Русская линия
Логос, молодежная православная газета01.10.2018 

Россия для него всё
29 сентября — 175 лет со дня рождения Михаила Дмитриевича Скобелева

Семиклассницей я попала — по линии нашей дружбы с Ловечем — в Болгарию, в пионерский лагерь. Нас, конечно, возили в город Плевен. Вот тогда я и узнала впервые о «Белом генерале» — как его прозвали в Средней Азии — Скобелеве. Годом позже я с родителями опять была в Болгарии и вновь слышала не раз это имя, видела памятники ему и названия улиц. Тамошнее почитание русского полководца меня поразило.

Не менее меня поразило, что он наш земляк, а в Рязани абсолютно ничего не напоминало об этом. И хотя он родился в Петербурге, где служили отец и дед, имение Скобелевых находилось в Рязанской губернии, там он и завещал себя похоронить.

В институте жизнь и деятельность Михаила Дмитриевича вдохновила меня на курсовую работу. Он как человек и как военный деятель стал мне намного ближе и даже родней.

А недавно рука с домашней полки взяла книгу из серии «Редкая книга» В. Немировича-Данченко «Скобелев». И оторваться невозможно. И через описание ежедневного бытия генерала на Балканах в русско-турецкую войну 1877−78 гг. делаешь новые открытия — Скобелев как человек и христианин.

Генерал и солдат. Кажется, между ними лежит целая пропасть. Но про нашего земляка так сказать было нельзя. Он был для солдат понятным и очень доступным, умел жить с ними одной жизнью. «Этот наш», — говорили они. Мне кажется, что он прежде всего руководствовался принципом «все христиане — братья». За своих солдат он стоял горой: «Я их никогда не оставлю», «они все на моей душе теперь». Скобелев считал, что сечь и бить солдат унизительно и гадко: ведь они защищают Родину. В солдатах он всячески развивал чувство собственного достоинства.

Скобелев 1

«Просящему дай» — и по этому христианскому принципу жил Скобелев. Ни одна просьба к нему не оставалась безответной. Однажды генерал узнал у плачущего солдата о беде дома, сразу дал денег, чтобы послать помощь. В другой раз, увидев после третьего штурма Плевны в Бухаресте потрепанного офицера, привёл его в хороший ресторан, накормил, а потом в гостинице тот получил записку, что нельзя забывать деньги на столе в ресторане.

И люди платили Скобелеву такой же любовью.

Умирающие солдаты хотели его видеть, чтобы генерал пожал им руку. Или выказывали радость, что после боя Скобелев остался жив. И умирали с его именем на устах. А ещё великий полководец учил солдат идти в бой, как к причастию.

Это действительно был великий полководец, военный до мозга костей без преувеличения. Немирович-Данченко видел в нем гения. «Я люблю войну, она моя специальность. Но в то же время я ненавижу её», — приводит автор слова друга. «Война извинительна, когда я защищаю себя и своих, когда мне нечем дышать, когда я хочу выбиться из душного мрака на свет Божий. Подло и постыдно начинать войну так себе, с ветру, без крайней необходимости..».

Не так ли и мы сейчас определяем понятие справедливой и несправедливой войны?

Любопытно: называя самым гнусным делом в нашей истории разделы Польши в XVIII веке, Скобелев вспоминает ветхозаветного Иосифа, проданного братьями в рабство. Но не народ ответственен за это дело, по его мнению.

Узнавая всё больше об этом человеке, понимаешь, что свой военный талант он получил от Бога, и он пользовался им в полной мере. И был примером. Если где-то во время затишья начинали стрелять, все наши знали: там генерал Скобелев проводит рекогносцировку, вот турки и стараются. Михаил Дмитриевич был полон проектов и идей. Об этом у Немировича-Данченко много написано. Его дивизия всегда была одета, обута, сыта при любых обстоятельствах.

При переходе через Балканы — ни одного замерзшего. Бесстрашие нашего земляка потрясает — пуль он не боится. А однажды при отступлении от Плевны бросил бурку на землю, под огнем лёг и заснул — не отходить, пока не проснётся.

Как учительнице мне очень импонирует, что герой моего рассказа учился везде и всегда. Даже между боями. Зная пять языков, генерал пользовался иностранной литературой и публицистикой. Дотошность его во всем всех удивляла. Кто-то из современников даже предположил, что если бы его назначили обер-прокурором Святейшего Синода, через месяц он был бы во всеоружии глубоких знаний церковного обихода и истории.

Немирович-Данченко пишет, что этот обаятельный человек становился близким и дорогим всем, с кем сталкивался. Михаил Дмитриевич знал наизусть стихи Тютчева и славянофила Хомякова. Без громких слов он жил так, что ясно: Россия для него всё. Недаром в своём символе он на первое место поставил любовь к Отечеству (а ещё науку и славянство; его он понимал не как возвращение к допетровской Руси, а как служение своему народу).

Скобелев 3

Как-то мало на слуху у нас Скобелев как политик. А как он чётко высказался по поводу союзников — у нас с ними до тех пор дружба, пока враги общие. История не раз это подтверждала.

В 1882 году (как раз создан был Тройственный союз) М.Д. Скобелев призывал всех сплотиться: «Враг со всех сторон идёт; Россия теперь вся на Малаховом кургане». Он глубоко анализировал обстановку в Европе и понимал, что Пруссия серьёзно готовится к войне. И этот талант политика у Скобелева — тоже от Бога. Один авторитетный прусский военный ученый заметил: смерть Скобелева равняется для немцев выигранной кампании.

И он много раз говорил, что своей смертью не умрёт.

Тайна его смерти — 39-летнего человека! — до сих пор не разгадана. Но во время похорон кто-то верно сказал: «Он народу принадлежит!». Хитрово высказался так: «Мы хороним своё знамя!». Рыдали представители всех слоёв населения.

Поезд шёл от Москвы до станции, как по коридору, жители каждого села со своим причтом приходили к железной дороге и служили панихиды. От станции до имения крестьяне несли гроб на руках.

Велик Скобелев — патриот, христианин, человек долга. Достойный пример и для нынешнего поколения. И близкий человек — за него хочется молиться. Летом наконец-то удалось поклониться его праху.

..Недавно на телеканале «Спас» в передаче «Следы империи» Аркадия Мамонтова говорили о памятниках — снесённых и сохранённых. Один присутствующий высказал мысль, что больше всего ему хочется, чтобы в Москве восстановили памятник Скобелеву. И мне очень бы этого хотелось!

Светлана Кадыгрова, газета «Благовест»


Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Сайт как сделать кудри с помощью носков