Русская линия
Православие.Ru Сергей и Татьяна Быковы21.01.2019 

Жизнь в своей тарелке
Сменить город на деревню: опыт Быковых

Человеку иногда приходится принимать решения, которые опровергают весь уклад его прежней жизни. Но если приоритеты расставлены правильно, отказ от чего-то принесёт лишь более насыщенную и радостную жизнь — как не единожды случилось с героями этой истории.

Семья БыковыхСемья Быковых

Действующие лица:

Сергей, 44 года, владелец коммуникационного агентства

Татьяна, 48 лет, инженер-конструктор

Арсений, 9 лет

Татьяна:

— Десять лет назад мы с мужем стали загородными жителями. Никогда не думали, что в нашей жизни случится такой поворот — это решение было продиктовано обстоятельствами.

Мы с Серёжей очень хотели детей — почти все друзья у нас многодетные, и приход состоит в основном из многодетных семьей. Но нам Господь не посылал ребёнка. Сначала долго не удавалось зачать, потом не удавалось выносить. Мне было уже под сорок, я понимала, что у меня в запасе не так много времени — ни о чём другом думать не могла. Знакомая передала мне икону Пресвятой Богородицы «Неувядаемый цвет» и посоветовала ежедневно читать перед ней акафист. По словам знакомой, нескольким её подругам этот чудотворный образ помог испытать радость материнства. Я начала читать акафист, иногда вместе с мужем, иногда одна — но каждый день. Через некоторое время узнала о своей беременности, но не успокоилась, а начала ещё больше нервничать — смогу ли доносить до срока и благополучно родить?

И вот тогда мы с Серёжей приняли решение уехать из Москвы, где плохой воздух, шумно и суетно. Вместе с нашими друзьями сняли дачу на лето и переехали туда. Думали, это временно, но неожиданно нам очень понравилось жить за городом! Поэтому, когда лето закончилось, мы опять сняли дом, уже самостоятельно, и перевезли туда все наши вещи.

До самых родов я продолжала ежедневно читать акафист перед иконой «Неувядаемый Цвет». Милостью Пресвятой Богородицы 13 января, под праздник Обрезания, я благополучно родила Арсения.

Сергей:

— Мы не загадывали надолго вперед. Думали только о том, что первые годы своей жизни ребенок должен провести на природе, где чистый воздух, чистая вода, тихо и спокойно. И когда Таня родила, мы решили, что не хотим возвращаться в Москву. Мы продали всё, что у нас было — две однокомнатные квартиры на окраинах города — и купили дом в деревне под Звенигородом. С одной стороны, это решение не было трудным, потому что мы родом из провинции — Таня из небольшого уральского города Златоуст, я — из поселка Вишняковские Дачи Ногинского района Московской области. Поэтому ничего странного, что нам захотелось жить в доме, а не в квартире — чтобы летом можно было выйти босиком на траву, зимой почистить снег. Но, с другой стороны, мы были, что называется, светскими людьми. Мы очень любили проводить время в компаниях, посещать разные мероприятия, концерты, вечеринки; круг нашего общения был очень широк, и нам такая активная жизнь доставляла удовольствие. Переезд за город круто изменил наши привычки. Мы живем в 60-ти километрах от Москвы, и дорога только в один конец занимает полтора часа. Все мероприятия нужно планировать заранее, потому что вместе с дорогой они занимают как минимум полдня. И эти полдня нужно отнять у каких-то других, как правило, важных дел. Поэтому десять раз подумаешь, действительно ли тебе так хочется поехать, например, на этот концерт.

Когда развлечениям уделяешь меньше времени, это всегда благодатно сказывается и на внешнем, и на внутреннем состоянии. Время, которое раньше уходило на тусовки, теперь я трачу на дорогу. Не скажу, что это бесполезное время — в дороге я остаюсь наедине с собой. Если эти часы использовать правильно, они могут стать самыми ценными в жизни человека. Часть времени, правда, уходит на звонки по работе; в оставшееся время я слушаю радио «Вера» или молюсь. Духовный отец благословил меня читать правило в дороге. Можно ещё подумать о многом, поразмыслить, повспоминать. Мой офис находится за МКАДом, в Москву я не въезжаю, поэтому самую главную пробку миную; и всё равно дорога от работы до дома занимает около полутора часов. Я люблю ездить, мне нравится дорога, но жаль, что не остаётся времени на что-то ещё. Я приезжаю домой — надо сразу спать. Утром встал — надо сразу ехать.

Мы стали реже бывать в Москве — это и хорошо, и плохо. Плохо, что мы редко видимся с нашим духовным отцом на литургии, с нашими братьями и сестрами — а у нас очень дружный приход, мы как одна большая семья. Духовные вопросы часто приходится обсуждать по телефону. В остальном, переезд за город — это плюсы. Посмотрите на жителей Подмосковья — они спокойней, уравновешенней столичных жителей. Конечно, во многом это зависит от человека, но образ жизни влияет — здесь другой темп, другая степень возбужденности. Москва высасывает энергию, силы, деньги, заполняет собой всё. Под Звенигородом жизнь дешевле — неважно, снимаешь ты жильё или покупаешь своё. Здесь негде тратить деньги, меньше соблазнов. Даже если пойдёшь в кафе — чек здесь будет меньше, чем в Москве. И нервов тоже тратится меньше.

Татьяна:

— Для меня самое главное, что здесь нет суеты. Москва отнимает у меня очень много энергии и сил, даже если я еду туда просто по делу. Под Звенигородом нет пробок, чистый воздух, люди проще и спокойнее — в таком окружении находиться гораздо приятней. Хотя я не могу сказать, что всегда стремилась к тишине и покою — скорее, наоборот. И мне не в первый раз пришлось круто изменить свою жизнь.

Я по специальности инженер-конструктор; окончила институт в начале 1990-х — как раз в тот год, когда специалистов перестали распределять, а все конструкторские бюро развалились. И вообще всё развалилось, было непонятно, как жить. Знакомые позвали меня в Америку — поработать. Неожиданно для меня самой эта поездка не окончилась через несколько месяцев, как я предполагала — у меня стала складываться успешная карьера в сфере недвижимости. Через несколько лет работы я уже смогла купить себе маленькую квартиру в Вашингтоне, недалеко от Белого дома. Все эти годы мы общались с Серёжей, с которым я познакомилась на последнем курсе института. Я предложила ему прилететь в Вашингтон — если у меня получилось добиться успеха, почему у него не получится?

Сергей:

— В 1990-е годы казалось, что весь мир для нас открыт, и весь мир настроен к нам дружелюбно. Я приехал в Америку, пожил там несколько месяцев и понял, что не смогу там работать. При внешней приветливости — это совершенно чужие люди, с другим менталитетом, и они не горят желанием впускать в свою среду посторонних. Почему получилось у Тани — загадка. Это, скорее, исключение, которому мы до сих пор не нашли объяснения.

Я сообщил Тане, что возвращаюсь в Россию. И что мы больше не сможем общаться, проживая в двух разных странах. Надо сказать, что мы тогда не были парой. Вопрос наших отношений только решался, и сделать это можно было одним способом: или она вернется в Россию со мной, или каждый идёт дальше своей дорогой.

Татьяна:

— Не могу сказать, что это был сложный выбор. Я уже понимала, что Серёжа мне дорог, я хотела быть вместе с ним. Я продала квартиру, уволилась с работы и купила билет на самолет. Серёжа встретил меня в аэропорту и сразу повёз к себе, знакомить с мамой. Вскоре мы поженились. Я ни одной минуты не жалела о своём решении — как ни одной минуты не жалела о том, что мы из Москвы переехали за город. Вообще, когда ты принимаешь решение не ради себя, а ради другого — ради любимого, ради ребёнка, — велика вероятность, что это решение окажется правильным. Это видно и по тому, как мы воцерковились. Сначала в храм пришла я, 13 лет назад. Серёжа не понимал и не принимал моей «вдруг» возникшей религиозности, но и не возражал — утром в воскресенье вставал вместе со мной и отвозил меня на литургию. Пока я была на службе, он занимался своими делами, а потом приезжал и забирал меня. Поначалу даже в храм не заходил. Прошло какое-то время, и он стал заглядывать в притвор — на службе были и наши друзья; возникало общение, которое мы так любим. Ещё через какое-то время Сережа захотел поговорить со священником. И вот теперь, спустя 13 лет, уже я следую за мужем по пути спасения.

Сергей:

— Возвращаясь к вопросу цели, могу сказать, что сейчас наша задача — обеспечить нашему сыну спокойное и полноценное развитие. Чем меньше дети, тем полезней для них жить за городом. Недаром Церковь учит, что дети до семи лет — ангелы. Они как белый лист, и если они будут пребывать в чистой (во многих смыслах), спокойной среде — это им во благо. Чем дольше они будут вдалеке от суеты, от плотного информационного фона, который давит на психику, особенно детскую, — тем лучше. Они видят только тех людей, которые нужны им для развития и социализации, нет такого калейдоскопа лиц, как в большом городе. Меньше людей, больше пространства, свежей воздух.

Татьяна:

— И это неправда, что за городом скучно жить и нечем заняться. Можно найти много дел для самореализации, было бы желание! Я вот начала делать домашние сыры. У наших друзей своя молочная ферма, я беру у них натуральное молоко и делаю камамбер, качотту. У нас большой огород, которым я занимаюсь всё лето, так что овощи мы почти не покупаем. Наверное, это у меня в крови — все мои предки работали на земле. Прадедушка, зажиточный крестьянин, был раскулачен. Родители мамы жили в небольших городах, где всегда был свой огород. Я с детства помогала на грядках, мне это было в удовольствие, и чем старше я становлюсь, тем больше мне это нравится.

У нас есть всё, что нужно для развития ребёнка. Православная гимназия, в которой нас всё устраивает — она муниципальная, бесплатная. В Звенигороде представлены все виды спорта, Арсений занимается горными лыжами. По шахматам не смогла найти подходящую по расписанию секцию, так что мы берём онлайн-уроки. До гимназии ехать 20−25 минут по красивой дороге, мимо Саввино-Сторожеского монастыря — едешь, глаз радуется.

Семья Быковых

Семья Быковых

Мне очень нравится атмосфера в нашей гимназии. Я много общаюсь с преподавателями, со школьным духовником, и мне кажется, что обучение детей — это самая благородная и прекрасная профессия. А поскольку я восемь лет жила в Америке и хорошо знаю английский язык, завуч предложила мне получить второе высшее образование и пойти к ним работать учителем английского языка. Я думала — неужели в моём возрасте ещё можно получить второе высшее? Оказывается, можно в любом возрасте. Я взяла благословение у духовного отца и скоро начну учиться, чтобы потом работать в гимназии.

Жизнь за городом — это моё, я здесь в своей тарелке. Мы иногда сокрушаемся, что нет квартиры в Москве, где можно было бы остаться переночевать, а три часа в день тратить на дорогу не хочется. Но меня это не беспокоит. Я не жалела ни одной минуты о нашем решении, и с годами всё больше понимаю, что не хочу возвращаться в город.

Подготовила Анна Берсенева

http://www.pravoslavie.ru/118 605.html


Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Сайт мужские прически для худого лица