Русская линия
РадонежПротоиерей Дмитрий Смирнов03.04.2017 

Чтобы воспитать одного человека нужна целая деревня
Запись прямого эфира радио «Радонеж» 27.03.2017

Отец Дмитрий Смирнов: — Добрый вечер, дорогие братья и сёстры! Мы с отцом Александром начинаем нашу обычную передачу в прямом эфире. У микрофона протоиерей Дмитрий Смирнов.

Отец Александр Березовский: — С нетерпением ждала Великий пост. Сама себе запланировала: буду причащаться два раза в неделю. Ежедневно стала посещать храм, в воскресенье причастилась. В 9-ый день поста оступилась, оказался перелом. Сижу теперь дома в гипсе, а так хотелось посещать богослужение в пост. Отец Дмитрий, как мне в моём состоянии провести пост с пользой? Какие мне выводы нужно сделать из сложившейся ситуации?

О. Дмитрий: — Вывод всем русским людям давно известен. Но каждый для себя открывает жизнь заново. Звучит это так: человек предполагает, а Бог располагает. Богу нашему, Отцу Небесному кажется, что пребывая дома, терпением вы сможете лучше достичь христианских добродетелей. А всякая болезнь двигает человека к этому. А через терпение, глядишь — и смирение начнёт проявляться. Потому что строительство всяких планов свидетельствует, что у нас с этим не всё в порядке.

О. Александр: — Со смирением.

О. Дмитрий: — Да.

О. Александр: — Батюшка, насколько полезно вынужденное смирение, когда человек не сам, по собственной воле смиряется, а подчиняется вынужденным обстоятельствам? Ведь даёт результат только то, что добровольно принимается человеком на себя.

О. Дмитрий: — Если человек принимает своё заболевание, в данном случае — перелом, без ропота, то это и есть добровольно.

О. Александр: — т. е. смириться с тем, что есть.

О. Дмитрий: — И будет от этого великая польза.

О. Александр: — В её словах видно, как переживает человек, что не состоялось её задуманное.

О. Дмитрий: — Что тут переживать? Располагает Бог, и Бог хочет посмотреть, чему человек научился в Церкви. Умеет ли он смиряться, покоряться воле Божий.

О. Александр: — Самое простое — воля Божья, чтоб человек ходил в храм, делал людям добро, не грешил.

О. Дмитрий: — Или какое-то время не ходил.

О. Александр: — Да, но это принимается с трудом.

О. Дмитрий: — Что ж делать? Сколько священников провели жизнь в тюрьмах и лагерях! Вот владыка Ковровский Афанасий (Сахаров) 30 лет провёл под арестом, в заключении. Фактически большую часть своей жизни он не мог служить. Старался служить даже в лагере. Себе сшил облаченьице из каких-то тряпочек. Я видел это облаченье. Как-то устраивали, находили хлебушек, вместо вина использовали клюквенный сок, потому что лагеря все в северной части. Ну, а зимой — уж извините. Молились, как могли, что помнили. Он был знаток богослужения. Многое знал наизусть. Был крупным учёным — литургистом.

Храм существует, чтоб его посещать и молиться. Некоторые люди сейчас отстаивают мнение, что Монферран в Санкт-Петербурге построил музей, а не храм. Поэтому с посетителей надо брать деньги. Мол, это вовсе и не храм. Есть и такие мнения.

О. Александр: — Батюшка, апостол нам заповедовал всегда радоваться. А когда возникают неожиданные изменения в жизни, как не огорчиться, а обрадоваться?

О. Дмитрий: — Нужно быть в послушании у Писания. Воля Божья открывается нам через Священное писание. Что значит как? Как ты вообще смеешь роптать и быть недовольным?

О. Александр: — Огорчение приходит само.

О. Дмитрий: — Так огорчение происходит от несовершенства. Человек переживает, а что тут переживать? Твоё дело не переживать, а принимать то, что тебе даёт Господь, и показывать, чему ты научился из Писания, из церковной проповеди, из богослужебных текстов, из постов. Чему ты должен научиться. А если ты ничего не можешь, только переживать — тогда зачем пост? Кушай колбаску и переживай себе, что колбаска стала хуже, чем была когда-то. Нечего переживать. Переживания — это форма безбожия.

О. Александр: — Господь напоминает нам именно такими обстоятельствами в жизни.

О. Дмитрий: — Да, кто во Вселенной хозяин. Неужели червячок?

О. Александр: — Червячок не претендует на владычество во Вселенной, по крайней мере — в том мирке, в котором он пребывает.

О. Дмитрий: — А другой червячок какой-нибудь, допустим земляной, он тоже не претендует. Залез, а после дождя вылез. Вот и всё его удовольствие. Каждый живёт в своём мирке.

О. Александр: — Один человек задал мне вопрос, неужели обязательно, чтобы в жизни были нестроения, трудности и всякие горести? Почему нельзя без них?

О. Дмитрий: — Хорошо, допустим, дом построен на песке без фундамента. Обязательно ли, что его смоет паводком? Обязательно. А если будет тайфун, обязательно его снесёт? Обязательно.

Телефонный звонок: — Добрый вечер, здравствуйте! Отец Дмитрий, у меня вопрос по поводу Ветхозаветной жертвы. Я много читала по этому поводу. Не могу понять, зачем нужно убивать животное и кропить кровью? Можете как-то прокомментировать? Пожалуйста.

О. Дмитрий: — Могу, конечно. Животных же не убивали, их приносили в жертву. Это же никакое не убийство. Вы яичницу давно ели? А съесть яичницу — это же цыплёнка убить. Можно ли сказать, что каждый человек, который покупает в магазине дюжину яиц, есть убийца? Зачем цыплят убивать, да ещё потом жарить?

А так, как теперь приносится жертва бескровная — мы кропим святой водой. И в Израиле приносили в жертву именно животных. Внешне по форме это не отличалось. А внутренне — язычники приносили жертву ложным Богам, идолам, а израильтяне — истинному Богу. Из душа вода течёт? Течёт. Никто же не сравнивает мытьё в душе с окроплением святой водой на Крещение! Внешне одно и то же, а содержание совсем другое. В каждом храме Москвы тратят по несколько тонн воды на то, чтобы людям её раздать, предварительно освятив. Спрашивается, а зачем это надо?

Телефонный звонок: — Здравствуйте, батюшка Дмитрий, батюшка Александр! Скажите, пожалуйста, а как вы относитесь к бэби-боксам?

О. Дмитрий: — Я отношусь так же, как вся Европа. Бесполезное и вредное дело. Тут у нас случай произошёл: ребёнка бросили в бэби-бокс, а он там умер. Достали трупик ребёночка. Это ноу-хау совершенно не работает. Лучше раздать эти деньги многодетным матерям.

О. Александр: — Отстаивают же! Причём на таком уровне….

О. Дмитрий: — Во-первых, очень многим людям нужны дети для разных целей. Очень много у нас в Европе однополых пар. Они же не могут родить, им нужны дети, чтобы воспитать таких же однополых. Где взять детей? В России для этого бэби-боксы.

О. Александр: — Такая цепочка заинтересованных….

О. Дмитрий: — Конечно. Не могу поверить, чтобы такие все были добрые. Ну, если ты добрый — возьми ребёнка да воспитывай.

Телефонный звонок: — Здравствуйте, дорогие отец Дмитрий, отец Александр! Такой вопрос. Мы, христиане, знаем, что обращаться к колдунам, экстрасенсам — это большой грех. Но мой муж несколько лет страдает воспалением тройничного нерва. Ни один врач за 20 лет не может снять боль, ничего не помогает. Помогает только, если мы обратимся к белому энерготерапевту, она снимает боль. На пять лет она сняла, сейчас опять воспаление. Скажите, как в такой ситуации вести себя? Можно ли обращаться по необходимости? Или поставить на этом крест и не грешить перед Богом, чтоб быть чистыми? Ответьте, пожалуйста. Низкий вам поклон.

О. Дмитрий: — А вы же сами на всё ответили. Я даже не знаю, что добавить к вашему замечательному вступлению.

О. Александр: — Понимаю: грех, нельзя, запрещено.

О. Дмитрий: — Никто ничего не запрещал. Таких даже слов дурацких не было в древности.

О. Александр: — Колдун — и всё.

О. Дмитрий: — Каждый, моя хорошая, сходит с ума по- своему.

О. Александр: — Батюшка, но в ситуации, когда ничто не помогает….

О. Дмитрий: — От смерти чего-нибудь помогает?

О. Александр: — Отсрочить чуть-чуть можно.

О. Дмитрий: — Почему? Иногда надолго. У меня один родственник 30 лет раком болел.

О. Александр: — Но результат всё равно оказался печальный.

О. Дмитрий: — А результат всегда один. Главный результат — не тот, что болезнь заканчивается смертью. А в том, как душа идёт на суд Божий. Поэтому каждый человек для себя выбирает, как ему жить, что делать, все взрослые люди.

О. Александр: — Батюшка, а если так болит, что о душе сейчас даже думать не могу, только бы снять боль?

О. Дмитрий: — Дело в том, что современная медицина в разряде обезболивания достигла полного решения этой проблемы. Поэтому такой проблемы нет: обезболивание. Современные препараты полностью освобождают человека от боли. Поэтому я не понимаю, о чём речь.

Телефонный звонок: — Дорогой батюшка Дмитрий, я с огромной жадностью слушаю всегда ваши передачи. Большое вам спасибо.

О. Дмитрий: — Чего жадничать-то?

Телефонный звонок: — Просто с упоением, другого слова не подобрала. И большое спасибо отцу Александру. Замечательно вы ведёте передачу. Батюшка, у меня такой вопрос. Пять месяцев назад у меня умер любимый муж, с которым мы прожили ровно 50 лет. Вы знаете, я никак не могу справиться с этой болью, такая глубокая тоска. Как мне поступить?

О. Дмитрий: — Надо эту боль принять, и эта боль должна стать энергией для нашей молитвы. А что вы хотите, чтоб этой боли не было? Как же так, где же ваша любовь? У меня папа умер четверть века тому назад, я до сих пор скучаю.

О. Александр: — Человек страдает, например, говорит: помоги — нет, у меня своя боль, мне не до тебя.

О. Дмитрий: — Да всё бывает. Просто понимаешь, какое дело, отец Александр? Один человек прочёл Евангелие, некоторые даже по два раза — и это в сердце отразилось, и поменяло жизнь. А другому человеку это совершенно неважно. Главное, чтоб не болело, чтоб сытно было, чтобы сынок перестал хамить — какие-то такие проблемы. Нас на земле семь миллиардов, каждый ищет своего. А христианин ищет божьего в каждом положении. Жизнь надо воспринимать, как она есть, в ней много всего.

О. Александр: — Вот мы начали с того, что человеку не хватает смирения. Смириться с тем, что теперь так?

О. Дмитрий: — Не хватает? Что ж, очень сочувствую. Но Бога всем хватает. Бог- то шире Вселенной.

О. Александр: — А Господь же позвал к Себе: придите ко мне все труждающиеся, обременённые, Я успокою вас.

О. Дмитрий: -Да, я и говорю о об этом, что Бога хватит нам всем. И всему огромному человечеству. Бога всё равно больше. Бог побольше луны, побольше солнца, побольше Вселенной. Бог всё может дать человеку. Опять же, нужна вера, нужно обращение, нужно покаяние. Если человек вперяется во что-то одно, своё, в какое-то своё горе, в какую-то свою боль, в какую-то несправедливость. Ему кажется, что он один во Вселенной, никому не нужен. Это о чём говорит? О том, что он забыл Бога.

Телефонный звонок: — Дорогие отец Дмитрий, отец Александр, здравствуйте! Это Сергей из Твери. Вопрос такой, у меня родители увлекаются экстрасенсами, НЛО, всякое такое. Сегодня разговор был, им очень не нравится моя православная вера. И отговаривали от этого. Но я не ругался, ничего не убеждал. Этим огорчён, конечно.

О. Дмитрий: — Я не понимаю, чем вы огорчены? Обыкновенные советские люди. Во что же им ещё верить? Раньше они верили в коммунизм, а теперь в инопланетян. Чего тут нового? Можно подумать вы только сегодня об этом узнали.

Телефонный звонок: — Сегодня это особенно как-то ярко. Мне-то должно быть какое-то дело, спасутся родители — не спасутся? Вообще, другие люди вокруг меня такие же.

О. Дмитрий: — Христианин — это такой человек, которому есть дело до всего. Но только христианин — это такой человек, который понимает, что это не его воля. Спасение ваших родителей, не в ваших руках. Оно в руках их самих и благодати Божией. Вы можете способствовать этому процессу спасения двумя вещами. Первый — пример христианской жизни для них, желательно молчаливый. А второй — молитва за них. Вот эти две вещи будут способствовать. Но само спасение зависит только от них самих и Господа Бога. Откровение Божие против того, чтоб мы метали бисер перед свиньями, даже если эти свиньи — наши родители.

О. Александр: — Батюшка, такой случай. Приходит женщина и говорит: моя родственница всё время отказывалась идти в храм. Но я настаивала, я её заставила. Теперь она приходит туда часто и благодарит меня, что я её заставила. Получается, всё это было правильно? Если бы я не настояла — она не пошла бы?

О. Дмитрий: — Конечно, правильно. Когда ко мне приходит женщина — к нам же женщины в основном приходят — и спрашивает, как привести мужа в храм. Я говорю: нет ничего проще. Иди в полицию, чтоб тебе выдали лицензию на покупку гладкоствольного автомата «Сайга». Ставишь «Сайгу» ему между лопаток, предварительно стреляешь в потолок, чтоб он увидел, что это не шутки. И он тогда придёт в храм, а там, глядишь — и останется. Что, в тюрьму люди сами приходят: будьте любезны, нельзя ли у вас тут переночевать? Нет, всегда наручники, воронок, охрана с автоматами, только там не гладкоствольные автоматы, а с нарезными стволами. Вообще, давно пора всех загнать в храм.

О. Александр: — Глядишь, кто-нибудь да останется.

О. Дмитрий: — Обязательно останется кто-то.

Телефонный звонок: — Добрый вечер, отец Дмитрий! Добрый вечер, отец Александр! Это раб Божий Аркадий. У меня к вам просьба. Беда моя — гнев. Правда, по делу: безобразия сына, он не хочет учиться, не посещает занятия. В храм приходит, демонстративно садится. Все стоймя стоят — он, ноги раскинув, просто спит. Я молчу, терплю. Потом, когда всё накапливается — взрываюсь. Батюшка, скажите, что мне делать?

О. Дмитрий: — А сколько сынку лет?

Телефонный звонок: — Шестнадцать с половиной, батюшка. Я разрываюсь от того, что молчать не могу, а, может, нужно замолчать? И получается, что я весь пост как цепной пёс.

О. Дмитрий: — Пост тут ни при чем. Вы должны понять, что ваша педагогическая методика не срабатывает. Нужно срочно что-то менять. Потом 16 лет — это немножко поздновато. Обычно в такой ситуации говорят: упустили парня. Поэтому тут, мне кажется, вмешиваться нецелесообразно.

О. Александр: — Вопрос был о гневе батюшка. Как его преодолеть в себе.

О. Дмитрий: — Род сей изгоняется молитвой и постом. Непрестанно молиться Богу, как только гнев закипает, и всячески воздерживаться. Гнев закипает — вышел в соседнюю комнату и стал молиться с земными поклонами. Гнев утих — переходи опять к своим делам.

О. Александр: — Как одна женщина говорит: он во мне вспыхивает быстрее, чем молния на небе.

О. Дмитрий: — Да, это я понимаю. Но всё равно гнев обычно закипает в месте, где солнечное сплетение. И потом как первый пузырёк воздуха в кастрюле: один поднимается наверх, другой — всё закипает. Вот в этот момент и надо начинать молиться. Проявления гнева: обычно человек начинает орать, кулаками махать, всё-таки какое-то время проходит. Как только появился гнев, должна быть команда к тому, чтобы начинать молиться с земными поклонами. Ещё помогает при гневе выпить полстакана Крещенской воды. Сказать: Господи, видишь, я беснуюсь, останови меня Своей благодатью. А когда гнев отошёл — слава Тебе, Господи.

О. Александр: — У гнева есть некоторые этапы.

О. Дмитрий: — Да. Поэтому молния — это всё-таки образ

О. Александр: — А недовольство всегда предшествует.

О. Дмитрий: — Да. Всё равно, бывает довольно быстро. Тем более, когда навык гнева — тогда всё как по рельсам, сразу по накатанной дорожке. А с парнем 16-ти лет — это уже мужчина — надо с ним как — то договариваться. Выяснить, что у него в голове, что он на эту тему думает.

Телефонный звонок: — Добрый вечер! Меня зовут Наталья, Минск. Вопрос следующий. У нас в Минске по благословению священноначалия второй год проходят курсы православной психологии. Вчера на лекции была такая фраза руководителя курсов, психолога, которая меня очень смутила.

Хочу с вами посоветоваться. Полезно ли вообще посещать эти курсы, и нормальная ли была фраза со стороны руководителя, как психолога? Была тема святости. Он сказал, что святость достигается больше трудом, чем человеком. Но тот, кто достигнет святости — у того может душа выйти из тела во время сна ночью и наблюдать за самим собой, как тело спит. Но вы не экспериментируйте, потому что святости такой не достигнете. Конечно, все мы не достигнем святости, а если экспериментировать — то душа может выйти, и, не зная тех каналов, по которым нужно войти, может не вернуться в тело и погибнуть. Подскажите, полезно ли посещать такие курсы? Спасибо огромное.

О. Дмитрий: — Насчёт полезного начну сразу. У нас педагог по истории искусств, когда я учился в институте — он говорил так: мне эта фраза очень запала в душу. Умный и у дурака может чему-то научиться. Но ваш лектор в данном случае несёт оккультную чушь. Никакого отношения к учению православной Церкви о святости, о душе, этот оккультный бред не имеет. А уж полезно вам или не полезно — решайте сами. Судя по голосу, вы взрослый человек. Но если кошка, когда ей дашь поесть, сначала понюхает, потом немножко попробует, а уже потом спокойно начинает кушать. Так и человек, уже взрослый, обременённый умением читать, писать, считать — должен сначала понюхать, чем это пахнет. Не знаю, насколько точно вы всё это изложили, но смысл совершенно понятен. Тут православным, не то, что не пахнет, а совсем наоборот, пахнет отвратительным от православия.

О. Александр: — Смс пришла, батюшка. Держу пост, молитвы, поклоны. Расстраивает то, что нет покаяния. Не вспоминаются грехи, только поверхностные. Что это, нормально?

О. Дмитрий: — Может и нормально, просто человек не знает, что такое покаяние. Думает: покаяние — это вспоминать грехи. Это совсем не так. Покаяние — это преображение жизни. Вот мужчина звонил, он гневается на мальчонку своего. Гневаться нужно на себя, ты ж папаша, ты же родил сына, ты воспитал, что гневаться? Если это произойдёт, если он станет спокойный, дружелюбный, доброжелательный, начнёт с сынком разговаривать, а не орать — то тогда, значит, покаяние произошло. А если человек просто вспоминает свои грехи — это ещё нет никакого покаяния. А если он был злой — стал добрый, был жадный — стал щедрый, был болтун — стал молчаливый — вот это покаяние. А что толку, что он сидит, вспоминает грехи? Нашёл занятие — всякую гадость вспоминать! Лучше что-нибудь хорошее вспомнить.

О. Александр: — Одна женщина говорит, услышала совет, что на детей нельзя кричать. Стала с ними говорить спокойным тоном — они не слышат.

О. Дмитрий: — Конечно, дети уже привыкли к повышенному тону и не замечают.

О. Александр: — И вот, приходят: я не хочу, я понимаю, что это неправильно…

О. Дмитрий: — Нет, но интересно, полжизни орала, а теперь хочет врать, что всё изменилось. Нет, надо взять ребёночка за ручку, глядя в глаза: давай, послушай меня внимательно. Стараться зафиксировать его внимание, потому что дети в школе орут, учителя орут, музыка безумно орёт в наушниках. Человек полностью в каких-то мирах живёт, и вдруг, с чего-то спокойным тоном говорить? Чтобы воспитать нормально — я всем теперь цитирую — мне очень понравилась одна африканская поговорка. Интересно, какое племя это придумало, но это гениально: «Чтобы воспитать одного человека — нужна целая деревня», т. е. речь идёт о том, что всё общество воспитывает маленького человека одним и тем же способом. Тогда он быстро усваивает, что требуется, чтобы вообще жить в этом племени. А у нас просто ор стоит везде, и маленький человек попадает в наш кошмарный мир, где бабушка, дедушка, мама, папа, ребята в школе — везде все орут. И он думает, что так и надо. Такой ребёночек приходит в храм, начинает громко говорить, орать, бегать — сразу ясно, откуда он пришёл. Поэтому, чтобы правильно воспитать, нужно отграничивать общение детей от детского коллектива. Потому что поместишь в сад — он будет тебе орать. Поместишь в школу — будет орать. Года через 3−4 перестанет тебя слышать. Для того, чтобы сохранить свою психику здоровой, ребёнку придётся замкнуться в себе. А если дома ещё кто-то орёт, или телевизор тоже вполне может устроить этот ад, все эти страшные звуки. Причём мелькает всё, то одно, то другое, перед глазами неестественная картинка. Всё мелькает. Почему мелькает? Потому что иначе человек не замечает, у него клиповое осознание восприятия. Должно всё орать, мелькать. Даже дикторы говорят с нерусской интонацией, на конце предложения повышают голос. Если мы хотим сохранить ребёнка более — менее к чему-то восприимчивым, его нужно изолировать. Создать особую, совсем другую среду. Тогда будет какой-то успех в воспитании.

О. Александр: — Создание среды — это самое сложное. Люди не хотят единодушия.

О. Дмитрий: — Конечно.

О. Александр: — Бабушка про родителей говорит: они у тебя ничего не понимают. Родители про учителей: чему они вас там учат?

О. Дмитрий: — Конечно, все друг друга осуждают, все орут. Я уж не говорю, что просто ругаются скверными словами.

О. Александр: — Батюшка, ещё смс. Апостол Павел говорит: для всех я сделался всем, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых. А кого некоторых?

О. Дмитрий: — Тех, которые способны к тому, чтобы стать христианами. Что такое спасение? Спасение — когда человек из сумасшедшего, который живёт в этом аду, становится христианином. И тогда благодать Божья его спасает, когда он идёт по христианскому пути жизни. Вот этих некоторых Христос спас, и то не всех, а только некоторых.

О. Александр: — Батюшка, от апостольской проповеди, мы знаем, ежедневно обращались тысячи людей, прилагались к Церкви.

О. Дмитрий: — Нет, не ежедневно. Во-первых, апостолы проповедовали не каждый день.

О. Александр: — Что это была за проповедь, и почему сейчас от церковной проповеди такое количество людей не прилагается к Церкви?

О. Дмитрий: — Дело в том, что эта проповедь была наполнена верой и благодатью Святого Духа.

О. Александр: — т. е. этого сейчас не хватает.

О. Дмитрий: — А ты что, сам не слышишь?

О. Александр: — Но Церковь не стала менее благодатной.

О. Дмитрий: — Конечно, нет. Потом, более — менее — это же к благодати не относится. Бог безмерен.

О. Александр: — И готов подавать каждому.

О. Дмитрий: — Готов, конечно.

О. Александр: — т. е. значит, в людях причина, они не способны воспринимать.

О. Дмитрий: — Да. Как этот мальчонка, сидит, ноги расставил — и спит. Он весь в оппозициях к папе.

О. Александр: — Он внутренне так настроен.

О. Дмитрий: — Конечно, я понимаю. Просто папа так ярко описал, явление типическое, всё понятно.

О. Александр: — Вопрос отцу Дмитрию. Почему надо воздерживаться от супружеской жизни во время поста? Мы венчаны, женаты более 30 лет. Про усмирение похоти я понимаю, но это проявление любви друг к другу. Почему это грех?

О. Дмитрий: — Тот, кто называет это грехом, тот отрёкся от своей веры и хуже язычника. Зачем же то, что не есть грех, называть грехом? Разве мясо — грех? Разве мы постом не едим мясо, потому что это грех?

О. Александр: — Или в нём.

О. Дмитрий: — Да, между двумя прожилками грех затесался. Сначала этому человеку нужно с этим разобраться, потом он поймёт, зачем это надо. Сначала с колбасой, а потом уже с женой.

О. Александр: — У нас умер пятимесячный сын. В семье возникли разногласия, стоит ли брать на отпевание и похороны нашу четырёх летнюю дочку? Очень хочу, чтобы она была на похоронах, смогла проститься с маленьким братиком. А муж опасается, что участие в похоронах может нанести вред детской психике. Подскажите, как правильно поступить?

О. Дмитрий: — Я могу сказать, как я бы поступил. Я бы, конечно, обязательно взял, потому что я десятки и сотни раз видел, как маленькие детки реагируют на похороны. Никогда не видел никакого вреда для психики. Наоборот, у детей к этому всегда очень большой интерес. А так как это событие нечастое, то они очень хорошо запоминают.

О. Александр: — т. е. можно с ребёнком как-то поговорить о том, что произошло.

О. Дмитрий: — Не надо ничего говорить. Он если будет спрашивать — тогда надо отвечать. Сам увидит, послушает отпевание, приложится к венчику на лбу.

О. Александр: — Да, что удивительно у детей совершенно нет страха.

О. Дмитрий: — Абсолютно.

О. Александр: — Это взрослые порой как-то так….

О. Дмитрий: — Да они сумасшедшие — взрослые. Они приписывают детям свои фобии. Больные люди. Представляешь, тысячу лет Россия хоронит усопших, и всю тысячу лет дети при этом присутствовали. И вдруг, когда наступило царство совка у нас в стране — детской психике стало вредно. Это откуда у них? Это только от сумасшедших родителей, которые и хотят, и боятся, и вообще не знают, как подойти к покойнику. И самое главное — забывают, что ты сам скоро будешь покойник.

О. Александр: — Об этом вообще не говорить и не думать.

О. Дмитрий: — А если что случится? Слово «умрёшь» нельзя даже сказать. Теперь новая мода: «она ушла». Куда? В магазин или в поликлинику, а, может, в бутик она ушла? Она ушла — и все сразу понимают, о чём речь. Да никуда она не ушла, человек умер, тело похоронили на кладбище. А душа пошла на суд Божий.

О. Александр: — Вот туда и ушла — на суд Божий.

О. Дмитрий: — Вот, она на небе — но это не факт.

О. Александр: — Ну, хочется людям для себя иметь некую гарантию.

О. Дмитрий: — Некоторую ерунду. А дети эту ерунду не любят. Они любят, чтоб им прямо отвечали на прямо поставленный вопрос.

http://radonezh.ru/text/v-evangelii-skazano-priobretay-sebe-druzey-bogatstvom-nepravednym-privedite-primer-kakim-nepravednym-167 944.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru