Русская линия
Русская линияИгумен Дамаскин (Орловский)05.04.2019 

Священномученик Макарий Квиткин

Священномученик Макарий КвиткинСвященномученик Макарий родился в 1882 году в городе Орске Оренбургской губернии в благочестивой крестьянской семье Фёдора и Евдокии Квиткиных. Как все его сверстники, он получил образование в церковно-приходской школе. С раннего возраста он возлюбил Христа, был глубоко религиозным юношей, часто посещал храм, читал и пел в хоре. В 1900 году он окончил четырехклассное городское училище в Орске и 7 лет был учителем в церковно-приходской школе. В 1904 году Макар Фёдорович женился на благочестивой девице Ефросинии Кондратьевне Безносовой. Через год, в 1905 году, у них родился первенец Сергий, затем дети: Ольга (1910), Раиса (1913), Владимир (1918), Николай (1922).

Учительствуя в сельской школе молодой педагог сам не переставал учиться. Дважды, в 1901 и 1903 годах, он был на педагогических курсах в Орске, а в 1905 году окончил епархиальные пастырские курсы в Оренбурге. В 1907 году по собственному прошению Макар Фёдорович был назначен епископом Оренбургским Иоакимом (Левицким) псаломщиком Александро-Невской церкви села Ново-Александровка. В 1912 и 1915 годах он был на миссионерских курсах против раскола и сект и слыл активным миссионером в Оренбургском крае, состоял членом миссионерского епархиального общества. 4 февраля 1913 года епископ Оренбургский Феодосий (Олтаржевский) рукоположил псаломщика Макария в диаконы к церкви села Бердяш Орского уезда. 24.11.1913 года он был переведён в станицу Наследницкую Верхне-Уральского уезда. Через год диакон Макарий стал служить в селе Нижняя Павловка Оренбургского уезда.

Незадолго до революции 1917 года отец Макарий был рукоположен во иерея в Никольском храме этого же села. В 1920 году батюшка с семьей поселился в селе Первая Александровка Оренбургской области. Сначала отец Макарий служил в молитвенном доме, а в 1924 году построил небольшую деревянную церковь, которую закрыли в 1925 году, и они переехали в Оренбург.

В то время правящим архиереем Оренбургской епархии являлся епископ Иаков (Маскаев). Осенью 1925 года отец Макарий был определён владыкой Иаковом в храм в честь преподобного Серафима Саровского в пригороде Оренбурга Форштадте. В наше время это улица Чкалова, в районе улиц Чкалова и Уральской. Памятью об этой несохранившейся церкви служит главная святыня храма — икона преподобного Серафима Саровского с частицей его мощей, которая находится сейчас в Никольском кафедральном соборе города Оренбурга. Сын отца Макария Владимир в 1926—1927 гг. служил архиерейским жезлоносцем у Оренбургского архиепископа Дионисия (Прозоровского) и часто ездил с владыкой в пока ещё незакрытые церкви Оренбурга и в женский Покровский монастырь.

Протоиерей Макарий Квиткин (1882-1931) с семьёй. Рядом с отцом сын Владимир с книгой

Протоиерей Макарий Квиткин (1882−1931) с семьёй. Рядом с отцом с книгой сын Владимир

В 1929—1930-м годах сотрудники ОГПУ арестовали по всей стране тысячи верующих людей под предлогом непризнания ими политики митрополита Сергия (Старгородского) и его декларации, не исключая епископов, лояльно настроенных к митрополиту Сергию. После появления в печати интервью митрополита Сергия, в котором он утверждал, что в Советском Союзе нет гонений на Церковь, среди духовенства Оренбургской епархии возникло настроение резкого неприятия его политики, по существу отвергающей исповеднический подвиг тысяч людей, и духовенство в Оренбурге отшатнулось от митрополита; те священники, кто и поминал его за богослужениями, перестали поминать, оставив только возношение имени Местоблюстителя митрополита Петра (Полянского). Однако, увидев бесперспективность оппозиции перед лицом всё более беспощадных гонений, когда безбожники в лице сотрудников ОГПУ изощренно изыскивали возможности для создания всё новых и новых расколов, они вернулись к возношению имени митрополита Сергия за богослужением и отказались от критики его действий, как не могущей привести в тот момент к практическому результату: выработать общецерковное суждение по этому вопросу в то время не представлялось ни малейшей возможности.

В то время безбожные власти, чтобы добиться закрытия храмов и скрывая гонения на Церковь под благовидным предлогом, облагали приходы непосильным налогом. После каждой выплаты налог намеренно увеличивался и возрастал настолько, что сумма уже не могла быть выплачена верующими. Сначала приходу Серафимовского храма как-то удавалось погашать эти задолженности, но вскоре власти стали забирать серебро и золото, из которого были изготовлены священные сосуды, ризы и оклады с икон и Евангелий, и другие ценные предметы, якобы в счёт уплаты налога. После такого узаконенного грабежа церковь совсем закрыли в 1930 году, объясняя это неуплатой налога.

К тому времени в семье отца Макария было четверо детей: дочери — Ольга и Раиса, сыновья — Владимир и Николай 12 и 8 лет. Старший сын Сергий, выполнявший обязанности псаломщика в селе Черный Отрог Оренбургской области, жил отдельно. Отец Макарий ютился с семьёй в небольшой старой бане, кое-как приспособленной для жизни большой семьи.

По приезде в Оренбург в 1925 году батюшка с матушкой и детьми временно поселился в доме трёх сестёр-монахинь, а затем снял квартиру у одной вдовы. Однако к ней приехал сын-коммунист и потребовал, чтобы «поп убирался с квартиры». За это время отец Макарий купил небольшой участок земли с баней, собираясь впоследствии построить там дом. Из бани выкинули всё «банное», на середине сложили русскую печку с полатями, поставили небольшой стол для обеда, кровать для родителей, сундук с одеждой. Дети спали на сундуке и на печке, а кто-то просто на полу — все в одной комнате с родителями. Эта маленькая комнатушка служила им и кухней, и столовой, и спальней. Из этой бани и забрали отца Макария в тюрьму.

Питалась семья подаяниями прихожан, которые иногда тайком приносили хлеб и картошку, озираясь по сторонам при выходе со двора, чтобы не заметили посторонние. Никакого другого пособия Квиткины не получали, так как числились «лишенцами» — являлись лишёнными гражданских прав. К этой категории принадлежали все семьи духовенства.

Баня, где они жили, находилась примерно в 4−5 кварталах от церкви. Каждый раз, когда отец Макарий с детьми шёл в церковь на богослужение, на улице их встречали пионеры и кидали в них песком, а иногда и камнями. Батюшка приказал детям никогда не отвечать на эти проделки, а идти спокойно, ибо заступничества ни от кого ждать не приходилось.

С тех пор, как отец Макарий остался один в Свято-Серафимовском храме, его начали терроризировать, вызывая в ГПУ. Первый вызов отца Макария был связан с тем, что якобы под его настоятельством приход не платит «законного» обложения. При втором вызове предупредили: если церковь не выплатит указанной суммы, то её закроют. Так как храм всё равно подлежал закрытию, безбожники предложили отцу Макарию публично отречься от Бога и священнического сана, заявив об этом в областной газете, признать себя человеком, «одурманивающим» людей «религиозным мракобесием». А взамен пообещали место учителя, а может быть, и директора школы. На это отец Макарий ответил категорическим отказом. Тогда его начали убеждать, что только таким образом он сохранит жизнь себе и своим детям. Но исповедник ответил, что ему смерть не страшна, а детей он вручает воле Божией, но обет, данный им Богу, он никогда и ни при каких обстоятельствах не нарушит. Господь призрел на упования мученика: все его дети выросли честными, верующими и благочестивыми людьми. Чекисты посоветовали ему хорошенько подумать и, когда его вызовут, дать окончательный ответ.

В январе 1931 года в Оренбургской области было арестовано сто пятьдесят семь человек — девять священников, двадцать семь монахов и сто двадцать один мирянин.

В холодную полночь 22 января 1931 года чекисты пришли к Квиткиным с обыском, который продолжался до 4 часов утра. Конечно, они ничего не нашли. Отец Макарий простился со своей семьей, благословил матушку и детей и отправился под конвоем в тюрьму.

Отца Макария обвинили в том, что он не совершал венчаний тех, кто оформил развод у гражданской власти и вступил в новый брак, считая эти браки прелюбодейными, а также в том, что за богослужениями он возносил имя только Местоблюстителя митрополита Петра. Отец Макарий ответил на это, что венчаний разведённых гражданской властью не совершал, считая это противоречащим указанному в Священном Писании, а что касается непоминания за богослужениями имени митрополита Сергия, то принципиальных суждений у него на этот счёт нет, — во всяком случае, у него не было намерения разорвать молитвенно-канонические отношения с митрополитом Сергием.

В то время арестованным можно было, хотя и редко, принимать от родных небольшие передачи продуктов и белья. Жена и дети отца Макария во всё время нахождения его под следствием регулярно носили ему в тюрьму передачи и с десятками других родственников находящихся в тюрьме заключённых часами ждали, когда администрация тюрьмы примет продукты. Но когда 4 апреля они принесли очередную передачу, её не приняли, ничего при этом не объяснив. В три часа пополудни всех ожидавших отогнали, двери тюрьмы открыли и вывели арестованных (примерно 25−30 человек), в числе которых находился и отец Макарий. Увидев свою жену и старшую дочь, он помахал им издали рукой. Группу довели до здания ГПУ, впустили внутрь, а бегущим за группой родственникам приказали идти домой, сказав, чтобы приходили завтра к 9 часам, и тогда им всё разъяснят. Некоторые не послушались и в ожидании кружили вокруг здания ГПУ. Охранники сделали ещё несколько предупреждений, а затем устроили облаву, во время которой арестовали несколько человек. В число их попали Ефросиния Кондратьевна с дочерью. Продержав их до утра в подвале, им выдали справку о смерти отца Макария в тюрьме и строго-настрого под страхом ареста запретили говорить о том, где они были и что видели. На вопрос матушки: «А где же тело моего мужа? Я хотела бы его похоронить» начальник, выдавший справку о смерти, выругался и сказал, что «нечего беспокоиться, его похоронит советская власть, как он заслужил перед ней», и приказал убираться, пока не поздно.

Потом узнали, что в этой группе были в основном известные среди верующих священники из Оренбурга и из разных районов области, а также истинные христиане, которые мешали сатанинской власти. Все эти люди, несколько часов назад здоровые и бодрые, спокойно и быстро шагавшие из тюрьмы до здания ГПУ, вдруг на другой день «умерли в тюрьме», о чём было заверено справками, выданными родным. Впоследствии распространились тайные слухи, что всех их загнали в одну подвальную комнату здания ГПУ и удушили газом. Поэтому ни одному из родственников и не выдали тела для погребения.

На основании постановления «тройки» ПП ОГПУ СВК от 31 марта 1931 года за № 12/42 571 по ст. 58 ч. 10−11 УК Макарий Федорович Квиткин и с ним 32 человека были приговорены к высшей мере наказания — расстрелу. В Вербное воскресенье, 5 апреля 1931 года, в 4 часа 25 минут все они были расстреляны. Приговор в исполнение привели сотрудники Оренбургского оперсектора ОГПУ оперуполномоченный Дрожжин Е.А., начальник экспедиции ФС Зауэр А.А., командир дивизиона ОГПУ Сурженко Г. Г. в специальной камере здания ОГПУ г. Оренбурга.

Священномученик Макарий прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Российских Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 13−16 августа 2000 г.

+ + +

Некоторые документы следственного дела ОГПУ

Постановление о привлечении в качестве обвиняемых по делу № 418

1931 года, января месяца, «» дня (в оригинале дата не указана). Уполномоченный СО ПП ОГПУ Бартошевич Эдуард, рассмотрев следственное дело за № 418 на граждан города Оренбурга: Несмеянова Дмитрия Архиповича, Квиткина Макария Федоровича и других — в количестве 12 человек по подозрению в действиях, предусмотренных статьей 58, часть 11 и 10 УК,

Н, А Ш Е Л:

в начале 1928 года на территории бывшего Оренбургского округа возникла монархическая поповско-кулацкая контрреволюционная организация, которую возглавлял поп села Кирсановка Каширинского района — Могилёв Семён. После ссылки Могилева за контрреволюционную деятельность, руководство организацией по периферийным ячейкам осуществляли последователи Могилёва, попы: Палатов Спиридон, Болмасов Тихон, Огородников и другие.

На ряду с периферийными ячейками возникла ячейка организации в городе Оренбурге, в состав которой входили подозреваемые. Подозреваемые в своём большинстве представляют руководящий актив организации.

До 1-го мая 1930 года Оренбургская ячейка существовала на полулегальном положении при Серафимовской форштадтской церкви. После закрытия церкви ячейка была переведена на нелегальное положение.

Нелегальные сборища ячейки происходили на квартирах членов контрреволюционной организации: Тарабриной Клавдии Яковлевны, Потто Марии Петровны, Скрипникова Василия Григорьевича и Степановой Зинаиды Потаповны.

В задачу деятельности городской Оренбургской ячейки, как и прочих ячеек, входила борьба за осуществление политической программы организации. Организация конечной целью ставила борьбу за восстановление монархического строя как необходимого условия для осуществления ее программы.

Политическая программа организации слагалась из следующих основных положений:

1. Церковь не может быть аполитична.

2. Религиозные убеждения несовместимы с признанием советской власти.

3. Советская власть есть коллективное проявление антихриста, власть насилия и гонения на религию.

4. Колхозы, кооперация и школы — антихристовы организации, с которыми нужно бороться и не допускать вступления в них верующих.

По собственному признанию обвиняемых на нелегальных сборищах ячейки обсуждались следующие программные вопросы организации:

а) о скорой гибели советской власти и кончине мира;

б) о гонении на религию со стороны советской власти и оказании вспомоществования заключённым в тюрьму попам, как «мученикам» политического режима советской власти;

в) о советской власти, как власти антихристовой, шайке разбойников и жидовском царстве (из показания Скрипникова Григория Васильевича).

Контрреволюционная деятельность ячейки проводилась в соответствии с политической программой организации. Постоянными и наиболее активными формами контрреволюционной деятельности были: агитация против колхозов, кооперации и школы, распространение провокационных слухов о кончине мира и свержении советской власти.

Помимо этого, ячейка внедряла в сознание отсталой и фанатичной части верующих антисемитские идеи о «царстве жидов» и т. д.

Руководство городской Оренбургской ячейкой осуществляли: Несмеянов Дмитрий Архипович — бывший миссионер, отбывший 3-годичную административную ссылку за контрреволюционную деятельность, Першакова Лидия Львовна — дворянка, административно ссыльная, и поп Квиткин Макарий Федорович. Остальные члены организации вели антисоветскую агитацию в духе платформы организации, распространяли контрреволюционные листовки и являлись разъездными агентами от организации по связям с иногородними членами организации.

Учитывая, что принадлежность подозреваемых к контрреволюционной организации и активная их деятельность в духе монархической платформы организации доказаны, руководствуясь ст. 128−129 УПК,

П о с т, а н о в и л:

привлечь в качестве обвиняемых по делу № 418 граждан города Оренбурга:

1. Тарабрину Клавдию Яковлевну

2. Курдюкову Дарью Прокофьевну

3. Першакову Лидию Львовну

4. Потто Марию Петровну

5. Несмеянова Дмитрия Архиповича

6. Квиткина Макария Федоровича

7. Степанову Зинаиду Потаповну

8. Скрипникова Григория Васильевича

9. Гусаренко Вассу Павловну

10. Швецова Леонтия Ефимовича

11. Клиентова Евгения Николаевича

12. Жукова Ивана Федоровича,

предъявив им обвинение по ст. 58, ч. 11 и 10 УК.

Копию постановления направить городскому прокурору для сведения.

Уполномоченный СО ПП ОГПУ СВК (Бартошевич Э.)

+ + +

Протокол допроса от 23 января 1931 года

Я, уполномоченный отдела ОГПУ Бартошевич Эдуард, допрашивал в качестве обвиняемого, который показал.

Квиткин. Макарий Федорович, 1882 года год рождения, из крестьян города Орска, русский, гражданство РСФСР. Местожительство: г. Оренбург, ул. Ворошиловская, д. № 27. Священник.

Семейное положение: женат, жена Ефросинья, 42 года, дочь Раиса, 17 лет, сын Владимир, 12 лет, сын Николай, 8 лет, сын Сергей, 25 лет, в Самаре отбывает наказание (неразборчиво), дочь, 20 лет, в деревне Черный Отрог Оренбургского района кухарка.

Лишён ли избирательных прав, как служитель религиозного культа.

Имущественное положение: дом. Образовательный ценз: самоучка. Беспартийный. До революции 1917 года — учитель в Оренбургской губернии Орского уезда. С 1917 года по настоящее время — служитель религиозного культа.

Показания по существу дела:

Основываясь на выкладках Священного Писания, я служил в Оренбургской Серафимовской церкви (неразборчиво) до указа митрополита Сергия. Браки разведённых не совершал (неразборчиво).. не молился за власть по причине перегруженности религиозными требами.

Больше показать не могу, протокол составлен с моих слов верно, мне прочитан: Квиткин.

Допросил: подпись.

+ + +

АКТ

Город Оренбург, апреля 5 дня 1931 года.

Мы, нижеподписавшиеся сотрудники Оренбургского оперсектора ОГПУ: оперуполномоченный Дрожжин Е.А., нач. экспедиции Ф/С Зауэр А.А. и командир дивизиона ОГПУ Сурженко Г. Г., составили настоящий акт в том, что нами сего числа на основании постановления «Тройки» ПП ОГПУ СВК от 31 марта 1931 года за № 12/42 571 приговор над гражданами:

1. Степановой Зинаидой Потаповной

2. Тонких Митрофана Васильевича

3. Мячина Тихона Георгиевича

4. Попова Клавдия Ивановича

5. Крылова Ивана Павловича

6. Свиридова Терентия Семеновича

7. Булгакова Якова Гавриловича

8. Хайдарова Павла Никитовича

9. Фадеева Петра Прокофьевича

10. Фокиной Матреной Ивановной

11. Калашникова Варнавы Егоровича

12. Ефремова Емельяна Порфирьевича

13. Гусаренковой Вассой Павловной

14. Курдюковой Дарьей Прокофьевной

15. Шевченко Еленой Тимофеевной

16. Гамова Федора Тимофеевича

17. Погореловой Ольгой Васильевной

18. Золотова Никифора Ивановича

19. Осипова Степана Антоновича

20. Новикова Андрея Ивановича

21. Чернецова Аверьяна Дмитриевича

22. Горизонтова Владимира Петровича

23. Андреева Романа Семеновича

24. Краснослободцева Ивана Михайловича

25. Лапотнова Иосифа Ефимовича

26. Клиентова Евгениея Николаевича

27. Першаковой Лидией Львовной

28. Квиткина Макария Федоровича

29. Несмеянова Дмитрия Архиповича

30. Мешкова Саввы Семеновича

31. Болмасова Тихона Павловича

32. Огородникова Симеона Васильевича

33. Палатова Спиридона Васильевича

Приведён в исполнение в 4 часа 25 минут утра посредством РАССТРЕЛА.

Акт составлен в 2-х экземплярах.

Подписи.

+ + +

Чудотворения

Еще при жизни по молитвам будущего новомученика совершались чудеса. Когда сыну отца Макария Владимиру было 10 лет, он заболел сначала корью, потом скарлатиной, а затем неизвестной болезнью, которую врачи не могли вылечить. Мальчик болел уже более восьми месяцев, почти не подавал признаков жизни, и мать только вливала ему в рот несколько ложек бульона в день. У него остались только кожа да кости. В один из вечеров Ефросиния Кондратьевна со слезами на глазах из остатка простыни села шить белье, чтобы Володю можно было положить в гроб в чистом белье. А отец Макарий пошёл в другую комнату молиться и просить у Господа Бога или смерти и прекращения мучений сына Володи, или дарования ему исцеления и здоровья.

Находясь в подавленном состоянии, все, за исключением матушки, легли спать. И вдруг в два часа ночи в коридоре прозвучал звонок. Матушка открыла дверь и встретила друга отца Макария по учительской гимназии, уже доктора, с которым ни переписки, ни встреч не было более пяти лет. Как он узнал их адрес и что его заставило зайти в такой поздний час — неизвестно. На вопрос отца Макария он ответил, что попал сюда проездом (направлялся он в Ташкент) и решил навестить старого друга. Матушка рассказала о болезни сына и показала ему Володю. Он сейчас же заявил, что нужно поставить ему банки, хотя при худобе поставить их было почти невозможно, о чём матушка и сказала доктору. Но он, хотя с большим трудом, сам поставил несколько банок. Произошло чудо! Утром мальчик уже начал подавать признаки жизни, немного шевелиться и даже приоткрыл один глаз. Доктор показал, как ставить банки, и велел матушке делать это каждый день, сколько будет нужно. Ушел доктор от них в 7 часов утра. После этого случая семья отца Макария этого доктора никогда не видела и ничего о нём не слышала. По милости Божией Володя выздоровел, вырос, прошёл войну, плен (после войны жил в США, в 1999 году приезжал в Саракташ). Это чудо, совершённое Господом по молитвам отца Макария, подтверждает сам исцеленный его сын Владимир.

А вот второй случай. В городе Оренбурге в доме умалишенных находился мальчик 10 лет, страдающий тихим помешательством, которого врачи определили безнадежным. Отец Макарий стал часто заходить в это учреждение и сердечно молиться о его выздоровлении. Два месяца посещал отец Макарий больного ребёнка, и болезнь отступила; врачи, к своему удивлению, признали мальчика вполне здоровым. Этот мальчик сейчас уже взрослый человек и до сего времени живёт в здравом уме. Как видим, это чудо совершилось по молитвам новомученика Макария. Эти истории рассказывала своему сыну Володе матушка Ефросиния перед Второй мировой войной, когда Владимира забирали в армию.

Третий случай молитвенной помощи отца Макария произошёл уже после его мученической кончины. Владимир сам был тому свидетель и запомнил его на всю жизнь. После ареста отца Макария семья продолжала жить всё в той же неприспособленной для житья бане, испытывая голод и холод. Продуктовых карточек им не полагалось. Матушка ездила в деревню выменивать оставшиеся вещи на что-нибудь съестное, вследствие чего она вынесла из дома всё до последнего полотенца. Прихожане старались поддерживать семью батюшки, потихоньку принося какую-нибудь еду. В то нелёгкое время все трудно жили.

Дочерей батюшки не брали на работу, как детей «врага народа». Всё же летом 1934 года второй дочери Раисе удалось устроиться на работу на огород при хозкоммуне. Благодаря этому семейство запаслось на зиму сухой картофельной ботвой, которой потом топили печь. Растопку для печи добывали Владимир и младший брат Коля: они ходили с салазками в лес собирать сухие ветки, утопая по колено в снегу. Однажды у них всё отобрали и чуть не избили.

По соседству с их баней находилось коммунальное хозяйство, где содержалось несколько голов скота, там же хранился запас горючего. Однажды, когда матушка была в отъезде и дома дети находились одни, в соседнем дворе начался пожар. Горючее воспламенилось, пламя бушевало, искры летели во двор Квиткиных, весь заваленный сухой картофельной ботвой. Дети встали перед иконами, горячо и усердно молились Богу и просили отца своего покойного защитить их. Молитвами новомученика Бог сохранил их от этой беды.

+ + +

В Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия в 2001 году построена часовня в честь священномученика Макария Оренбургского, её башня расположена в юго-восточном углу капитальной ограды Обители.

Часовня в честь священномученика Макария Оренбургского в Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия в Саракташе Оренбургской обл.

+ + +

18 сентября 2005 года в селе Первая Александровка Саракташского района был заложен храм в честь священномученика Макария Оренбургского. Устроением и милостию Божией храм построен Владимиром Александровичем Макаровым в память о покойных родителях: Александре Федоровиче и Александре Максимовне Макаровых. Первая литургия в храме была совершена на Пасху 21 апреля 2007 года.

Храм в честь священномученика Макария Оренбургского в селе Первая Александровка Саракташского района Оренбургской обл.

Храм в честь священномученика Макария Оренбургского в селе Первая Александровка Саракташского района

+ + +

10 января 2010 года митрополитом Оренбургским и Бузулукским Валентином был освящён шестипрестольный собор — уменьшенная в полтора раза копия взорванного в 30-е годы XX века в Оренбурге Казанского кафедрального собора. Нижний храм с центральным престолом св. прав. Симеона Верхотурского (правый придел преподобного Сергия Радонежского, левый придел священномученика Макария Оренбургского) — освящён 9 апреля 2006 года. Верхний — Святой Троицы (правый придел Казанской иконы Божией Матери, левый придел Страстотерпцев императора Николая II, императрицы Александры со чадами и всех новомучеников и исповедников Российских).

+ + +

Мироточащая икона священномученика Макария Оренбургского

Мироточащая икона священномученика Макария Оренбургского

«В нашем храме Святителя Николая Чудотворца совершал пастырское служение с 1915 по 1920 год священномученик протоиерей Макарий Квиткин (1882−1931), канонизированный в августе 2000 года» — эта надпись на мемориальной табличке висит у входа в храм села Нижняя Павловка Оренбургского района. Уже несколько лет в этом храме мироточат иконы, в том числе и икона священномученика Макария Оренбургского (Квиткина). В июле 2005 года поклониться святой иконе приехали в Нижнюю Павловку внучатая племянница священномученика Макария сотрудница Свято-Троицкой Обители Милосердия поселка Саракташа Нина Трофимовна Сгибнева и её дочь Татьяна.

Стоял чудесный, солнечный летний день, на сверкающем небе — ни облачка. Никольский храм ослепительно белел своими стенами на фоне небесной синевы. Домик настоятеля — иеромонаха Анатолия (Жидкова), расположенный неподалеку от храма, мы нашли без труда.

Батюшка открыл для нас храм и с радостью поведал историю написания мироточивого образа священномученика Макария: «Сама икона была создана необычным образом. Когда мы узнали, что священномученик Макарий в 2000 году был канонизирован — первый святой Оренбургской епархии, я решил поминать его на каждом богослужении в отпусте службы, потому что он здесь служил — это я уже сам так решил, и вот с 2000 года мы его поминаем. А осенью 2002 года я возвращался из Москвы на поезде, и после Самары на какой-то станции стоит человек в возрасте, по внешности похож на священномученика; поезд проезжал мимо, а он стоял на станции и как-то внимательно на меня смотрел. Может, мне это и показалось, но этот момент я запомнил. Потом, когда я уже вернулся в Оренбург, через день-два после такого странного видения на станции мне снится очень интересный, удивительный сон. Этот старец приходит в храм, служба заканчивается, народ выходит, ко кресту все приложились, а он ждёт, когда все выйдут, и мы остаемся вдвоём. И он меня спрашивает:

— А вы здесь давно служите?

— 15 лет, практически, — отвечаю.

— А почему вы мне не молитесь?

— А вы кто такой, почему мы должны вам молиться?

— А я здесь служил, и вы напишите мою икону.

И я сразу понял, кто это, как-то сразу меня озарило. Я испугался, такая неожиданная встреча. А он и говорит:

— Надо написать икону, потому что я хотя и прославлен в Оренбургской епархии, но мне никто не молится здесь.

Я пошёл в алтарь на минуту, выхожу — его уже нету. Этот сон был накануне какого-то воскресного дня, я проснулся и сразу думаю, ну как написать икону, я художников никого не знаю? У меня нет и образца — с чего писать.

Было это в начале ноября, а вскоре мы встретились с отцом Виктором Михиным из Городища, и я его спросил, нет ли у него иконы священномученика Макария? Я знал, что у него в алтаре есть такая фреска, и, действительно, он дал мне маленький образок. Нашли мы и самодеятельного художника, который иногда пишет иконы по благословению ещё митрополита Леонтия (Бондаря, †24.01.1999). Деньги собирали несколько месяцев, но собрали всю сумму, то есть эта икона написана целиком на народные деньги, не затрачено ни копейки из церковной кассы. Ко дню памяти священномученика Макария 5 апреля 2003 года икона была готова. 6 апреля художник нам её привёз, мы освятили образ после всенощного бдения и оставили в алтаре.

Утром прихожу — чувствую какой-то лёгкий приятный запах в алтаре. Его трудно с чем-нибудь сравнить, такой свежий, легкий, как запах утренних цветов на лугу. А у меня был опыт — несколько икон у нас уже мироточили, и я понял, что это мироточит икона (в храме ранее мироточили Табынская и Минская иконы Божией Матери и икона свт. Тихона Задонского). Подхожу к образу Макария Оренбургского — текут потоки мира, четыре струйки! Это было как раз на Благовещение, в самый день праздника — началось активное мироточение. Оно продолжалось долго — до Успения того же 2003 года. Мы сразу положили икону в правом приделе около святых — тут у нас икона афонского письма целителя Пантелеимона, икона старинная святителя Николая Чудотворца, преподобного Серафима Саровского, мы решили, что это самое лучшее место для новой иконы.

Мы собирали это миро, разбавляли вазелиновым маслом и раздавали народу. И стали происходить чудеса. Исцелилась бабушка от многолетней болезни среднего уха — она не слышала десяток лет, и никакое лечение ей не помогало. Вечером помазала миррой, утром слышать стала, у другой бабушки внук повредил ногу, помазали миррой, к утру всё прошло, и таких случаев было много.

И мы приняли решение совершать молебное пение священномученику каждое последнее воскресенье первого месяца квартала и, конечно, в день памяти — 5 апреля. И вот так с тех пор постоянно икона мироточит, когда больше, когда меньше, тут во время службы стоят бабушки и, если замечают изменения, говорят мне. Одна капелька у камилавки появилась сразу, но в струйку она не превратилась, а стала, наоборот, подниматься вверх, и так и остановилась, и два года находится в таком состоянии. Сегодня пятница, а в последнее воскресенье я не видел, чтобы так много было, сейчас увеличилось количество капелек на иконе".

По материалам спецвыпуска журнала «Православный духовный вестник» Саракташского благочиния за апрель 2006 года.

Сайт храма святого великомученика и целителя Пантелеимона Орско-Гайской епархии РПЦ

Игумен Дамаскин (Орловский). «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Март». Тверь. 2006. С. 212−215

https://rusk.ru/st.php?idar=84179

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика