пришёл к Господу, то Он сказал, обращаясь к бесам, обдержавшим этого мальчика: «О, род неверный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?» Господь возмутился духом, потому что для Него ненавистно, когда человек, будучи сыном Божиим, носящим в себе отпечаток Божества Пресвятой Троицы, отдан собственной глупой волею на поругание каким то вредным существам, которые руководят им через страсти.

«И привели его к Нему. Как скоро бесноватый увидел Его, дух сотряс его». Бесёнок почувствовал, что благодать Божия приближается, сейчас ему плохо будет, и отрока стало трясти. «Он упал на землю и валялся, испуская пену». Часто можно наблюдать такую картину, когда ребёнок бросается на спину, дрыгает ногами и орёт. Это то же самое беснование, и причина часто в порочном воспитании: несчастная душа ребёнка не может противостоять злу, которое в нём кипит. Он падает на пол, закатывает истерики: я не буду, не хочу, хочу белого пуделя.

«И спросил Иисус отца его: как давно это сделалось с ним? Он сказал: с детства; и многократно дух бросал его и в огонь и в воду, чтобы погубить его; но, если что можешь, сжалься над нами и помоги нам. Иисус сказал ему: если сколько-нибудь можешь веровать, всё возможно верующему. И тотчас отец отрока воскликнул со слезами: верую, Господи! помоги моему неверию». Замечательные слова он произнёс — сказал со слезами, что уверовал в Спасителя. Слёзы есть свидетельство того, что его молитва, это обращение к Богу, шла от самого сердца. И тут же он испугался своих слов, тут же его осенило: какая же это моя вера, какое же моё состояние души, если у меня таков отрок? Но сразу раскаялся в своём маловерии: «Господи! помоги моему неверию». Покаяние и обращение к Богу.

«Иисус, видя, что сбегается народ, запретил духу нечистому, сказав ему: дух немой и глухой! Я повелеваю тебе, выйди из него и впредь не входи в него. И, вскрикнув и сильно сотрясши его, вышел; и он сделался, как мёртвый, так что многие говорили, что он умер. Но Иисус, взяв его за руку, поднял его; и он встал. И как вошёл Иисус в дом, ученики Его спрашивали Его наедине: почему мы не могли изгнать его? И сказал им: сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста». Не хватило у учеников Христовых этих христианских добродетелей для того, чтобы беса связать и изгнать. Чему это Евангелие нас учит? Что всякое беснование изгоняется молитвой и постом, то есть воздержанием. Речь не о том, что мяса не есть, молока не пить — этим не изгонишь беса. Имеется в виду воздержание от всего греховного, труд души и молитва.

Каждый из нас одержим бесами в большей или меньшей степени, а некоторые полностью связаны. Вот жалуется человек: у меня язык как овечий хвост, мелет и мелет, я не могу остановиться. То есть в нём сидит бес многоглаголания, не может человек молчать, а только и ищет повода, с кем бы поговорить. Другой не может с деньгами расстаться: жалко. Это бес жадности. В третьем бес блуда. Ты понимаешь, что это смертный грех? Понимаю. А почему делаешь? Я не могу. То есть связан уже накрепко. Так же бес пьянства, бес злобы, гнева, зависти, осуждения, хулы, бес ослепления, когда человек не видит в себе грехов. Грешен с ног до головы, но не видит ни одного греха, чуть не святой. И как их изгнать? Только молитва и воздержание от греха может помочь. Сам человек победить грех не в состоянии, один Господь избавляет от этого беса, когда человек всю волю свою, все силы употребляет на то, чтобы не грешить, и обращается к Богу от всего сердца со слезами: «Господи, избавь меня от этого». Если человек сам все силы тратит на то, чтобы избавиться от греха, и просит Бога, чтобы Господь его исцелил, тогда бес выходит. Потом он ещё долго будет смущать его душу, показываясь на горизонте, соблазняя его, но человек всегда устоит, если возненавидит грех.

А у нас часто как бывает? Приходит человек на исповедь и говорит: редко хожу в церковь. Каким бесом он обладаем? может быть, бесом маловерия — не верует в то, что необходимо каждое воскресенье в храм ходить. Как же этого беса можно победить? Только одним способом: настало воскресенье — и все силы души направить на то, чтобы идти в храм. А если возникнут какие то обстоятельства, которые этому мешают, со слезами возопить к Богу: «Господи, помоги мне преодолеть». И всё равно идти. Ну, только если болезнь серьёзная или трамвай тебя переехал, тогда уж никак не получится, а во всех остальных случаях почему не пойти? Если у тебя дел много, сходи на раннюю, и в девять часов уже свободен. Пожалуйста, весь день у тебя: стирай, шей, салаты режь, что угодно можешь делать. Но нужно себя понудить обязательно, нужно нести подвиг, нужно обязательно противостоять греху — только тогда этот бес тебя покинет.

А если подвига нет, то человек так бесноватым и умрёт. И когда его душа выйдет из тела, и он будет проходить мытарства, бесы его схватят и увлекут в преисподнюю, хотя он, может быть, сорок лет в храм ходил каждый день. Ходить то можно, но нужна борьба с грехом. А то меня толкнули — и я толкнул; мне сказали — и я сказал; захотел — пошёл, не захотел — не пошёл. Бес шепчет: посплетничай — и человек сплетничает; бес шепчет: осуди — и он осуждает; бес говорит: ругайся — и он ругается. Человек на поводу, бес его водит и смеётся над ним, потому что он свой образ Божий втаптывает в грязь.

А если есть воздержание, то, когда бес ему шепчет: осуди, — человек говорит: «Не судите, да не судимы будете. Ближний мой сегодня так согрешил, а я завтра ещё хуже согрешу. Прости меня, Господи, дай мне видеть мои согрешения и не осуждать брата моего». Бес говорит: посмотри туда — а человек, наоборот, отвращает взор: не моего ума дело, не хочу туда смотреть. Бес шепчет: поспи — а благочестие говорит: вставай. Бес внушает: ну, ты устал, хватит молиться — а человек решает: нет, я буду молиться, потому что молиться надо непрестанно. И так всегда надо понуждать себя. Но если человек просто понуждает себя и не обращается к Богу, это тоже бесполезно. Никто ни один грех победить сам не может. Можно только, увидев его в себе, изо всех сил своей души возненавидеть и обратиться к Богу: «Господи, вот Ты видишь, я такой окаянный, жадный, злобный, греховный, ругательный, избавь меня от этого». Возопить к Богу от всей души: «Господи, помоги моему маловерию, избавь меня от этого». И Господь поможет избавиться.

Некоторые просят: Господи, помоги, избавь меня от этого, избавь меня от того — и в утренних молитвах, и в вечерних, и ещё в каких, а сами палец о палец не ударяют. Избавь меня от пьянства, а сам бежит за бутылкой. Это смешно просто. Вот если уже кто-то пришёл с бутылкой, и уже налил, уже искушение прямо на столе, и страстно хочется — тут возопить: «Господи, помоги удержаться. Господи, сделай что угодно, только спаси». И Господь найдёт способ: или бутылка вывернется у него из руки и разобьётся вдребезги, или кран протечёт и вода фонтаном начнёт бить. Господь как-то устроит, чтобы обязательно помешать этому греху, но только если молитва идёт от сердца, а не лукавая. Потому что часто человек вроде говорит: ой, Господи, помоги, — а сам жаждет греха: ну всё, не могу. Это уже лукавство, потому что никогда искушение не бывает сильнее человека. Искушение бывает ровно настолько, насколько человек может его победить. И если он обратится к Богу, то Господь ему тут же поможет, тут же пройдёт всякое желание греха, тут же человек избавится. Вот в тебе всё кипит, прямо не можешь терпеть — помолись Богу: «Господи, меня гнев душит, раздирает на части, помоги, видишь, Господи, в каком я сатанинском состоянии нахожусь». И Господь сразу поможет, гнев утихнет, успокоишься сразу, посмотришь на себя со стороны и облегчённо вздохнёшь: слава Богу, бес вышел.

Надо нам стараться идти не на поводу у своих страстей, которые возбуждаются от геенны, а, наоборот, стараться в себе христианские добродетели воспитывать. Сегодня память преподобного Иоанна Лествичника, который учит нас, как восходить от греха к добродетели, и читалось Евангелие о заповедях блаженства. «Блаженны нищие духом». То есть когда ты приобретёшь смирение, тогда будешь блажен; у смиренного нет скорбей, у него за всё — слава Богу, он рад всему, потому что с ним Бог. «Блаженны алчущие и жаждущие правды» — праведной жизни, праведности. Некоторые говорят: во всём грешен; а завтра опять: во всём грешен. И спят спокойно, не ворочаются, их не беспокоит, что их бесы дерут, наплевать на то, что они в геенну огненную пойдут. Во всём грешен, и ладно. А человек должен с грехом бороться. Поэтому надо плакать оттого, что мы во всём грешны, нужно стараться прилагать все силы души, ума, тела для того, чтобы победить грех, нужно вопить к Богу день и ночь о помиловании, о прощении, о том, чтобы Он нас избавил от греха. А у нас этого нет. Хорошо, если ещё человек хоть в праздник придёт в церковь, но и то стоит, как будто он всех тут облагодетельствовал: ты меня не толкай, здесь у вас душно, да у вас тут что-то не так происходит — считает, что он милость оказал, пришёл, хотя по нашим грехам нас и близко-то подпускать нельзя к такой святыне, которой мы пользуемся.

Поэтому нам нужно жаждать праведной жизни, жаждать чистоты; все силы употребить, чтобы освободить душу от греха, возненавидеть свою зависть, раздражительность, гневливость, злобу, блудность, немолитвенность. Всю эту нечистоту, помойку, в которой мы пребываем, надо от всей души возненавидеть — тогда можно очиститься от греха. А то мы с ним сжились, срослись, и многие дошли до того, что так и говорят: на мне нет ни одного греха. Это значит, что человек просто мёртв душой. Так покойника коли иглой — он ничего не чувствует. То есть душа настолько осатанела уже, что не видит и не слышит. И это в большей или меньшей степени с каждым из нас происходит. Нам присуща тяга к сладости греховной. А это бессмысленно, это только дьявол манит: согреши — и получишь блаженство. На деле от греха никакого блаженства нет, наоборот, самые страшные последствия. Допустим, гнев обуял человека, и он хочет сорвать свою злобу. Ну, сорвал. Хорошо тебе от этого? Нет, не хорошо, на душе тошно, и человека оскорбил или в собственной семье скандал затеял, живи теперь в этом скандале. Не лучше ли было потерпеть? Уйти в ванную, задвижку задвинуть, упасть на пол: «Господи, помоги мне, утешь меня, успокой». Всё, отошёл бес — слава Богу, личико умыл, полотенчиком вытер, вышел, глазки ясные, всё спокойно.

Надо обязательно грех преодолевать, не давать ему действовать в себе. И надо искать блаженства — добродетелей христианских. Искать мира для души, праведности, чистоты сердечной. Тогда действительно мы станем православными христианами, действительно мы мытарства пройдём, наследуем Царство Небесное, сподобимся видеть Святую Троицу. А в противном случае, если нет у нас подвига, если нет у нас постоянной молитвы, обращения к Богу, чтобы Он нас очистил от греха, мы живём напрасно, и в храм ходим напрасно, и причащаемся напрасно, и всё напрасно, всё бессмысленно. Только подвиг христианский и молитва к Богу — вот два орудия нашего спасения, которые нас могут управить в Царствие Небесное. Аминь.

Протоиерей Дмитрий Смирнов.

Крестовоздвиженский храм, 13 апреля 1986 года

Слово в Неделю 4-ю Великого поста
О преподобном Иоанне Лествичнике и его «Лествице» и к перенесению мощей святителя Тихона, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси...

Об исцелении бесноватого отрока
Неделя 4 я Великого поста...

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru