Русская линия
Русская линияИгумен Дамаскин (Орловский)12.09.2017 

Мученик Феодор Иванов

Мученик Феодор Иванов (1895-1937)Фёдор Михайлович Иванов родился в 1895 году в городе Тобольске. Отец его работал курьером и сторожем в государственном архиве Тобольска и подрабатывал шитьем мужской одежды. В 1911 году отец умер и на руках матери осталось десять человек детей, причём, младшему было всего десять месяцев. Мать, чтобы поддержать семью, поступила на работу в архив и исполняла обязанности почившего мужа, подрабатывая рукоделием.

С детства Фёдор прислуживал в соборе. Собор был холодным, и Фёдор, ночуя в нём, не раз сильно простужался. В тринадцать лет заболел суставным ревматизмом и через год стал инвалидом — паралич ног. Первые несколько лет у него были такие сильные боли, что временами он от боли кричал.

В 1916 году, во время торжественной канонизации святителя Иоанна Тобольского, Фёдора посетила Александра Васильевна Дулепова, знакомая с семьёй Государя, и предложила матери Фёдора, Елизавете, показать сына доктору Деревенко, лечившему наследника.

После осмотра доктор сказал:

— Диагноз правильно поставили, а вот лечили неверно. Лекарство, которое первым давали, надо было давать вторым, а второе — давать сначала. К сожалению, не имею возможности взяться за его лечение, а то бы он у меня по комнате с палочкой, но похаживал.

В другой раз Александра Васильевна договорилась, что во время праздничной службы Иоанну Тобольскому Фёдора приложат к мощам святителя.

Было множество народа — архиереи, священники, паломники со всей России. Во время пения «Хвалите имя Господне» Фёдора приложили к святым мощам, и с этого времени боли у него в ногах прекратились.

Фёдор Михайлович Иванов (1895-1937)За его глубокую веру народ относился к Фёдору с большим уважением, и многие посещали его. Приходили монахи, священники, архиереи. Иной раз в соборе шла всенощная, начиналось елеопомазание, архиерей сколько-нибудь народа помажет, его заменит священник, а архиерей уходил к Фёдору, его помазывал, а затем всех домашних. Из ссыльных священников Фёдора посещали настоятель Марфо-Мариинской обители в Москве отец Митрофан Серебрянский[1] и отец Георгий Скрипка[2]. Многие духовные лица писали ему, желая получить совет и утешение. Болящий Фёдор почитался народом как великий утешитель скорбящих душ и безотказный молитвенник. Особенно народ устремился к нему после того, как в начале тридцатых годов было арестовано почти всё духовенство.

В 1937 году Тобольский отдел НКВД начал массовые аресты среди населения. За один месяц было арестовано сто тридцать шесть человек, среди них много священников и верующих крестьян. В августе власти предупредили Фёдора, что если к нему не перестанут ходить люди, то его арестуют. Но он не мог отказать ищущим утешения и помощи.

Вскоре к нему пришли с обыском — забрали книги и переписку, а вечером того же дня его навестила сестра Евгения с мужем; Фёдор был радостный и спокойный.

— У тебя сегодня кто-нибудь был? — спросила Евгения.

— Были. Они очень скоро снова придут. Да что на них внимание обращать.

Сотрудники НКВД пришли через несколько дней.

— Кто дома есть? — спросил один из них.

— Все дома, — ответила Евгения Михайловна.

— И хорошо. Фёдора Иванова мы забираем.

Евгения прошла в комнату к Фёдору, военный за ней.

— Федя, вот здравствуй. Гости к тебе понаехали.

— Ну и что же, я всегда рад гостей принимать, — кротко ответил подвижник.

— Мы вас забираем, — сказал военный.

— Ну что же, раз у вас есть такое распоряжение, то я подчиняюсь власти.

Фёдор лежал все эти годы в постели в длинной рубахе, и мать его, Елизавета Иванова, пошла за костюмом, единственным у него, приготовленным на смерть, но ее остановили:

— Не понадобится, не нужен будет.

Приготовили носилки. Подошедший сотрудник НКВД сказал:

— Ну, давайте будем класть. — А сам вполголоса спросил у Фёдора: — А как же вас брать?

— А вы вот так сделайте руки, — он показал, — взамок, и перекиньте мне за голову. А второй за ноги пусть держит.

Ноги у него не гнулись, были как палки, но чувствительности не потеряли.

Один из них подхватил его за ноги, но, сразу почувствовав огромную силу подвижника, от испуга вскрикнул и бросил Фёдора. Подбежала сестра, подхватила ноги больного и закричала на них:

— Изверги! Что вы делаете над больным человеком? Что у вас за спешка такая?

— Не волнуйся, — с любовью, утешительно произнес Фёдор, — тебе вредно волноваться.

Наконец, положили его на носилки. Он помолился и говорит:

— Дорогие мои, мамочка и сестра, не ждите меня и не хлопочите; вам всё равно правды не скажут. Молитесь. Не плачьте обо мне и не ищите!

У Евгении была шапочка красная, вроде берета. Фёдор сказал ей:

— Ты дай мне свою шапочку. Я хоть красный цвет не больно люблю, но пускай это будет на память, на сколько бы этой памяти ни хватило.

Он надел шапочку, и его увезли в тюрьму. В камере Фёдора положили лицом к стене, чтобы он никого не видел, и запретили ему разговаривать.

Евгения со своим мужем Геннадием Хилковым несколько дней носили передачи в тюрьму. Вскоре власти арестовали Геннадияю из заключения он не вернулся[3].

В тюрьме Фёдора ни о чем не спрашивали, на допросы не носили и следователь в камеру не приходил. И никого из ста тридцати шести арестованных в одно время с ним также не спрашивали о Фёдоре. Все обвинение основывалось на справке, данной председателем Тобольского уездного совета[4]. 11 сентября Тройка УНКВД приговорила его к расстрелу. Фёдор был расстрелян в Тобольской тюрьме, на территории которой и погребён.

Тогда же была арестована монахиня Иоанновского монастыря Рафаила. Незадолго перед обыском у Фёдора она принесла к нему в дом две церковные книги и сказала:

— Ты болящий, к тебе не придут искать.

Вскоре после ареста монахиня Рафаила была расстреляна.

После своей мученической кончины Фёдор не оставляет своим молитвенным предстательством всех, кто обращается к нему за помощью. До сего времени многие по его молитвам получают исцеление, особенно те, у кого болят ноги.

Мученик Феодор прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Российских Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 13−16 августа 2000 г. Определение Священного Синода от 7 октября 2002 г.

Игумен Дамаскин (Орловский). «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 2"/ Тверь. 2001. С. 276−280.


Примечания:

1. Протоиерей Митрофан Васильевич Серебрянский родился в селе Трехсвятском Воронежской губернии в 1870 году в семье священника. В 1892 году окончил Воронежскую Духовную семинарию. В 1894 году рукоположен в сан иерея и назначен священником 47-го драгунского полка. Долгое время о. Митрофан служил в русской армии. Участвовал в сражениях на Дальнем Востоке в 1904—1905 годах. Во время сражений совершал богослужения под неприятельским огнём, напутствовал раненых, погребал убитых. В 1908 году митрополит Владимир (Богоявленский) назначил о. Митрофана настоятелем Покровской и Марфо-Мариинской церквей на Большой Ордынке в Москве. Он славился как опытный духовник и священник высокой духовной жизни. После революции 1917 года советские власти несколько раз арестовывали о. Митрофана. По некоторым сведениям, вернувшись из ссылки, он поселился в Тверской области, где и скончался.

2. Протоиерей Михаил Польский так писал об о. Георгии Скрипке. Однажды в Козелыцанский женский монастырь явилась банда грабителей и потребовала, чтобы открыли храм. Монахини пришли к о. Георгию за советом. Он сказал: «Откройте, только не торопитесь». А сам прошёл через пономарку в алтарь, облачился и с крестом в руке вышел на паперть навстречу толпе, стоявшей в шапках на головах и с винтовками в руках.

Налетчики, увидев перед собой священника с крестом в руке, опешили. А он обратился к ним со словом увещания. И таково было это слово, что они поспешно, один за другим, поснимали шапки, а потом спросили священника, можно ли им войти в церковь. Отец Георгий разрешил, они вошли, постояли и тихо вышли, ничего не тронув.

3. Геннадий родился в Самаре, был регентом в храме у своего дяди, священника Петра Топоркова. Во время гонений на церковь был арестован и сослан в Тобольск и здесь женился на сестре Фёдора.

4. Характеристика

На Иванова Федора Михайловича, проживающего в гор. Тобольске, Б. Революционная, № 12. Иванов является фанатиком религиозником, квартира которого является очагом, готовящим подготовку к вооруженному восстанию против советской власти, в чем принимал активное участие и сам Иванов, на квартире у себя хранил и распространял листовки, призывающие к восстанию, устраивались нелегальные совещания в квартире Иванова, куда приходили: священник кладбищенской церкви, монашки и ряд других враждебно настроенных к советской власти людей.

Иванов имел и имеет переписку, получая из других городов: Белгорода УССР, Горьковского края, Тюмени, Подольска и других; переписка проводится по вопросу подготовки к бандитскому восстанию против советской власти.

Сам Иванов выдает себя за святого, под видом чего к нему приходят служители культов и всякая контрреволюционная банда, устраивали там совещания по вопросу подготовки к вооруженному восстанию и свержению советской власти.

Иванов является непримиримым врагом советской власти.

Председатель горсовета

Секретарь

http://www.fond.ru/index.php?menu_id=370&menu_parent_id=0&person_id=753

https://rusk.ru/st.php?idar=78950

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru