Русская линия
Царьград Михаил Смолин08.07.2021 

Белый генерал Скобелев — имперский воин

Генерал М.Д. СкобелевБывают люди, которые производят на всю нацию неизгладимое впечатление — впечатление носителей идеала. Случаются национальные герои, память о которых не могут стереть даже десятилетия большевистской исторической лжи.

Генерал от инфантерии Михаил Дмитриевич Скобелев (1843−1882), безусловно, один из ярчайших русских героев, воплотивших в себе типичные черты национального характера и идеальность имперского воина.

Правнук сержанта, внук простого солдата, ставшего полным генералом Российской Империи, сын генерал-лейтенанта — Белый генерал Михаил Скобелев был рождён для умножения военной славы России.

Всё в его жизни содействовало выходу на широкое военное поприще. Даже поступление Михаила Скобелева на математический факультет Санкт-Петербургского университета не стало помехой. Из-за студенческих волнений в 1861 году университет временно закрывают, и наш герой тут же поступает в Кавалергардский полк.

Первой военной кампанией М.Д. Скобелева становится Польское восстание 1863−1864 годов. По его просьбе он переводится в действующие войска и славно участвует в подавлении польского мятежа.

Далее будет командировка на датско-немецкую войну (1864) и окончание Академии Генерального штаба в 1868 году. И сразу — назначение в Туркестан, где Императорская русская армия покоряла Среднюю Азию, на которую уже заглядывались англичане. Здесь он покрыл себя неувядаемой славой смелого и удачливого разведчика, не раз пробиравшегося на сотни вёрст вглубь территории, занятой противником, и лично участвовавшего в кровавых стычках.

В 1873 году молодой Скобелев отличился в Хивинском походе, получив в одном из боёв семь ран пиками и шашками. В Кокандском походе, в 1875—1876 годах, он побеждал многотысячные полчища, командуя небольшими по численности русскими отрядами. Получив чин генерал-майора, он стал основателем города Фергана (до 1924 года носил имя Скобелев) и управлял Ферганской областью.

В перерывах между этими среднеазиатскими походами, зимой 1873−1874 годов, Михаил Скобелев состоял в армии карлистов (испанские монархисты).

Как только началась русско-турецкая война 1877−1878 годов, неуёмная военная душа М.Д. Скобелева устремилась в действующую армию, на Балканы. Там были героическая переправа через Дунай, взятие города Белы, дело при Сельви, занятие Шипкинского перевала, блестящее участие в штурмах Плевны, взятие Ловчи (получил чин генерал-лейтенанта), отражение прорыва из Плевны Османа-паши и его сдача в плен.

Дальнейшее наступление русской армии: победа под Шипкой-Шейново и личное принятие генералом Скобелевым капитуляции армии Вессель-паши (30 000 тыс. человек и более 100 орудий), переход через Балканы, командование авангардом Императорской русской армии, занятие Адрианополя совсем рядом с Константинополем и пожалование в генерал-адъютанты.

Освобождение Болгарии сделало генерала Скобелева одним из любимых болгарских героев.

Венцом военной карьеры полководца был Ахал-текинский поход 1880−1881 годов, соединивший кавказские и азиатские владения Империи вокруг Каспийского моря. Блестяще подготовленная операция завершилась штурмом крепости Геок-Тепе, где засели текинцы (20−25 тыс. воинов). Её штурмовали менее 7 тысяч русских солдат. Было освобождено более 500 рабов, а вся область вместе с Асхабадом была присоединена к Российской Империи.

После похода М.Д. Скобелев получил чин генерала от инфантерии и командовал на западной границе 4-м корпусом.

Скобелев как русский националист и славянофил

Не менее интересен и политический облик знаменитого Белого генерала.

Так, в ситуации возможной эскалации франко-германских отношений хватило всего двух коротких речей Скобелева — в Санкт-Петербурге и в Париже, — чтобы Германия отступила от своих замыслов.

Тексты этих речей очень интересны.

12 января 1882 года в Петербурге, в день годовщины взятия крепости Геок-Тепе, знаменитый генерал призывал русских людей вспомнить «великие патриотические обязанности», которые «наше железное время налагает на нынешнее поколение». Ему было нестерпимо больно видеть «в среде нашей молодёжи так много болезненных утопистов, забывающих, что в такое время, как наше, первенствующий долг каждого — жертвовать всем, в том числе и своим духовным, на развитие сил Отечества».

Он буквально требовал вспомнить, что русский человек «принадлежит к народу великому и сильному», что «русский народ составляет одну семью с племенем славянским, ныне терзаемым и попираемым».

Генерал противопоставлял простой русский народ и интеллигенцию: «Господа, всякий раз, когда Державный Хозяин русской земли обращался к своему народу, народ оказывался на высоте своего призвания и исторических потребностей минуты. С интеллигенцией же не всегда бывало то же — и если в трудные минуты кто-либо банкротился перед царем, то, конечно, та же интеллигенция. Полагаю, что это явление вполне объяснимое: космополитический европеизм не есть источник силы и может быть лишь признаком слабости. Силы не может быть вне народа, и сама интеллигенция есть сила только в неразрывной связи с народом».

Помните, как президент Путин в Дагестане в 1999 году перед военными не стал пить налитую ему водку, сказав, что враги ещё не побеждены окончательно. Он осознанно или неосознанно повторил то, что сделал тогда, в 1882 году, генерал Скобелев, когда так же не стал пить вино, а взял и выпил стакан воды, намекая, что военная борьба ещё впереди и нужно трезво оценивать опасность.

Провозглашая тост за Государя Императора, генерал Скобелев намекал на всё ещё остающихся во власти австро-венгров: «Наших единоплеменников, отстаивающих свою веру и народность, именуют разбойниками и поступают с ними как с таковыми!.. Там, в родной нам славянской земле, немецко-мадьярские винтовки направлены в единоверные нам груди..»

Через несколько недель, в Париже, 5 февраля Белый генерал говорил уже о главном враге России и славянства: «Я открою вам, почему Россия не всегда на высоте своих патриотических обязанностей вообще и славянской миссии в частности. Это происходит потому, что как во внутренних, так и во внешних своих делах она в зависимости от иностранного влияния. У себя мы не у себя! Да! Чужеземец проник всюду! Во всём его рука!.. Если вы хотите, чтобы я назвал вам этого чужака, этого самозванца, этого интригана, этого врага, столь опасного для России и славян. я назову вам его. Это автор „натиска на Восток“, он всем вам знаком, — это Германия».

Военный гений генерала Скобелева, внимательно следивший за развитием Германской Империи и победами немецкого оружия в Европе, задолго до реального мирового столкновения безошибочно указывал на то, что «борьба между славянством и тевтонами неизбежна. Она даже очень близка. Она будет длительна, кровава, ужасна, но я верю, что она завершится победой славян..»

Военный пророк был глубоко прав. Мировые войны XX столетия это подтвердили. Но через несколько месяцев, 7 июля 1882 года, генерал Михаил Дмитриевич Скобелев внезапно умирает.

Была ли это смертельная усталость изношенного сердца русского героя или немецкий яд — как следствие германского страха столкнуться с Белым генералом на полях геополитических битв, — мы точно не знаем. Сегодня важно, что генерал Скобелев остаётся для русских людей носителем национального идеала — имперского воина-победителя, напоминающего о той русской силе, что, как писал на смерть героя поэт Яков Полонский:

«.. была страшней

Врагу десятка крепостей.

Той силы, что богатырей

Нам сказочных напоминала".

https://rusorel-info.turbopages.org/rusorel.info/s/belyj-general-skobelev-idealnyj-imperskij-voin/


Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
тут перевозка больных в Москве на специально оборудованных машинах скорой помощи.