Русская линия
Православие.Ru Екатерина Кудашкина07.07.2017 

Игорь и «бабий полк»

Не каждая семья может справиться с бедой. Нередко беда оказывается сильнее, и семья разбивается об неё, как корабль о скалы. Но бывает и по-другому: сильнее оказывается любовь.

Игорь и Ирина Продановы с одной из дочерей

Игорь и Ирина Продановы с одной из дочерей

Игорь и Ирина Продановы женаты без малого 20 лет. В семье четверо детей: старший сын Женя, семилетняя Кристина и годовалые девчонки-двойняшки Маша и Даша. Десять месяцев назад у Игоря случился стволовой инсульт. По всем прогнозам он должен был погибнуть. Но он выжил. И хотя сейчас он полностью парализован, он — жив. Доктора говорят: чудо.

А другое чудо состоит в том, что даже сейчас Игорь по-прежнему — глава семейства, и, несмотря на невероятно тяжёлые испытания, его семья — счастлива.

— Игорь очень интеллигентный, очень добрый, — рассказывает Ирина. — Он вообще притягивает людей этой своей интеллигентностью, добротой, незлобием. Когда все вокруг кричат, что-то выясняют — он промолчит, потом начнёт тихо говорить, и все замолчат и будут слушать.

Он очень сильный, даже сейчас. Другой, наверное, давно бы сдался. А он — настолько уверен, что встанет… Доктора-то вообще думали, что он жить не будет. Мне врач его говорит: «Ты не понимаешь, что чудо сейчас рядом с тобой, потому что он не может быть таким, какой есть, в силу такого поражения мозга. Чудо у тебя уже есть, а ты просишь о новом чуде?»

Бабий полк

Игорь Проданов с дочерьми-двойняшками

Игорь Проданов с дочерьми-двойняшками

— Познакомились мы просто, — вспоминает Ирина. — Я работаю парикмахером. Его плохо подстригли — я исправила. Он начал приходить, чтобы со мной поговорить. На тот момент у меня уже был сын, и когда мы поженились, он взял на себя двухлетнего ребёнка. Конечно, он ему как папа.

Тогда он был охранником ресторана. Помню, летом была летняя веранда, он её караулил: сидел ночью на улице, охранял. Но Игорь — очень умный. Через какое-то время ему поручили закупать для ресторана продукты, потом стал заместителем директора, потом — директором. Он проработал в ресторанной сфере достаточно долго — 13 или 14 лет. Но в кризис владелец сети решил рестораны закрыть. Игорь начал искать работу. Муж моей знакомой поставляет в храмы церковную утварь. Она говорит: «Пускай Игорь попробует». И всё! Игоря так захватил этот мир, что, когда потом ему опять предлагали стать директором ресторана, он сказал: «Нет-нет, я уже себя нашёл».

И как-то у нас получилось, что мы уверовали, обвенчались, девчата у нас родились. Младших выпросила Кристинка. Мы ездили в Питер, были у Ксении Петербуржской, и Кристина — в крещении Ксения — попросила: «Ксюшенька, дай мне сестрёнку». Получилось — две. Когда после УЗИ мне сказали, что у нас двойня, я растерялась. А Игорь, наоборот, обрадовался: «Да ты что, Ира, это совсем не страшно! Двойня — это так круто. Я уже посмотрел, как мы всё оборудуем, не волнуйся».

Роды были трудными, и когда девчата родились, то месяц они были в реанимации, два месяца — в отделении на выхаживании. Три месяца мы лечились после больницы, операция на глазки была…

Мне тогда кто-то — кажется, врач, — сказал: «Учись жить одним днём. Они сегодня живы — и слава Богу». Я позвонила Игорю и говорю: «Они сегодня живы. Вези быстрее батюшку». Он звонит батюшке: «Можешь приехать?» — «Могу». Девочек покрестили на третий день, и они начали выкарабкиваться потихонечку.

Игорь всё это переживал молча, в себе, меня успокаивал. Мне кажется, это тоже спровоцировало инсульт: слишком он нас любит. Он всё время говорил: «Мой бабий полк». Он и сейчас смотрит, а я говорю: «Ну что, твой бабий полк?» — «Ага».

А мне так хочется назад — в ту заботу, под ту защиту… Мне иногда говорят: ну почему вы? Это неправильный вопрос. Не «почему?», а «для чего?». А для чего — об этом мы узнаем потом…

Хотя и сейчас кое-что тоже начинает приоткрываться.

Ценишь каждую секунду

Игорь и Ирина Продановы

Игорь и Ирина Продановы

— Сложно передать, сколько ты испытываешь любви, когда знаешь, что тебя ждут, — говорит Ирина. — Теперь ты ценишь каждую минуту, каждую секунду. Ты уже не бросаешься так словами, как раньше, когда была чем-то недовольна. Бог тебе дал большее, и это не каждому посылается. Бывает, люди любят друг друга, но потом что-то случается, и человека нет, и всё, и ничего не вернуть.

А здесь идёт такой обмен любовью и теплом, и это не заканчивается. Я еду домой и знаю, что я не одна, меня ждут, меня любят ещё больше, чем раньше. И я всё время говорю мужу: «Вместе до конца?», и он мне моргает: «Да». Я говорю: «Мы будем вечно?», он показывает: «Да». И мне ничего не страшно, потому что мы — вместе. Это огромная милость Божия, что после такого инсульта у Игоря не пострадал интеллект, что у меня остался муж и всё осталось так же. Ну, почти так же. Но это милость — для меня, а для него это безумное испытание, крест — видеть, как я иногда устаю до такой степени, что даже не могу двигаться, а он лежит, и у него слёзы, потому что он не может мне помочь. Он никогда не позволял мне уставать.

Конечно, лежачий больной — это очень тяжело. И конечно, полгода я спала по два-три часа. То у девчонок зубы, то у Игоря — спастика… Я каждый день борюсь за то, чтобы выжить, оставить в себе что-то человеческое. Иногда кажется: всё, тупик… не хватает сил, упёрся в стену. Но тогда говоришь: «Господи, помоги! Тупик!» — и всё решается. И я каждый день молюсь, чтобы я никогда в жизни не смогла предать.

Неродные родные

Игорь Проданов с дочерью

Игорь Проданов с дочерью

— Слава Богу за всё. Меня не все понимают, когда я говорю: «Я счастливая». Я каждый день говорю: «Слава Тебе, Господи, за всё». Наверное, кто-то подумает, что я сумасшедшая. Но они даже не в состоянии оценить более глубинное чувство любви, которое в этой ситуации нам дал Бог, — признаётся Ирина. — И Бог дал нам милость увидеть столько добрых людей! Нам все помогают — и родные, и неродные.

Наш сын Женя полностью берёт на себя заботу об отце вечером и ночью. С 10 вечера и до утра он его кормит, переворачивает, делает массаж. И даже когда идёт гулять с друзьями, каждый час заходит его проверить. А утром — на учёбу. Друзья Игоря помогают. Моя бывшая свекровь — мама моего первого мужа — бросила всё и сейчас помогает мне.

Марфо-Мариинская обитель мне очень сильно помогает. Если бы не они, мы бы не справились. Богу было угодно познакомить меня с матушкой Елисаветой (игуменией Елисаветой (Поздняковой), настоятельницей Марфо-Мариинской обители. — Е.К.). Она совершенно необыкновенной души человек, человек-солнце. Служба помощи «Милосердие» организовала, чтобы из Свято-Димитриевского сестричества милосердия к нам приезжали дневные сиделки, нянь для близняшек могут прислать. Как-то с Божией помощью всё устраивается.

Рядом с нами Анна, она доброволец и реаниматолог из госпиталя имени Бурденко. Она по первому зову приезжает спасать Игоря — то трубка, то ещё что-то. В поликлинике нами не интересуются, оттуда вообще никто не приходит.

Мои коллеги — первые, кто помог мне в этой ситуации. Собрали деньги, выделили мне ежемесячное пособие, чтобы я могла заниматься Игорем и детьми. Наши соседи возят Кристинку на занятия и в детский сад. И сколько народу молилось за Игоря — и в монастырях, и в храмах, и на Афоне! Его очень любят. Вот этими молитвами мы и живы.

http://www.pravoslavie.ru/104 966.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru