Русская линия
Православие.RuПротоиерей Георгий Глазунов21.02.2018 

Носите правду Божию с собою

Почти полвека ныне митрофорный протоиерей Георгий Глазунов является настоятелем храма преподобного Сергия Радонежского, что недалеко от Выши, на святой Рязанской земле. 45 лет назад он обрёл мощи святителя Феофана Затворника, 14 лет являлся их хранителем. Много за эти годы было радости, много и скорби. А на душе здесь, в Эммануиловке, всегда светло.

Протоиерей Георгий Глазунов

Протоиерей Георгий Глазунов

С нами Бог

— Отец Георгий, как вы попали в Эммануиловку?

— По Промыслу Божию. В детстве я был паломником. С дедушкой по материнской линии, Василием Спиридоновичем Грачёвым, мы сюда пешком за 50 км приходили. Хотя чаще ходили за 20 км в Никольский храм Шацка, где потом был настоятелем мой сын. Сам я родился 9 января в селе Новософьино Шацкого района.

В семье у нас все родственники были верующими. Но особенно крепкой верой отличался именно дедушка. Он и был моим с детства наставником. Я от него не отставал: куда он, туда и я. Это место мне ещё с тех пор очень запомнилось. Потом, когда я оказался здесь после учёбы в семинарии-академии, то очень обрадовался: «От преподобного Сергия к преподобному Сергию приехал!» Там Сергиева лавра, а здесь храм преподобному Сергию посвящён.

Помню, ехали сюда, дорог тогда ещё не было. Матушка Лидия у меня плакала: «Куда ты меня везёшь? Какими-то лесами…». Маме письмо оттуда написала: «Ой, мама, как мне здесь скучно… Не понравилось!» «Потом понравится», — ответила ей мама. И действительно, когда обжились, матушка говорила: «Как здесь хорошо жить!» Само название Эммануиловка значит: с нами Бог.

Когда я закончил семинарию, у нас с матушкой уже родился ребёночек. Мы жили на квартире в Загорске (ныне — Сергиев Посад). Только я поступил в академию, как тут, на приходе в Эммануиловке, начались какие-то нестроения. Из этих мест тогда учился в Московской духовной академии отец Павел Харитошкин. Он меня всё уговаривал: «Езжай туда! Что тебе тут языки-то учить?..» А сам при этом в аспирантуре учился! Так, считай, он меня и уговорил.

Потом вызвал меня ректор владыка Филарет (Вахромеев) — и тот же самый разговор, точно ему кто подсказал, заводит: «У тебя семья, уже второй ребёночек сейчас будет, что тебе здесь языки учить?..» И благословил как раз на этот приход отправиться.

Так я и прибыл сюда. Больше учиться не довелось. Начались стройки, реставрация храма, надо было хозяйством обзавестись: коровку купили, огороды сеяли. У нас шестеро детишек родилось. Забот было много.

Сергиевская церковь в Эммануиловке Шацкого района Рязанской области

Сергиевская церковь в Эммануиловке Шацкого района Рязанской области

— Когда приехали, что застали?

— Храм, конечно, был запущен. Пришлось его реставрировать. Кровлю практически всю перестилали. Плюс подгнившие балки меняли. Кресты новые на куполах установили. Звонница была разорена: когда в 1930-е годы закрывали храм, колокола, сбрасывая, поразбивали. А раньше, как рассказывали старожилы, был очень красивый звон.

Потом, при советской власти, в начале 1930-х годов, храм закрыли. Устроили здесь склад колхозного зерна. Открыли только в 1945-м — незадолго до дня Победы.

Со времён закрытия храм практически не ремонтировался. Церковь душили налогами: не до ремонтов — надо было в «Фонд мира» пожертвованное на церковь перечислять, — эти времена и я застал.

Священникам тогда роль наёмных работников отводилась. Собирается приходское собрание, настоятель не имел права там даже присутствовать. Заправлял всем председатель сельсовета. Старосты тогда много решали, но их же власти сами и назначали.

Однажды мы с большим боем убрали такого «назначенца». Поставили верующего человека, Нину Григорьеву Быстрову, — только тогда и удалось сделать ремонт, расписать храм. А то и царские врата были разбиты, и резьба местами в иконостасе утрачена, и росписи истёрты.

Мне даже иконостас частично самому вырезать стамесочкой довелось. Дело в том, что когда я учился в семинарии, в Свято-Троицкой Сергиевой лавре работали реставраторы, и я часто бегал наблюдать за их трудом в мастерские, расположенные в подвалах: как они там что вырезают, как потом эту резьбу золотят.

Потом, когда уже все основные работы были закончены, захотелось, помню, мне, чтобы под крестом на маковке шарик был. Я его выточил, обмазал лаком, оклеил золотой фольгой, сделал лестницу, достающую до креста, обвязался монтажными ремнями, закрепил его там. Помню, слез и радуюсь: «Как он там горит!»

— Каялись ли люди после того, как время гонений прошло?

— Тех, кто непосредственно рушил храмы, в живых мало к тому времени осталось. Каждый понёс наказание. Рассказывали мне, что некоторые из них очень страшной смертью умирали.

А так народ, конечно, возвращался в Церковь. Помню, одна учительница пришла в храм и говорит: «Батюшка, я сейчас порог храма переступала, как государственную границу».

В своё время директор местной школы говорила ученикам: «Если Мария Васильевна пойдёт в церковь, то знайте, она сошла с ума, её надо везти в психбольницу!» Тогда как раз на территории Вышенского монастыря психбольница располагалась, так что это по тем временам серьёзное было заявление…

А тут я как-то стою исповедую, вдруг кто-то подходит, навалился, как гора: «Ба-а-тюшка, я при-шла..». Смотрю, а это Марья Васильевна! Детям, бывало, раньше и доставалось от неё за веру, кресты в школе снимали. Но покаялась. А потом уже, как воцерковилась, часто звонила нам, со всеми праздниками поздравляла.

Отец Георгий Глазунов со старостой прихода

Отец Георгий Глазунов со старостой прихода

— Отец Георгий, всё-таки Рязанщина известна тем, что здесь и при советской власти верующих много было, — так?

— Да, народ всё равно оставался верующим. У нас большой приход был, ходило сёл 15: Жданная, Завидное, Бирюковка, Николаевка, Купля, Выша, Бирюково, Быкова гора и т. д. — вся округа сюда собирались. По воскресеньям и по праздникам до 200 человек причастников было. Храм не вмещал всех прихожан. Служил я один. Служба могла длиться заполдень. А потом ещё и молебны служили.

Но те старушки, которые тогда составляли костяк паствы, многие поумирали. Пойдёшь на кладбище служить панихиду — все там.

А сейчас у нас тут скудновато стало. Выйду: «Мир всем!» А никого и нет.

Скорблю.

Раньше у нас и паломников много было: со всей России, и из Белоруссии, и с Украины, и из Казахстана приезжали! Целыми колоннами машин ехали. Приедут, помню, казахстанские, расставят палатки перед храмом и проводят здесь всё лето. С ними и их священники с семьями приезжали. Так несколько лет из года в год наведывались, — как же было здорово!

Народ сюда тянулся. Кто-то что-то прочитает у святителя Феофана, и святой его позовёт. От паломников часто приходилось слышать: приедешь — и не хочется уезжать. Какое-то притяжение у этой местности есть. Наверно, по молитвам святителя Феофана, намоленное здесь место.

Тут как-то раз приезжал автобус из Астрахани, — вроде и не ближний край. После службы смотрю: сидит бабушка на лавочке у храма, подошёл к ней, а она мне и признаётся: «Я, батюшка, приехала в 50-й раз!» Представляете?

А одна паломница, бабуля, когда автобус собирается уже уезжать, сидит и рыдает: «Батюшка, как мне тут понравилось! Оставь меня! Я вам буду корову доить, за детками ходить…». «Я бы тебя оставил, — говорю. — Но у тебя же там дочки, внучата. Скажут: забрал нашу бабку! Ты уж поезжай, поговори с ними, если они тебя отпустят, приедешь, мы тогда тебя устроим здесь».

— Не приехала?

— Нет, не пустили, наверно. Всем бабушки нужны.

— А какие-то чудесные истории тут происходили?

— Например, привозили к нам из Москвы мальчика двух лет. Он от рождения не ходил. Врачи говорили, что и не пойдёт вовсе. Я его полагал прямо на раку святителя Феофана, а потом родители с ним шли к источнику, что у нас за храмом, и окунали его. И вот они раз приехали, второй, третий… На третий раз я его приложил, потом они искупались в источнике, вернулись в храм, а малыш на пол попросился. Мама его и опустила полежать, а он — побежал! Мама в слёзы. Мальчик носится по храму, а бабушки ругаются: «Что он нам молиться мешает?!» Мама ещё больше ревёт. Моя матушка стояла там, у двери храма, ей его мама и рассказала, почему она не одёргивает ребёнка: «Они-то не знают, он же у нас не ходил! Это я от радости реву…».

Источник честь святителя Феофана

Источник честь святителя Феофана

А ещё к нам из Волгограда с паломниками приезжал военный лётчик. У него была какая-то болезнь спины, он уже весь измучился, врачи не могли помочь. А тут искупался в источнике и забыл о боли. На следующий год приехал и привёз в благодарность мешок сахара. Вручает и говорит: «Я его из Волгограда вёз!» Мол, вот видите, тащил на себе, и спина не болела!

Много было исцелений.

— А в честь кого источник освящён?

— В честь святителя Феофана.

Обретение мощей

Мраморное надгробие могилы святителя Феофана до перенесения в Сергиевский храм

Мраморное надгробие могилы святителя Феофана до перенесения в Сергиевский храм

— Отец Георгий, как вы мощи святителя Феофана обретали?

— Как-то летом, — это был 1973-й год, — сюда из Московской духовной академии приехали игумен Марк (Лозинский), преподававший уже гомилетику, и тогда ещё студенты МДА иеромонахи Елевферий (Диденко) и Георгий (Тёртышников) — потом они оба стали архимандритами, а вот отец Марк очень рано, 34-летним, умер.

Панихида по святителю Феофану Затворнику перед обретением его мощей

Панихида по святителю Феофану Затворнику перед обретением его мощей

Сидим за столом, разговор зашёл о Вышенском монастыре — мы туда тут же и отправились. Нас бы на территорию психиатрической больницы не пустили, но у меня там знакомая кладовщица была, а все склады, которыми она заведовала, размещались как раз в закрытых церквях. Казанскую я и попросил открыть.

Мраморное надгробие могилы святителя Феофана

Мраморное надгробие могилы святителя Феофана

Запустение было ужасное: окна выбиты, мусор валяется, всё птичьим помётом загажено. Надгробие могилы святителя Феофана сбоку было пробито — вероятно, кто-то искал «сокровища». Заглядываем внутрь, там тоже железяки, которыми, видимо, вскрывали гроб, лежат. Мы по святителю Феофану отслужили панихиду.

Через какое-то время отец Елевферий специально вернулся для того, чтобы нам вместе забрать из этой свалки честные останки ныне прославленного святого, чтобы в захоронении впредь не шарили пациенты больницы и местные сорванцы.

Потом уже мне 90-летний старчик, которого я исповедовал, рассказывал, что когда он был мальчишкой, они лазили в эту могилку…

— А там разве не закрытая территория психбольницы была?

— Люди там всё равно трудились. Поблизости одно время даже детский садик располагался, а после свинпром.

И вот мне тот исповедник рассказывал, что он видел: лежит святитель Феофан, обутый в большие, как ему врезалось в память, тапочки. Причём вспоминал, что гроб уже был вскрыт, но епископ лежал ещё не истлевший — как живой.

— То же самое было и тогда, когда вы обретали мощи святителя Феофана?

— Первое, что мы обнаружили: гроб был разбит на четыре части. Потом увидели, что и глава святителя Феофана расколота на четыре части. А вот Евангелие мы действительно нашли точно только что отпечатанное: листочки белые-белые, — берём в руки, а они крошатся. Потом уже, наверно, под воздействием кислорода его странички потемнели.

Обретение надгробия

Обретение надгробия

Впуская нас в тот раз в храм, кладовщица закрыла нас на ключ, предупредив: «Если найдёте что-то, поделитесь со мной!» Но у нас были совсем не те находки, которые её интересовали. Помню, сначала мы принялись расчищать склеп от мусора и проработали так часа три-четыре — представляете, как там всё было завалено?

Долго-долго мы там с фонариками перебирали все пальчиками. Нашли также поручи. Собрали все-все косточки: каждый суставчик, все позвонки.

Сначала найденное мы привезли ко мне домой, после меня благословили передать останки в Свято-Троицкую Сергиеву лавру — их там поместили в подклет Успенского собора, во Всесвятский храм. Всё держалось в тайне. Кроме перечисленных участников событий — отцов Марка, Георгия, Елевферия и меня, про мощи святителя знал ещё только батюшка Кирилл (Павлов).

Дети моют надгробие святителя Феофана

Дети моют надгробие святителя Феофана

Следующей нашей «спецоперацией» было вызволение мраморного надгробия. Полов в храме тогда не было, и у порога возникла уступка, через которую протащить эту мраморную глыбу весом около 6,5 тонн было очень сложно. Тросы рвались. Но как только я подумал, что, наверно, воли Божией перевозить святыню нет, как вдруг надгробие легко подалось вперёд, и мы, затащив его на лист железа, так, на лебёдке, пристёгнутой к военной машине (ни легковая, ни трактор не смогли потянуть), поволокли его по песчаной дороге в наш Сергиевский храм.

Сначала поставили надгробие перед алтарём за изгородью. Я собрал своих детей и ребятишек с округи, они, расчищая крышку, увидели там высеченные митру, рипиды и три книги святителя: «Добротолюбие», «Толкование Апостольских Посланий» и «Начертание христианского нравоучения».

Владыка Симон (Новиков), наш правящий архиерей, помню, ещё в 1987-м году благословил меня пристроить к нашему Сергиевскому храму придел святителя Феофана, — это за год до его прославления. Туда, под престол, мы и поместили надгробие.

После прославления святителя в 1988-м году его мощи вернули из Свято-Троицкой Сергиевой лавры в наш храм, где они покоились до возрождения Вышенского монастыря 14 лет.

Архимандрит Аркадий (Честонов)

Архимандрит Аркадий (Честонов)

— Вы же ещё обретали останки настоятеля Вышенской обители архимандрита Аркадия (Честонова), про которого святитель Феофан свидетельствовал, что у него был дар Иисусовой молитвы?

— Да, бывая на Выше, я тогда заметил, что на каком-то уголке среди свалки постоянно лежат печенье, конфетки. Поинтересовался у своего знакомого завхоза, Дмитрия Овсянкина. Он рассказал, что некогда здесь, уже при советской власти, народ собрался и установил памятник просветителю этих мест — архимандриту Аркадию (Честонову). Он построил в округе множество школ как для детей, так и для взрослых.

Однако в разорённой обители жил тогда фанатик-коммунист, он сфотографировал установку памятника и передал донос в райком партии. Памятник свалили, выбросив на свалку. А люди ему и там своё почитание выказывали.

Я пошёл за благословением к владыке Симону, а он засомневался: «Да кто ж тебе даст что-либо с территории госучреждения забрать?» Но мы были с главврачом друзьями, и он мне сразу же разрешил. Так что вместе с надгробием святителя Феофана мы и памятник его друга-настоятеля забрали.

— А его останки?

— Вскоре и их перевезли. Прошёл год, и мы затеяли ремонт храма. Красили его очень хорошие ребята. Я к ним и обратился: «Давайте останки отца Аркадия перевезём?»

Действовать надо было ночью. Не обошлось без подкопа под чужой сарай — только там мы смогли обнаружить край могильной плиты. Сняли её, потом стали по одному кирпичики доставать.

Я спустился в могилу, встал на какую-то доску с краю, чувствую, а внутри склепа где-то на полметра вода. Стал её вычерпывать, подавая помощникам. Смотрю: посередине крышка гроба, поднял, а под ней тело отца Аркадия. А гроба нет… Я на нём, оказывается, стою… Видимо, когда вода пошла, гроб перевернулся, всплыл и оттеснился к стенке склепа.

Архимандрит Аркадий (Честонов) в гробу

Архимандрит Аркадий (Честонов) в гробу

Отец Аркадий был окутан мантией, которая полностью даже спустя 85 лет сохранилась. Я попробовал ткань на прочность, она оказалась крепкой. Вижу очертание тела и узнаю осанку архимандрита, виденного на прижизненных фотографиях.

Мы переложили тело в новый гроб. Хотя и его гроб был цел и крепок и настолько велик, что мы новый гроб поставили в этот старый и побыстрее постарались всё увезти, потому что нам сказали управиться затемно, чтобы никто ничего не видел.

— Вы опять через друга-главврача договаривались?

— Нет, на этот раз я специально обращался к властям. От меня потребовали справку: что это за человек был. Я им написал листа на три-четыре, что знал о его просветительской благотворительной деятельности. Последовало разрешение, правда, попросили сделать всё под покровом ночи. Так что к семи утра мы уже перевезли останки отца Аркадия к нашему Сергиевскому храму. Вырыли могилку, отслужили панихиду и погребли.

«Надо бороться за чистоту исповедания, за чистоту души»

— Как нам хранить живую память о наших великих предшественниках?

— Почаще вспоминать, читать их творения. Какое обширное у святителя Феофана письменное наследие! Надо читать и брать себе для жизни в пример те или иные наставления. Когда мы читаем жития святых, мы должны им подражать. И так мы будем постепенно становиться добрее, чище, — встанем на правильный путь христианской жизни и начнём приближаться к Богу.

— Вы сами как применяете наследие святителя Феофана в своей жизни?

— Читаю его сочинения. 14 лет был хранителем его мощей. Не всегда удаётся всё прочитанное воплотить — жизнь сложная штука. Но всё равно всем нам надо бороться за чистоту исповедания Православия, за чистоту своей души.

— Как бороться?

— Вот вы, например, устали. Думаете: «Сегодня, пожалуй, вечерние молитвы не буду читать. И так мало времени на сон осталось, голова болит, глазки слипаются…». Бух! — и в сон. А ты скажи себе: «Смерти подобно, если я усну без молитвы!» И так подвизайся.

А ещё: если человек усердно служит Богу и людям, то он сам становится чище. Перед Богом он тогда ощущает себя свободнее, дерзновеннее. Господь с нас не про дела наши спросит, а то, как над своей душой каждый из нас потрудился.

— Сейчас, бывает, настолько ты внешним деланием загружен…

— Так носи всегда Евангелие с собой в кармане! Если ты постоянно, каждый день читаешь утренние и вечерние молитвы, Евангелие, Апостол, Псалтирь, — то только лишь обстоятельства отвлекут, что не прочитаешь, тебе как-то не по себе, на душе тоска: «Ах! Сегодня у меня не получилось». Тут же стараешься всё это восполнить. И снова на душе радостнее становится, сладость, умиротворение ощущаешь. А если сегодня прочитал, завтра не прочитал, — так и мыкаешься в раздрае.

Каждое утро мы испрашиваем благословения на текущий день: «Господи, помоги мне, чтобы день прошёл благополучно, управи все начинания мои». А вечером мы благодарим за прошедший день. Вспоминаем, может быть, мы кого-то обидели, кому досадили. «Господи, всем всё прощаю! И меня, Господи, грешного, помилуй». Надо, чтобы ты осознавал, как ты проживаешь каждый день. Тогда научишься видеть свою внутреннюю жизнь.

А то получается: суета, суета. Туда-сюда поехал — и забыл главное: а живёшь-то ты как?!

Если ты сильно загружен работой, хлопотами, читай Иисусову молитву везде и всюду. Только так и можно справиться со множеством забот. Едешь-сидишь-идёшь — читай Иисусову молитву. Только произносить её надо не только языком, но и умом и сердцем — чтобы она приносила пользу. А то можно Иисусову молитву повторять-повторять, а мысли где-то бродят в другом месте.

Какая-то расхоложённость у современных христиан. Строгости нет к себе, взыскательности.

Отец Георгий Глазунов

Отец Георгий Глазунов

— И в монастыре так?

— Там послушание внутренней собранности способствует. Вы читали книгу «Несвятые святые»? Вот там много приведено примеров послушания. Все старцы начинали с послушания — и какой высоты достигали!

— У преподобного Иоанна Лествичника есть такое предостережение в отношении опыта послушания: [как бы] «не попасть нам вместо кормчего на простого гребца, вместо врача на больного, вместо бесстрастного на человека, обладаемого страстьми"…

— Да, всё нужно делать с рассуждением. Даже апостолы пишут: Если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема (Гал. 1, 8). Истина утверждена. Уже состоялись семь Вселенских Соборов. Всё сказано. Никто изменять ничего не имеет права.

А то начинаются кривотолки: давайте от церковнославянского откажемся и т. д. Патриарх Пимен (Извеков) завещал: «Свято хранить церковнославянский язык молитвенного обращения к Богу». Придут, бывает, недоучки из молодых и давай шашкой махать: то нам не так, это не надо… Так и раскол могут спровоцировать. Не все же пойдут за такого рода новаторами.

Важно прислушиваться к тому, как народ церковный те или иные новшества воспринимает. Бабушки раньше такие мудрые в простоте сердца были! Что-то скажут — так оно и есть! У них уже ум окреп в правде Божией. Я много раз убеждался: вроде старушка, может быть, и малограмотная, а твёрдо чувствует, когда нечто пытаются чуждое в церковную жизнь привнести. Молодёжь сейчас резко ошибается, увлекается чем-то не тем.

Раньше всё-таки в Церкви традицию изустно передавали, архиереи да старцы, как светильники, проповедовали. Старшее поколение знает преемственность. А молодёжь сейчас — как овцы без пастуха, много заблудших.

Мне в своё время архимандрит Авель (Македонов; в схиме Серафим), вернувшийся с Афона к нам в Иоанно-Богословский монастырь в Пощупово, сказал: «Отец, ты современными писателями да богословами не особо увлекайся, читай святых отцов: святителя Иоанна Златоуста и других». Святые отцы сохранили веру православную в чистоте. А сейчас такое понапишут, что начитаешься и в ересь впадёшь. Читайте если уж не Златоуста, то наших святителей да преподобных: Феофана Затворника, Тихона Задонского, Оптинских старцев…

К сожалению, сейчас много шаткости среди христиан.

А ведь когда человек ведёт правильную духовную жизнь, около него даже просто посидеть, — уже отогреваешься сердцем. От него просто тепло исходит! Даже говорить ничего не надо. Посмотришь на него, а на душе уже ясно становится. Ты и сам весь чище стал, светлее. Благодать в их присутствии точно осязаема — и они щедро отдают её, сидишь и наслаждаешься.

Помоги нам Бог спастись и в разум истины прийти (1 Тим. 2, 4). Чем дальше живёшь, уже стареешь, а ум только-только, кажется, и начинает просвещаться. Господи, думаешь, насколько же мы в молодости слепы, не разумеем ничего. В духовной жизни только с сединами более-менее ясное осознание всего приходит. А скоро уже и «звоночек» последовать может. А ты не готов… Знаете, как страшно становится. Старцы говорят: «Если ты хотя бы конец своей жизни проживёшь благочестиво, Господь простит тебе множество грехов».

Ни один святой не прошёл ко спасению лёгким путём. Все они вон как трудились! А мы что, хотим играючи Царствие Небесное себе заполучить? Я тут недавно говорю: «На Мерседесе в рай не въехать. Там врата узкие, — и ради шутки добавил: — Если только на велосипеде…». «Да нет, — отвечает мне один паломник. — Ещё, может, и на велосипеде не пустят».

— Что современным христианам делать, чтобы спастись?

— Надо каждому потрудиться на ниве Господней. Чтобы спастись, надо над душой своей поработать хорошенько. Без духовного труда ничего не достигнешь. Господь от нас многого не требует: живи церковно и твори добрые дела.

Хотя бы не нарушай ветхозаветных правил: сказано не кради — так не кради! Не прелюбодействуй — значит, храни верность. И т.д. Каждая заповедь предоставляет массу поводов в нашей жизни соблюсти её, — мы должны сражаться за то, чтобы наша жизнь соответствовала этому данному в Священном Писании эталону.

Возлюби Бога — и по любви к Нему всё исполнишь, всё перенесёшь. С Его же помощью. А сейчас самолюбие культивируется: оттого-то и тут и там мы падаем. Требуется в чём-то ущемить себя, а тут как тут недоумение: «Как это же это я останусь без того да без сего? Ну уж нет». Оставить бы место любви. Трудно современнику любить.

— Как научиться любить?

— Как старцы любили? Вот батюшка Иоанн (Крестьянкин) всех любил! К нему же тысячи и тысячи шли да ехали. Он же не перебирал: «Так, ты мне не нужен, ты уходи! А вот этого я люблю, за него и буду молиться…». Нет, он всех принимал. Надо просить любви у Бога. Господи, это же Ты нам дал заповедь: Да любите друг друга (Ин. 13, 34). Помоги! Ты же нам и сказал:Без Мене не можете творити ничесоже (Ин. 15, 5).

— Отец Георгий, а как стяжать единение и сплочённость со своими же православными братьями, сёстрами во Христе?

— Тут же, в любой ситуации, надо обращаться к Евангелию — для того-то, как напоминание, всегда его с собой и носить. У нас в Шацке юродивый жил, взобрался как-то на колокольню и кричит: «Правда на Небо ушла! Правда на Небо уходит… Правда на Небо ушла!» Носите правду Божию с собою.

Митрофорный протоиерей Георгий Глазунов

Митрофорный протоиерей Георгий Глазунов

После десятилетий атеизма души лукавство, как сорняки, заполонило. Каждый хочет жить не хуже других. А порою нет возможности — так зависть гложет. Всё это от лукавого.

Чтобы найти золотую серединку, только по Евангелию и надо жить. А как ты по Евангелию жить начнёшь, если ты его даже не читаешь? Спроси сейчас у людей: многие ли читают Евангелие? «Да некогда, некогда», — отмахиваются. «А у телевизора сидишь?» — «Сижу…» — и смотрит оторопело. Так ведь часами же сидят! А потом плюх на кровать — и спят без памяти.

Или уставится человек в светскую книжку, особенно если у неё сюжет круто заверчен, — и так читает, что не оторвётся, и про сон забудет, и не зевнёт ни разу. А как за духовное что-то возьмётся, тем более за Евангелие, — тут же ему туда-то полезть надо, что-то экстренно поправить, о том вспомнит, тому-то решит позвонить; мысли какие-то сразу закрутились в голове…

Отец Георгий с дочерью Машей

Отец Георгий с дочерью Машей

— Это почему так?

— Лукавый засылает своих работников: «Ну-ка, поддайте ему… Что это он за святцы взялся?»

— И как их отгонять, батюшка, этих лукавых-то, чтобы самим не стать такими же?

— Да воскреснет Бог и расточатся врази Его! Молись Богу. Господь всё устроит. Всё пойдёт по правильному руслу. Самое главное — не расставаться с Богом, любить Христа.

P. S. Лет семь назад, впервые оказавшись в Эммануиловке, я попала на 70-летие отца Георгия. Приехав в следующий раз, привезла фотографии. Отец Георгий с матушкой Лидией стали в них всматриваться и со светлой грустью передавать друг другу. На фотографиях была дочь Маша. Я в тот приезд не сразу поняла, что панихиду, которую отец Георгий пошёл служить за алтарём храма сразу же после литургии, он служил по дочери. Остались внучата.

Почивший протоиерей Иоанн Глазунов. Соборование в шацкой больнице

Почивший протоиерей Иоанн Глазунов. Соборование в шацкой больнице

В этом году на Рождество, едва успев прилечь после многотрудного служения, скоропостижно скончался 45-летний сын отца Георгия — настоятель храма святителя Николая в Шацке, протоиерей Иоанн Глазунов. Отпевали его 9 января — на день рождения отца Георгия. У почившего осталось 8 детей, младшей дочери 4 года. Семья жила в доме при храме, который теперь потребуется служащему священнику, а свой дом в течение 20 лет так и не достроили…

Протоиерей Георгий Глазунов. Прощание с сыном

Протоиерей Георгий Глазунов. Прощание с сыном

Помочь семье можно, перечислив средства овдовевшей матушке: карта Сбербанк 4276 3801 4068 5756. Получатель: Глазунова Елена Леонидовна.

С протоиереем Георгием Глазуновым беседовала Ольга Орлова

http://www.pravoslavie.ru/110 847.html

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
mostbet