Русская линия
Русская линия Михаил Маркитанов27.08.2018 

Екатеринодар, август 1918 года

3 (16) августа 1918 г. — особая дата в истории Белого Движения на Юге России. Ровно 100 лет тому назад Добровольческая Армия генерала А.И. Деникина в ходе Второго Кубанского похода освободила от большевиков Екатеринодар, столицу Кубанского казачьего войска. Обязательства, взятые на себя Деникиным во время Ледяного Похода, были выполнены. Добровольческая Армия обрела свою базу и смогла избавиться от тяготившей многих белых добровольцев зависимости от донского атамана Краснова и необходимости мириться с присутствием в России немецких оккупантов.

Добровольческая Армия вступает в Екатеринодар

14 (27) июля 1918 года красный главнокомандующий Сорокин, решив воспользоваться численным превосходством своих войск, нанёс удар под станицей Кореновской, расчленив Добровольческую Армию на две неравные части. Сражение под Кореновской продолжалось 9 дней и завершилось решительной победой белых, пусть и стоило им огромных жертв. Красные покатились в направлении Екатеринодара. Белый главнокомандующий А.И. Деникин понимал, как никто, что спасение армии — в стремительности её наступления, в том, чтобы не дать большевикам «зацепиться» за Екатеринодар, организовать там прочную оборону и привести в порядок потрёпанные части. Нужно было успеть выйти к кубанской столице до того, как большевики справятся с деморализацией — а в том, что воевать большевики умеют, Деникин только что успел убедиться. Поэтому коннице генерала от кавалерии И.Г. Эрдели и пехотной дивизии генерала-лейтенанта Б.И. Казановича было приказано преследовать противника, обходя Екатеринодар с севера и северо-запада, 3-я пехотная дивизия полковника М.Г. Дроздовского получила приказ атаковать Усть-Лабинскую группировку красных (от 4-х до 6-ти тысяч человек по данным А.И. Деникина), прикрывавшую переправу через Кубань, а 2-я пехотная дивизия генерала Боровского повела наступление вниз по Кубани для содействия Дроздовскому.

К 14-му августа вся Добровольческая Армия сосредоточилась на подступах к Екатеринодару, окружив его полукольцом с севера и востока. О позициях, занимаемых перед столицей Кубани большевиками, Деникин пишет: «Они тянулись от Кубани, опоясывая Пашковскую, разъезд Лорис, и далее к екатеринодарским Садам, пересекая Черноморскую железнодорожную линию; непосредственно впереди города шла вторая непрерывная линия окопов. Местность кругом была совершенно ровная, покрытая садами и обширными полями кукурузы».

Ранним утром кавалерия генерала Эрдели атаковала екатеринодарские позиции и дошла до Садов, сбив передовые части противника. Наступление конницы поддерживал белый бронепоезд. Одновременно войска генерала Казановича после жаркого боя овладели разъездом Лорис, а дивизия Дроздовского оттеснила противостоящие ей красные войска в сторону станицы Пашковской. В этот же день кубанский генерал В. Покровский взял станицу Тимашевскую, оборонявшие её красноармейцы покатились на Новороссийск.

Наутро сражение возобновилось. Главнокомандующий Деникин находился в рядах колонны Б.И. Казановича. Весь день 2 (15) августа шли бои с переменным успехом. Дроздовский взял станицу Пашковскую, прошёл её с дивизией и повёл наступление к предместьям Екатеринодара, но был остановлен превосходящими силами красных, не сумел удержаться в станице и откатился назад. Михаил Гордеевич ещё не до конца отрешился от штампов Первой Мировой войны, продолжая командовать как опытный генштабист и совершенно забывая, что силы Добровольческой Армии ничтожны и заметно уступают в численности красным. В результате Дроздовский вводил в бой свои войска по частям, ослабляя силу удара. В то же время наличие резерва позволило ему остановить наступление большевиков, начинавших угрожать флангам Казановича. Контратаку Дроздовского поддержал Деникин, ударив силами кубанского стрелкового батальона (при пулемётах) в тыл большевикам. Большевики откатились к Екатеринодару, и Дроздовский к вечеру снова занял Пашковскую, где и заночевал со своей дивизией. В тот же день 15 августа конница Эрдели под Ново-Величковской уничтожила колонну красных, продвигавшуюся на соединение с Тимашевской группой. В районе 9 часов вечера Эрдели со своими кавалеристами ворвался в Екатеринодар.

К утру 16 августа всё было кончено. Красные в беспорядке отступили за Кубань, причём Казанович со своей дивизией немедленно занял мосты и отрезал их от города. Штаб Добровольческой армии в рядах походных колонн вступал в Екатеринодар. Город встречал деникинцев ликованием. «Утром 3-го наши колонны и штаб армии вступали в освобожденный Екатеринодар — ликующий, восторженно встречавший добровольцев, — писал А.И. Деникин в „Очерках Русской Смуты“. — В храмах, на улицах, в домах, в человеческих душах был праздник — светлый и радостный».

Впоследствии, уже в эмиграции, многие мемуаристы ставили Деникину в вину, что он не сумел после освобождения Екатеринодара обеспечить своей армии стабильный тыл, и вместо того, чтобы назначить кубанцам наказного атамана, предпочёл сотрудничать с действующим кубанским правительством. Такие критики не учитывали многого, прежде всего — настроений казаков. Ими владела эйфория от освобождения столицы своего войска, они прекрасно зарекомендовали себя в боях Второго Кубанского похода. Начав наступление на их права, Деникин рисковал потерять столь ценный контингент, восстановить казачество против себя и распылить силы в условиях, когда Сорокин со своей армией был побеждён, но отнюдь не сломлен и по-прежнему располагал численным превосходством. Поэтому приходилось сотрудничать с теми казачьими властями, которые имелись. Дальнейший ход боевых действий подтвердил правоту Деникина.

Так основная цель Второго Кубанского похода оказалась достигнута. В то же время взятие Екатеринодара ещё не означало успешного окончания всего Второго Кубанского похода. У красных на Северном Кавказе ещё оставались значительные силы. Необходимо было полностью нейтрализовать эти силы, очистить от большевиков всю территорию Северного Кавказа, только после этого можно было обратить взор на север и приступить к освобождению центральных русских губерний. Деникин ставил своей армии задачу выйти на естественные рубежи — по Главному Кавказскому хребту, Черноморскому и Каспийскому побережью. Овладение выходом к Чёрному морю открывало возможность для установления контактов с союзниками по Антанте, выход белых на Каспийское море позволял войти в соприкосновение с «народными» армиями белых в Поволжье.

Всех этих целей Деникину в конечном итоге удалось достичь. Но бои с многочисленной и сильной армией Сорокина продолжались всю осень 1918 года. Впереди Деникина и его добровольцев ещё ожидали кровопролитные сражения за Ставрополь и Армавир…

https://mikhael-mark.livejournal.com/782 475.html

https://rusk.ru/st.php?idar=81436

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Бибиков Н.Г.    28.08.2018 14:40
Весьма признателен автору и редакции. Жду матреиал об армии Юденича.

Страницы: | 1 |

Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Под городом москвой (ссылка) купить диплом высшего образования просто и элементарно.