Русская линия
Русская линия10.07.2018 

Священномученики Владимир Сергеев и Александр Сидоров

Священномученики Долматовские Владимир Сергеев, Александр Сидоров и Власилий Ситников

Священномученики Долматовские Владимир Сергеев, Александр Сидоров и Власилий Ситников

Священномученики Владимир и Александр служили в Николаевской церкви в городе Далматово Пермской губернии.

Священномученик Владимир родился 3 июля 1867 года в Далматове в семье крестьянина Михаила Сергеева. В 1890 году Владимир окончил Пермскую Духовную семинарию и был назначен надзирателем Екатеринбургского духовного училища. По вступлении в брак в 1891 году он был рукоположен во священника к Николаевской церкви города Далматово, где проживало тогда около восьми тысяч жителей. С 1899 года отец Владимир преподавал Закон Божий в Далматовском второклассном монастырском училище. Он был ревностным пастырем и неоднократно награждался епархиальным начальством. В семье У отца Владимира и матушки Лидии Владимировны были трое детей — Ольга, Димитрий и Мария.

В 1909 году отца Владимира определили законоучителем в открытое в Далматове четырехклассное училище. Принимали в училище как мальчиков, так и девочек; первоначально обучение было бесплатным. Все воспитанники были из Далматово и окрестных селений, принадлежали к разным сословиям. Беднейшим учащимся оказывалась материальная помощь. Кроме общеобразовательных предметов, девочки обучались рукоделию, а мальчики — различным ремеслам. У отца Владимира была большая учебная нагрузка, уроки шли ежедневно. Ученики любили своего законоучителя, старательно исполняли задания, которые он им поручал. Уроженец села Далматово Яков Иванович Зайков, учившийся в этом училище, вспоминая об отце Владимире, рассказывал:

Уже в третьем классе отец Владимир как-то подозвал меня:

— Яша, завтра, перед началом занятий, для учеников вашей и второклассной школы будешь читать Псалтирь.

В зале второклассного училища стояла кафедра. По причине малого роста для меня был поставлен стул, встать на который мне помог (воспитатель. — Сост.) Иван Петрович. Мое старание священник оценил на уроке Закона Божьего. Подавая мне пятак, он сказал:

— Вот это тебе, Яша, за отличное исполнение моего задания .

А накануне Рождества Яков уже излагал для учащихся своего класса перевод текстов со старославянского языка на современный русский. Окончил школу Яков на «отлично» по всем предметам. Отец Владимир советовал Якову продолжать обучение, считая его способным учеником. Через год он вспомнил о своем ученике, пригласил его к себе на квартиру, угостил конфетами и поинтересовался, собирается ли Яков продолжить обучение. К сожалению, учиться дальше Яков не мог, так как после смерти отца ему пришлось вести домашнее хозяйство. Этот случай ясно показывает, с каким теплым и искренним участием относился батюшка к своим ученикам.

Несмотря на то, что у отца Владимипа было совсем немного свободного времени (с июля 1909 года отец Владимир стал исполнять обязанности духовного следователя по 3-му округу Шадринского уезда), он всегда отзывался на просьбы прихожан исполнить ту или иную требу, часто служил молебны с акафистами на пашнях и в сельских домах.

Но, несмотря на ревность таких пастырей, как отец Владимир, в народе перед революцией ощущалось явное оскудение веры, началось массовое отпадение от Церкви. Это явление характерно было для всей России. На страницах прессы накануне Первой мировой войны стали появляться статьи, в которых о всеобщем охлаждении к вере говорилось как об очевидном факте. В 1912 году был опубликован художественный очерк с весьма характерным названием «Без огня», где один из главных героев — сельский священник отец Михаил — следующим образом описывал религиозную ситуацию в стране: «Никогда не было такого ужасающе спокойного, молчаливого отпадения от Церкви, как ныне. Точно дух жизни угас в Церкви. Повторяю: не одна интеллигенция ушла — народ ушел. надо в этом сознаться, — я ведь два года был сельским священником».

В отчете обер-прокурора Святейшего Синода за 1911−1912 годы чувствуется та же тревога и скорбь: «Как черная туча, надвигается на родную нашу Церковь и силится затмить её вековечную истину неверие. Разливаясь широкою волною в интеллигентских кругах, оно проникает и в народные массы. Наряду с неверием под вековечные устои Церкви подкапывается социализм, отрицающий Бога и Церковь, вместо благ небесных сулящий земные. Везде, где успела сложиться крупная промышленность, социализм пленяет себе в послушание множество трудящихся. Не ограничиваясь классом фабричных рабочих, социалисты стремятся оторвать от Церкви и крестьянство. Борьба против вечного и идеального за временное и материальное ведется всюду планомерно, с напряжением всех сил, — и эта цель в некоторой степени уже достигается».

Описанные в отчете события происходили не только в крупных городах, но во всей стране, в том числе и в Далматове С печалью священники Далматовской Николаевской церкви писали городовому старосте Семёну Обрядову: «Большая часть прихожан Далматовской Николаевской церкви, составляющих общество далматовских мещан, не исповедуются и не приобщаются Святых Таин во святой Великий пост по нерадению. Почему просим Вас принять и употребить наличные меры, дабы подведомые Вам обоего пола, с восьмилетнего возраста, все — в наступивший Великий пост безотложно исповедались и Святых Таин приобщились в своей приходской церкви».

Накануне революции в штате Далматовской Николаевской церкви состояли три священника: отец Григорий Черемухин, отец Александр Сидоров и отец Владимир. Диаконом служил отец Василий Ситников.

Священномученик Александр родился 30 августа 1867 года в Нижне-Уфалейском заводе Екатеринбургского уезда Пермской губернии в семье крестьянина Василия Сидорова, выходца из Зарайского уезда Рязанской губернии. Окончив курс прогимназии (6 классов) Екатеринбургской мужской гимназии, он в 1890 году был назначен учителем Кыштовского училища Министерства народного просвещения. В 1895 году его перевели в Ревдинское училище, и в том же году он был уволен из крестьянского сословия и принят в духовное звание епископом Симеоном (Покровским).

10 декабря 1895 года Александр был рукоположен во диакона к Вознесенской церкви села Кузнецкого Екатеринбургского уезда, а 22 июля 1897 года — во священника к Далматовской Николаевской церкви. В 1897 году отец Александр был рукоположен в сан священника и определён к Далматовской Николаевской церкви Шадринского уезда на третью вакансию. С марта 1898 года отец Александр стал законоучителем в церковно-приходской школе деревни Затеча, приписанной к Далматовскому приходу.

В 1906 году скончалась супруга отца Александра, матушка Мария. Вдовому священнику пришлось одному воспитывать двоих детей.

Кроме священнических трудов, отец Александр исполнял обязанности заведующего Далматовской второклассной школой Шадринского уезда, преподавал Закон Божий, а также занимал должность духовного следователя. За усердные труды он в 1907 году был награжден скуфьей, а вскоре — камилавкой.

В 1909 году отец Александр подал в Духовную Консисторию прошение уволить его от должности следователя, так как совмещать её с обязанностями заведующего и законоучителя ему было сложно. Для ведения следствий священнику приходилось часто выезжать в другие приходы, поэтому он не мог регулярно посещать школу, преподавать Закон Божий. Такие отлучки директора и законоучителя отрицательно сказывались на общем ходе учебного процесса. Решением Духовной консистории от 21 июля 1909 года священника Александра Сидорова уволили от должности духовного следователя по 3-му округу Шадринского уезда и возложили эти обязанности на отца Владимира Сергеева.

Падение монархии многими жителями Далматовской волости было встречено с радостью; они не знали, какие испытания ждут их впереди. После Октябрьской революции для организации советской власти был создан Военно-революционный комитет, избрано десять уездных комиссаров. Еще в декабре 1917 года началось формирование Красной гвардии. Вскоре представители новой власти приступили к проведению в жизнь «Декрета о земле», постановлений об организации волостных земельных комитетов, о нормировании цен и заготовке продовольствия для отправки в Петербург и Москву. В марте 1918 года на заседании Уездного съезда рабочих, крестьянских и солдатских депутатов было принято решение о конфискации всей земли сельскохозяйственного значения у нетрудовых хозяйств — церквей, монастырей и так далее. Для защиты завоеваний революции в уездах стали создаваться боевые отряды, которые затем вливались в регулярные красноармейские части. Такой боевой отряд был и в Далматовском. Однако по мере того, как большевики осуществляли свою политику, сопротивление им усиливалось. В районе началась настоящая война. Когда красноармейцы начали терпеть поражение от белогвардейских частей в Шадринском уезде и отступать, то местом сосредоточения революционных войск стала станция Далматово. Сюда из ближайших волостей стали собираться отряды. Помимо Верх-Теченского и Тамакульского отрядов, в Далматово прибыл Каменский отряд в сто пятьдесят штыков и отряд латышей из Екатеринбурга в количестве ста человек, с броневиком. Красноармейцы постарались организовать оборону станции и села, но из-за отсутствия взаимодействия между отрядами отразить атаки белогвардейских частей и перейти в наступление они не могли. Тем не менее красные не теряли надежды на победу, ждали удобного момента.

Бывший красноармеец 4-го Уральского стрелкового полка А.Н.Грязных вспоминал: «Случай не заставил себя долго ждать. Приступив к г[ороду] Далматову, мы решили с честью встретить противника. На помощь Шадринской добровольческой группе белогвардейцев прибыл из Омска 2-й Степной полк, состав которого был в большинстве из офицеров». В ночь на 27 июня/10 июля белогвардейские части подошли к реке Исеть. «Наши сторожевые посты заметили сначала конную разведку, а потом и цепь, — писал А.Н. Грязных. — Все было готово: пулеметы, замаскированные на своих местах, уже готовы были осыпать наступающих. Какая-то нервная дрожь, дрожь, которую испытывают охотники при виде дичи или зайца, охватывает всех нас, сидящих в одиночных окопчиках, на берегу реки Исети. Соблюдая тишину, зорко глядим мы в сторону неприятеля, дожидаясь, когда цепь подойдет ближе. Тихо везде. Уже сумерки. Вот еще несколько десятков сажен — и мы откроем огонь. Вдруг колокольный звон нарушает зловещую тишину и цепь рассеивается. <…> Колокольный звон оказывается сигналом, который устроили местные священники, затворившись в церкви. Они видели все приготовления и дали понять о грозящей опасности для близких им по духу людей и решили пожертвовать собой, но спасти других». Через некоторое время с колокольни стал раздаваться уже трезвон во все колокола. Винтовочной и пулеметной стрельбой по церкви красные прекратили колокольный звон, а несколько орудийных залпов приостановили наступление белых. Красноармейцы бросились к церкви и схватили находившихся там священников Владимира Сергеева и Александра Сидорова, диакона Василия Ситникова и трапезного работника, который, как потом выяснилось, и звонил на колокольне по благословению отцов.

Арестованных доставили в штабной вагон на станцию Далматово. Разбирательство продолжалось недолго: красноармейцы были в ярости от случившегося. Священников Владимира Сергеева и Александра Сидорова решено было расстрелять на месте без суда и следствия на страх другим служителям Церкви, чтобы не вмешивались в борьбу за власть. Они были убиты у железнодорожного переезда около современного поселка Пушкина. Отца Александра палачи-красногвардейцы подняли на штыки и набили ему рот землей. Тут же, в Сухом Логу, рядом с линией железной дороги, выкопали яму и зарыли трупы. Произошло это 27 июня/10 июля 1918 года. Диакона Василия Ситникова повезли в село Катайское и на следующий день расстреляли. Трапезного работника отпустили домой, но после пережитого им страха он прожил недолго.

После освобождения села от большевиков тела обоих священников были перезахоронены на местном кладбище, метрах в пятнадцати севернее церкви. На месте их убийства — северо-западнее железнодорожной будки близ переезда — был установлен железный крест. В 1919 году после окончательной победы большевиков этот крест был убран.

Священномученики Владимир и Александр прославлены в лике святых новомучеников и исповедников Российских Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 13−16 августа 2000 г. Определение Священного Синода от 17 июля 2002 г.

Игумен Дамаскин (Орловский). «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Июнь». Тверь. 2008. С. 507−508

Комиссия по канонизации святых Екатеринбургской епархии

https://rusk.ru/st.php?idar=81160

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
mostbet