Русская линия
Православие.RuЕпископ Переславский и Угличский Феодор (Казанов)03.01.2017 

Самое сложное — понять волю Божию о себе и о своей пастве

25 декабря исполнился год со дня основания Переславской епархии. Какие были трудности и радости в прошедшем году, что мешает современному человеку прийти в Церковь, а также об опасности подмены в духовной жизни рассказал правящий архиерей епископ Переславский и Угличский Феодор.

— Ваше Преосвященство, приближается первая годовщина со дня вашей архиерейской хиротонии. Оглядываясь назад, наверное, вы уже анализируете своё служение. Скажите, пожалуйста, что вы считали самым трудным в епископском служении до вашей хиротонии и что оказалось таковым в действительности?

— Самое сложное — понять волю Божию о себе и о своей пастве и исполнить её в данный момент и во всей своей жизни. Так считал ранее, и сейчас мнение моё не изменилось. Иногда бывает нужнее ничего не делать, чем действовать. Просто потерпеть, помолиться, помолчать, хотя это как раз бывает намного сложнее. Или, наоборот, как писал Киплинг, «принудить сердце, нервы, тело тебе служить», чтобы вперёд идти. Очень трудно соответствовать своему высокому назначению и не превратиться из Ангела церкви в князя, быть всем отцом, иногда даже матерью, а не чиновником в рясе.

— Вы объехали за год почти все приходы епархии, какое у вас впечатление от прихожан и от священников?

— Впечатление разное, в основном хорошее. В подавляющем большинстве это добрые, чуткие люди, что самое главное — искренне верующие в Бога. Говорю не только о пастырях, но и о прихожанах, и о власть имущих, с которыми мне приходилось вместе работать и молиться. Нам, священнослужителям, есть, чему поучиться у простого народа. Иногда видишь разруху, но крепкую церковную семью — это очень важно. Когда у батюшки дух уныния или праздности, не будет ни прихода, ни дохода.

— Могли бы вы нарисовать портрет современного священника Переславской епархии?

— Помните, как изобрели универсальный компьютер и решили протестировать. Спрашивают: «Все ли грибы можно кушать?» Ответ: «Все, но некоторые только однажды». Что мне сказать? Давайте не будем ставить штампы и равнять всех под одну черту. Все они уникальные и удивительно разные. Самое главное, что они служат Богу и молятся за мир во всём мире. И ещё они очень добрые.

В любом случае, все они — моя семья. А в семье как в семье… Я за них всегда молюсь и благодарю Бога.

— Случалось ли встретить неприязнь, претензии к Церкви и её служителям со стороны малоцерковных и нецерковных жителей?

— Приходилось, к сожалению, это не редкость. Где-то, конечно, и батюшка может поддать жару, но в основном неприязнь является следствием неправильной жизненной позиции самого человека — Церковь ему обязана всем, а он ей ничем. Казалось бы, есть желание общаться, но нет желания делать это правильно и с уважением. Отсюда возникают претензии как производная мировоззрения потребленца.

— Достаточно ли ведётся миссионерская работа? Как обстоят дела с катехизацией на приходах и какие планы по её развитию?

— Миссия — это одна из основных форм служение Церкви. «Идите и научите все языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча всему, что Я заповедал вам» (Мф. 28,16−20). Её необходимо выстраивать не только среди коренных нехристианских народов, но и здесь, в русской глубинке, среди местного населения. С детства крещёные, но не просвещённые, или вовсе не крещёные, но исторически и онтологически принадлежащие к православной вере, они, хотя и не облеклись ещё своей жизнью во Христа Спасителя, но где-то в глубине своей души ищут с Ним встречи. Миссионерскую работу необходимо выстраивать системно и планомерно. Сегодня создан епархиальный Совет по координации церковной миссии со всеми направлениями церковного служения. Поэтому в него входят все епархиальные отделы, в том числе молодёжный, образовательный, социальный, отдел по культуре и пр. На приходах все батюшки знают, что прежде, чем крестить или венчать, необходимо с людьми провести духовную беседу на предмет веры и совершаемого таинства, подготовить к великому событию в их жизни — к встрече с Богом и к принятию благодати Святого Духа. И ещё одно очень важное направление миссионерского служения — просвещение от тьмы языческого зловерия и идолослужения, которое приобретает сейчас популярность среди тех людей, которые не стремятся к совершенству, а желают оправдать и реализовать свои самые буйные, животные страсти.

— Расскажите о вашем видении духовного образования священников и мирян и о планах в этом направлении.

— На сегодняшний день у нас в епархии примерно две трети духовенства нуждаются в дополнительном образовании. Для этого мы готовим специальную программу по примеру Московской епархии. Обучение должны пройти все, кто не получил богословского образования, или у кого прошло более пяти лет со дня окончания духовной школы. Это относится к клирикам до 60 лет. Некоторые дисциплины будут читаться нашими специалистами, но преподавательскую основу составит профессура из Московской духовной Академии и Семинарии, благо мы недалеко от Москвы.

В Угличе для мирян открыты богословские курсы, в Переславле духовно-просветительский центр «Аксиос» на базе православной гимназии им. Александра Невского. Задача — на всех этапах развития и становления личности помочь человеку не только приобрести некую сумму знаний и навыков, необходимых в социуме, но чётко и правильно выстроить систему жизненных ценностей. В этой системе мы работаем на уровне дошкольного, дополнительного образования, планируется проводить курсы повышения квалификации для педагогов и, конечно, особое внимание уделяется родителям. Необходимо, чтобы семья, школа и досуговая среда создавали единую систему по воспитанию полноценной личности и достойного гражданина своего Отечества.

На приходах проводится аттестация воскресных школ. Хотя мы имеем в епархии четыре полноценные общеобразовательные православные школы-гимназии, но на общеприходском уровне положение дел оставляет желать лучшего.

— Как бороться с формальностью в вере, ритуальным отношением к богослужению, обрядовостью?

— Наверное, это один из самых непростых и самых важных моментов в религиозной жизни — подмена ценностей. Можно есть, чтобы жить, а можно жить, чтобы есть. Еда — это форма, средство, которое служит для достижения цели — продолжение жизнедеятельности. Если произошло смещение ценностей, то средство может стать целью. Святые отцы всегда учат проверять себя, сравнивать, на каком месте духовного пути ты находишься, не изменилась ли у тебя цель жизни. Потому и апостол Павел писал в послании к Филиппийцам: «Для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение» (Фп.1,21). Все средства для достижения одной цели — Бога. Бог есть любовь, и пребывающий в любви, пребывает в Боге. Любовь выше закона, и Дух дышит, где хочет. Обряд и ритуал как некая форма помогают нам общаться с Богом, но никогда не заменят Его.

— На ваш взгляд, почему, хотя храмы год от года наполняются, некоторые люди отходят от Церкви?

— Однажды к Сократу подошла гетера и сказала: «Философ, ты всё чему-то учишь этих юношей, но стоит мне только моргнуть глазом, и они тут же оставят тебя и пойдут за мной!» «Ничего удивительного, — отвечал учитель, — путь вниз всегда легче». Церковь зовёт через тернии к звёздам. А современному человеку не хочется идти через тернии, да, в общем-то, и свет Вифлеемской звёзды становится далёким и призрачным в призме сытой жизни, лжесвободы и множества соблазнов.

Люди теряют смысл хождения в храм, им непонятно, зачем это нужно, если и так всё неплохо. Вот когда прижмёт — другое дело. Нет понимания причинно-следственной связи. Свечку поставил, а денег не прибавилось. Обидно! Современный человек — это человек-потребитель, который привык брать и не привык отдавать. Бог и Церковь для него только средство реализации своих желаний. Нечто среднее между оккультизмом и сказкой. А если жизнь удалась, вообще непонятно, что в храме делать, если только ты не фанатик.

Есть христоцентричная система ценностей и есть эгоцентричная. В первом случае — всё для Бога и ради Христа, во втором — для себя любимого. Мир живёт по второй системе, и она как антипод первой не просто не вмещает её, а стремится разрушить. Христианство для них юродство есть. Мы помним, что и от Христа отступали ученики, потому, что Его учение шло вразрез с их жизнью и было непонятно. Вот и сегодня среди нас есть и Петры, и Иуды. А если хотим знать, кто же мы, то надо спросить себя, для чего мы живём и как мы живём.

— Что вы могли бы выделить среди самых заметных дел, начатых в епархии?

— Мы прославили юбилейную память наших епархиальных святых: великого князя Александра Невского, царевича Димитрия Угличского, преподобного Иринарха Затворника. Все они прошли в свете торжественных богослужений, крестных ходов и праздничных мероприятий. Удалось возобновить крестный ход по воде на Плещеевом озере в память преподобной Евфросинии и в Угличе в честь преподобного Паисия. Провели Первый Международный православный детско-юношеский фестиваль-конкурс «Александр Невский», участниками которого стали около четырёхсот детей, прошёл епархиальный фестиваль «Пасхальный Переславль». Кроме того, епархия стала соорганизатором I Межрегионального молодёжного форума «Александрова гора» в Переславле. Начали свою работу клуб юных дипломатов и школа иностранного языка, возобновил деятельность военно-патриотический клуб «Фанагорийцы». Прошёл Первый фестиваль православно-патриотической песни в честь преподобного Иринарха. Кстати, этому же святому была посвящена научная конференция в Институте этнологии и антропологии РАН. При социальном отделе епархии сегодня открыты два центра гуманитарной помощи в Переславле и в Угличе.

Кроме того, удалось совершить Литургии в самых отдалённых уголках епархии, там, где никогда не было епископа или больше ста лет не проводилось архиерейских богослужений.

Много других мероприятий прошло за ушедший год, но все вспомнить и перечислить, наверное, невозможно. Главное, чтобы все они принесли плоды и оставили добрый след в сердцах людей.

Интервью подготовил Василий Томачинский


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru