Русская линия
Русская линияИгумен Дамаскин (Орловский)16.11.2018 

Священномученик Василий Архангельский

Двадцатый век принёс невиданные испытания Русской Православной Церкви. Их можно лишь сравнить с массовым истреблением христиан в первые века от Рождества Христова. Богоборческая власть возымела огромную силу, отстранив от престола и затем убив Царя и всю Царскую семью. Начались годы красного террора. Новой властью отдавались беспощадные указы об уничтожении лучших русских людей, могущих помешать исполнению её дерзких планов. Аппарат, занимающийся истреблением неугодных власти людей всё возрастал, появилась сеть концлагерей, в которых мучили голодом, холодом, непосильным трудом, заражали опасными инфекциями, издевались, пытались «выбить» отречение от Христа. Только за один 1922 год было расстреляно более 6000 священников и монашествующих.

В 1937 году по распоряжению Сталина был издан оперативный указ о расстреле всех, находящихся в тюрьмах и лагерях исповедников. Так появились стрелковые полигоны в крупных городах, точнее их пригородах: в Москве — Бутово, в Туле — Тесницкое. Только за один 1937 год на Бутовском полигоне было уничтожено 21 765 человек. Поскольку в Москве, как в столице и центре духовном и научном, встречались многие люди из разных областей и даже стран, то и в числе расстрелянных оказались выходцы из разных регионов России. Так, на Бутовском полигоне расстреляно много наших земляков, священников и мирян приходов церквей бывшего Каширского уезда, входившего до революции в состав Тульской губернии. В их числе священномученик Василий Архангельский.

+ + +

Священномученик Василий АрхангельскийВасилий Михайлович Архангельский родился 20 января 1874 года в селе Русалкине Каширского уезда Тульской губернии в семье диакона Михаила Архангельского.

В семье Михаила Прохоровича Архангельского было пять сыновей и две дочери. Всем сыновьям отец дал духовное образование, и они стали впоследствии священниками. Дочери, за нехваткой средств, образования не получили, но были выданы замуж за священников.

Детство Василия Архангельского проходило в благочестивейшей семейной обстановке, где наставником в духовном воспитании являлся отец — теперь уже священник — Михаил Прохорович Архангельский, горячо любимый пастырь Покровской церкви села Русалкино. Отец Михаил имел незаурядные педагогические способности, что было отмечено Епархиальным Начальством, назначившим его в 1884 году окружным наблюдателем над школами. Педагогические способности Михаила Прохоровича прежде всего обнаруживались в семье, на его собственных детях.

Отец Михаил не признавал никакого насилия над личностью ребёнка: ни розги, ни побоев, ни грубых окриков и резкостей в обращении с детьми, что было распространено в те времена. «Это был ласковый и необыкновенно нежный отец, который исправлял погрешности детей единственно сердечным и разумным внушением, всегда применяясь к их личным особенностям», — так вспоминал о нём священник Пётр Ильинский [1].

В то время когда Василий был совсем маленький, старший брат Сергий уже учился в Тульской духовной семинарии, а Владимир и Николай — в Венёвском Духовном училище. Младшие Василий и Леонид были в детстве наиболее дружны в силу сходства возрастных интересов, в то время старшие братья уже были серьёзными молодыми людьми. В своих воспоминаниях священник Леонид Архангельский так описывает детскую дружбу с братом Василием:

«Мой брат, Василий Михайлович, или по-детски Вася, был старше меня на четыре года, но он был моим детским товарищем, а позднее и другом, так сказать, как бы по родственной необходимости. Это был кругленький здоровый мальчик; он отличался особенной резвостью ног и бегал, как заяц. Помню, как-то, погожим летним вечером, после вгона скотины, перед ужином, сговорилась весёлая компания детей и взрослых бежать «на обгонки», от нашего дома до церкви и обратно. Эта живая кучка, конечно, очень быстро рассыпалась; некоторые едва добежали до полпути, а маленький Вася, как резвый заяц, бежал уже обратно, — только пятки сверкают.

Как старший брат, Вася мне в детстве покровительствовал, но так, что это для меня временами было тяжеленько. Он иногда делал мне различные самодельные простые игрушки, — тележки или колясочки; но если они ему почему-то не нравились, он их безжалостно ломал, к моему великому огорчению. Или, например, везёт он меня на салазках или на тележке, но везёт по ровному месту, а потом сворачивает непременно на косогор и мне всегда казалось, что он меня нарочно опрокинет. Возить меня подобным образом, так близко от опасности, он называл «возить на студне».. для нас с Васей самым интересным занятием летом была постройка плотины на ручье. Необыкновенное наслаждение было для нас в детстве сидеть целыми днями на водопое, — осматривать, починять, укреплять плотину и без конца слушать, как мило журчит вечно «живая вода», выбегая из спуска маленьким водопадом. Этим интересным для нас занятием мы с братом Василием, по заведённой традиции, усердно занимались из года в год, начиная с раннего детства и чуть ли не до женитьбы и определения на места, когда мы уже покинули родное Русалкино" [2].

Отрок Василий Архангельский, пройдя необходимый курс обучения в Венёвском Духовном училище, поступил в Тульскую Духовную Семинарию, которую успешно закончил со вторым разрядом в 1897 году. По окончании курса Семинарии Василий Михайлович состоял учителем в церковно-приходской школе села Спас-Детчина Каширского уезда с 1897 по 1902 год. В 1902 году епископ Тульский и Белевский Питирим (Окнов) рукоположил Василия Михайловича во священника к Успенской церкви села Люблина Каширского уезда. Отец Василий одновременно состоял законоучителем в трёх начальных земских школах, относящихся к приходу Успенской церкви села Люблина: в сельце Редькине, в деревне Смедовской, в сельце Хараброве.

Священник Василий Архангельский (1874-1937). Тюрьма НКВД. 1937 годСвященник Василий Архангельский имел следующие награды: 21 мая 1907 года епископ Тульский и Белевский Лаврентий (Некрасов) наградил его набедренником; в июле 1911 года «за отлично-усердную службу по духовному ведомству» уже архиепископ Парфений (Левицкий) наградил батюшку скуфьёю, а в в марте 1916 года он был награждён камилавкою «за особые заслуги по обстоятельствам военного времени».

Василий Архангельский был женат. Жена его Вера Ивановна родилась в 1881 году. В их семействе было шесть детей, но «Клировые ведомости» [3] за 1916 год доносят до нас сведения о пятерых из них: Александр, 1903 г. р., обучался в 1916 году в 3-м классе Венёвского Духовного училища; Татиана, 1904 г. р. обучалась в Тульском Епархиальном Женском училище; Сергей, 1910 г. р., Владимир, 1912 г. р. и Екатерина, 1914 г. р. находились на домашнем воспитании в силу своего малолетнего возраста. Отцу Василию накануне октябрьского переворота было 43 года, а матушке Вере 36 лет. Впереди их ждали тяжёлые испытания. Отец Василий остался пастырем прихода вверенной ему Успенской церкви села Люблина Каширского уезда Тульской Епархии до конца своих дней. Из этой церкви пошёл он по пути, ведущему в Царство Небесное.

Его родные братья также избрали духовное поприще. Младший его брат, отец Леонид, старшие, священники Сергий и Владимир, служившие в церквях города Тулы, не избежали влияния обновленческого раскола [4]. Но впоследствии они принесли покаяние, так как известно, что священник Леонид Архангельский в 1934—1935 годах служил в Ильинской церкви Тулы, которая была оплотом верных Русской Православной Церкви в то время. Там часто проходили архиерейские службы, возглавляемые ныне прославленным священномучеником Онисимом (Пылаевым). Священник Владимир Архангельский, бывший настоятелем Петро-Павловской церкви входил в 1925 году в состав Предсъездной комиссии, образованной обновленческим тульским епархиальным управлением, но впоследствии известно, что он был смещён обновленцами, «был заштатным протоиереем церкви во имя Святых апостолов Петра и Павла, подвергался преследованиям со стороны „красных попов“. Буквально объездил всю Тульскую Губернию с агитацией за черносотенцев, последователей Патриарха Тихона» [5].

Интересно, что священник Леонид Архангельский был женат на двоюродной сестре ныне причисленного к лику святых архиепископа Иллариона Троицкого Лидии Павловне Троицкой, которая впоследствии сохранила письма Владыки, адресованные им с мужем. Возможно, под влиянием архиепископа Иллариона, бывшего правой рукой Патриарха Тихона, братья-священники Архангельские осознали свою ошибку, очень распространённую в те смутные времена, принесли покаяние и были снова приняты в лоно Матери-Церкви. Другие два брата отца Василия — священники Василий и Николай служили на сельских приходах. Священник Николай Архангельский, служивший в родной церкви села Русалкина после смерти отца, ушёл за штат в 1926 году.

«Правильное воспитание родителями своих детей посеяло в душах последних глубокую любовь и уважение к ним; движимые этой любовью, они с успехом прошли своё учение и потом навсегда остались крепко связанными тёплым сердечным отношением со своим родным кровом» — писал священник Пётр Ильинский. И, дети отца Михаила, уже будучи священниками, неизменно каждый год собирались на престольный праздник Покрова Пресвятой Богородицы в родительский дом, в родную церковь. И после смерти родителей, и во времена гонений на церковь братья неизменно сговаривались и съезжались со своих отдалённых приходов ежегодно к родному пепелищу. Отец Василий Архангельский последний раз посетил родные места вместе с братьями в 1929 году.

В 1929 году очередной этап гонений на Церковь со стороны советской власти сопровождался проводившейся в стране кампанией коллективизации и раскулачивания. Было провозглашено, что «кулаки в союзе с попами срывают хлебозаготовки». В начале тридцатых годов власти, намереваясь закрыть храм и изгнать священника из прихода, предложили ему уплатить налог в виде сельскохозяйственной продукции. Отец Василий не мог этого сделать, и в 1931 году был приговорён к трём годам ссылки. Видя свою абсолютную невиновность и несправедливые и незаконные действия местных властей, отец Василий подал прошение о пересмотре дела, и областным судом был оправдан [6].

Новые, невиданные доселе по своим масштабам гонения на Церковь коммунисты произвели в 1937—1938 годах и были вызваны явным неуспехом деятельности советской власти. Усилия власти по борьбе с Церковью и народом, осуществлённые как с помощью судов, так и с помощью внесудебных административных преследований, желаемого результата безбожникам не принесли. По данным переписи населения за 1937 г., включающим данные о вероисповедании (начиная от 16 лет), оказалось, что из 98, 4 млн. человек верующими себя назвали 55,3млн., а к неверующим отнесли себя 42, 2млн., не пожелали ответить на этот вопрос 0,9 млн. человек.

В конце 30-х годов общественное мнение обрабатывали уже таким образом, чтобы создать представление о подготовке в стране широкого заговора духовенства, руководимого зарубежными центрами и направленного на свержение советской власти. 2 июля 1937 года Политбюро приняло решение о проведении массовых репрессий. По данным правительственной комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, в 1937 г. были арестованы 136 900 православных священнослужителей, из них расстреляны — 85 300 [7].

27 октября 1937 года был арестован и отец Василий Архангельский. Его обвинили в том, что он «проводит активную контрреволюционную деятельность среди рабочих и крестьян», а до 1917 года имел 390 дес. земли и наёмную рабочую силу (в протоколе допроса сам отец Василий показывает, что «имел 289 дес. земли, 5 лошадей, 3 коровы, до 20 человек сезонных рабочих и одного постоянного». После октябрьского переворота это имущество было конфисковано советской властью) [8].

Батюшка был препровождён в Каширскую тюрьму и сразу подвергнут допросу. В предъявленных обвинениях в контрреволюционной антисоветской деятельности отец Василий виновным себя не признал.

— Следствию известно, что вы вели контрреволюционную агитацию среди населения об уничтожении коммунистов и обязательном посещении детьми церкви, — сказал следователь.

— Я агитации об уничтожении коммунистов никогда не вёл. С некоторыми женщинами в церкви я говорил и спрашивал их, приучают ли они своих детей молиться, а также и своих родственников, — ответил священник.

Допросы свидетелей продолжались до 1 ноября. Односельчане батюшки, его паства доносили о каждой его реплике, о каждом действии, которые могли «заинтересовать» советскую власть и быть выдвинутыми в качестве обвинения против настоятеля Люблинской церкви. Но не все прихожане выступили против батюшки, один из них заключён в тюрьму вместе с отцом Василием, на другого чекисты собирали такие же показания-доносы. В результате проповеднической деятельности протоиерея Василия Архангельского в церковь приводили маленьких детей, приходили пионеры, молодые люди с местной фабрики «Ока», что указано в показаниях доносчиков. Было чему обеспокоиться советской власти. Несмотря на репрессии, зная, что за это можно поплатиться жизнью, священник продолжал проповедовать, а его паства посещала богослужения и росла.

Согласно «анкете арестованного» на момент ареста отца Василия семья его состояла из жены- матушки Веры, 57 лет, которая числится как домохозяйка и шестерых детей: Дмитрия, 17 лет, ученика средней Озёрской школы; Екатерины, 22 лет, учащейся медтехникума г. Коломна; Александра, 30 лет, счетовода фабрики «Ока»; Валентины, 28 лет, учительницы; Сергея, 24 лет, учителя села Студенец Мордвесского района и Владимира, 32 лет, учителя начальной школы в Кашире.

2 ноября 1937 года Каширским РО УНКВД МО отцу Василию было предъявлено обвинительное заключение: «Архангельский и Байбаков будучи враждебно настроенными к Сов. власти, имели между собой тесную связь, среди рабочих фабрики „Ока“ и колхозников открыто проводили контрреволюционную деятельность, высказывали клеветнические измышления против существующего строя, террористические настроения против коммунистов». 14 ноября тройка НКВД приговорила священника к расстрелу. Священник Василий Архангельский был расстрелян через день, 16 ноября 1937 года, и погребён в безвестной общей могиле" [9].

По воспоминаниям родственников, матушка Вера оставалась жить в селе Люблине дожив до преклонного возраста. Две дочери о. Василия проживали вместе сначала в Люблине, а потом в гооде Озёры.

Села Люблина уже нет, как и села Русалкина, и нет в них церквей — разрушены, разобраны до основания. но есть память — об этих церквях и их настоятелях, защищавших Церковь Христову от поругания и забвения, они до последнего своего часа исполняли свой священнический долг и вели свою паству ко Христу.

Освященный Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 2000 года, рассмотрев церковное Предание и мученические акты о подвигах Новомучеников и Исповедников Российских XX века, которым было дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него (Флп.1:29), определил прославить для общецерковного почитания в лике святых Собор Новомучеников и Исповедников Российских имена пострадавших за веру, свидетельства о которых поступили, в том числе священномученика Василия Архангельского (1874−1937), память которого празднуется в день его кончины 16 ноября по новому стилю [10].

Теперь мы снова свободно исповедуем Православие, открыто приступаем к Таинствам Церкви. Мы получили этот дар, приобретённый дорогою ценой исповеднического подвига Новомучеников Российских, освящённый их искупительной кровью и страданиями, их жертвой ради нас, потомков, ради сохранения зёрен Православной веры, могущих прорасти и дать обильные всходы. Будем же беречь это сокровище, приумножать и просить в молитвах к Новомученикам и Исповедникам Российским о ниспослании нам от Господа стойкости в вере, преданности Церкви Христовой!

Священномучениче Василие, моли Бога о нас!

Мария Вячеславовна Шишкина, Сайт Венёвского уезда


[1] Тульские Епархиальные ведомости, 1910 год, №№ 18,34,37. Памяти протоиерея Михаила Прохоровича Архангельского. Семейно-бытовой очерк. Священник Пётр Ильинский.

[2] Воспоминания. Л.М.Архангельский. Машинопись. Тула, 1958 год.

[3] ГАТО, Клировые ведомости Каширского уезда Тульской губернии, 1916 год.

[4] Тульские епархиальные ведомости, 1924 г.,№ 3; 1925 г. №№ 1,2,3,5; 1926 г. № 3.

[5] Тульский синодик. 1558−2009. Редактор — составитель Т.В.Георгиевская — Тула.: Гриф и К, 2009. — 648л. Сто. 226.

[6] Игумен Иоанн Дамаскин (Орловский). Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга7. — Тверь: «Булат», 2002 год, стр.176−177.

[7] Отечества крестная чаша: Русская Голгофа/ Сост. К.Н.Годовникова.- Симферополь: Родное слово; Н. Орiанда, 2008. — 552с., 60ил. Стр. 136−139.

[8] ГАРФ, Дело по обвинению Архангельского В. М. и Байбакова И.И. по ст. 58 п.10 и 11 УК, № 7899 (ордер на обыск и арест, анкета арестованного, протокол допроса, обвинительное заключение, протоколы допроса обвиняемых и свидетелей)

[9] Тульский синодик. 1558−2009. Редактор — составитель Т.В.Георгиевская — Тула.: Гриф и К, 2009. — 648л.

[10] Деяние Освященного Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви о соборном прославлении новомучеников и исповедников Российских.

https://rusk.ru/st.php?idar=82414

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика