Русская линия
Русская линия14.07.2018 

Священномученик Аркадий Гаряев

Священномученик Аркадий Гаряев

Священномученик Аркадий родился в 1879 году в семье священника отца Николая Алексеевича и Марии Ивановны Гаряевых. 1891 году Аркадий Гаряев поступил в четырёхклассное Духовное училище, которое находилось в Уездном городе Камышлове. После окончания училища, он поступил в Пермскую Духовную семинарию в 1894 году, а в 1896 году 18 летний юноша был уволен из Пермской Духовной семинарии по болезни, отучившись в ней всего два года.

1897 году Аркадий Гаряев стал служить псаломщиком в селе Покровском Екатеринбургского уезда при Покрово-Богородицкой церкви, в следующем году — в Свято-Троицкой церкви Каменского завода, Камышловского уезда. Тогда же он вступил в брак. В 1903 году, 25 мая в молодой семье пополнение, его 20-летняя супруга Агрипина Евгеньевна родила первенца Михаила, в честь преподобного Михаила исповедника, епископа Синадского, память которого праздновалась двумя днями раньше. А в 1905 году, 10 марта, на следующий день после празднования памяти сорока севастийских мучеников в семье снова появился мальчик, которого назвали Николаем.

В 1905 году 10 апреля Епископом Екатеринбургским и Ирбитским Владимиром (Соколовским) псаломщик Аркадий Гаряев был рукоположен в сан диакона, и был оставлен на псаломнической должности в той же Свято-Троицкой церкви. В 1906 году, будучи диаконом, отец Аркадий был определён законоучителем в Земское училище в деревню Ново-Заводскую в пяти километрах от Каменского завода, Камышловского уезда. В 1907 году отец Аркадий был рукоположен в сан иерея к церкви Петра и Павла в село Петропавловское (ныне город Североуральск), здесь он продолжил преподавание Закона Божиего в Земском училище. Работая преподавателем и будучи от природы человеком очень вдохновенным, отец Аркадий часто писал стихи, отличающиеся оригинальностью написания с особенной ритмической структурой. Приход отца Аркадия вместе с деревнями и населенными пунктами, которые были приписаны к Петропавловской церкви, занимал самую большую территорию в Екатеринбургской Епархии:

— деревня Мостовая в 25 верстах;

— деревня Воскресенская в 30 верстах;

— деревня Половинная в 16 верстах;

— деревня Вишера в 30 верстах;

— деревня Боронская в 30 верстах;

— деревня Тылапка в 60 верстах;

— деревня Горная в 120 верстах;

— деревня Ария в 115 верстах;

— деревня Османовка в 95 верстах;

— деревня Боровая в 60 верстах;

— деревня Денежкина в 33 верстах (Часовня в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали»);

— деревня Митяева в 85 верстах (Школа грамоты) (Часовня в честь Знамения Божией Матери);

— деревня Лача в 60 верстах (Школа грамоты) (Часовня, которая будет преобразована в церковь).

В деревнях Митяевой и Лаче имелись Школы грамоты, которые содержались на средства Екатеринбургского Миссионерского Комитета, членом которого состоял отец Аркадий.

В деревне Денежкина стояла часовня, построенная местными жителями в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали».

В деревне Митяевой стояла часовня. Часовня была деревянная в честь Знамения Божией Матери.

В селе Петропавловском стояла каменная кладбищенская часовня. Часовня была построенная в ХУШ веке заводовладельцем Петропавловского завода Максимом Походяшиным.

Часовня в деревне Лаче в 1897 году была преобразована в церковь и освящена в честь святителя Николая Чудотворца. Своего причта церковь святителя Николая Чудотворца не имела, и службы вынужден был проводить священник Петропавловского церкви.

Деревни эти по числу жителей были маленькие (всего прихожан было 1250 душ обоего пола), а между тем приход раскинут, был на громадное расстояние, что отцу Аркадию в своём служении приходилось окормлять деревни, которые отстояли от его церкви на 100 и более вёрст. Вот как писал (что рассказывал) о своём новом приходе отец Аркадий:

«Вступив в должность походного священника 18 января 1910 года, я 25 того же января совершил своё первое служение в новой должности в походном храме, установленном мною в часовне деревни Денежкиной, на реке Сосьве, по случаю праздника в честь находящейся в этой часовне чтимой иконы Богоматери «Утоли моя Печали».

Деревня эта принадлежит к приходу церкви села Петропавловского. В этом приходе я числился за отсутствием местного священника, по распоряжению О. Благочинного, протоиерея Словцова, входящим священником, и таким образом все поездки мои, носящие миссионерский характер, тесно связаны с обслуживанием религиозных нужд и этого, самого обширного по пространству, северного прихода Екатеринбургской епархии, и не могут быть обособлены. Большая часть населения этого прихода на реке Лозьве лишь недавно считалась ещё в ведении комитета, и здесь с целью православной миссии в деревнях Лаче и Митяевой имелись миссионерские школы, оказавшие громадную услугу делу просвещения инородческого вогульского населения, ныне уже обрусевшего и переведённого правительством на положение государственных крестьян, хотя в отдалённых деревнях этот край и сохраняет ещё свой природный язык, а так же, к сожалению и многие суеверия, остатки прежнего язычества".

16 сентября 1908 года село Петропавловское впервые за своё Архипастырское служение посетил Преосвященный Владимир (Соколовский). Отец Аркадий в своих воспоминаниях говорит о данном приезде его Преосвященства, которая была опубликована в Екатеринбургских Епархиальных ведомостях.

Отсутствие переездной (походной) церкви, длинные на десятки и, даже сотни километров переезды на лошадях, и оленьих упряжках, необразованность и грубое язычество местных народов — всё это доставляло большие трудности молодому миссионеру.

Записная книжка отца Аркадия Гаряева, опубликованная в Екатеринбургских Епархиальных Ведомостях, рассказывает нам об одной из его поездок по Вогульскому краю, вот фрагмент из неё:

«23 апреля 1908 года я, священник, со своим псаломщиком, должен быть поехать «с Пасхой» в одну из ближайших деревень своего прихода, отстоящую от приходской церкви за 33 версты зимою, и 47 вёрст весною, так как нужно ехать туда кружным путём.

В 6 часов утра 2 псаломщика привели ко мне лошадь и оседлали мою, и мы выехали. Целые месяцы, которые мы не ездили верхом, на первых же минутах дают себя знать, манера посадки потерялась, сидеть неудобно, ноги и спина скоро устали, какая то тупая боль появилась в них. Погода убийственная дождь сеет как из сита, не переставая ни на минуту, лошади не идут в грязь, которая на лесной тропе им по колено, жмутся к лесу и обливают нас целыми потоками воды, которую стряхивают с деревьев. Холодно, одежда вся «до нитки» промокла, дождь не перестаёт, а обсушится негде, нужно обязательно проехать 15 вёрст до заброшенной лесной избушки, где у огонька можно хоть обогреться немного и попить чаю.

Сойти с лошади и согреться, идя пешком, нет возможности, рискуешь увязнуть в грязи, сидишь стараясь не шевелиться, чтобы не расшевелить затекших спины и ног. Часа через четыре видим желанную избушку, с охами и ахами кое-как сваливаемся с лошадей, долго сидим около лошадей, как правоверные на молитве, не имея возможности выпрямить затекшие ноги.."

Плодотворное миссионерское служение нового священника не могло быть незамеченным. И 18 января 1910 года он стал священником Походной Казанско-Богородицкой церкви для пастырского попечения над местными вогульскими народами (ханты и манси). Тяжело было молодому пастырю нести апостольский крест, проповедуя среди язычников Северного края.

Священник Аркадий Гаряев Переносная церковь, находящаяся в распоряжении походного священника была очень громоздка и тяжела (более трёхсот килограмм), и возить её на Север к местным жителям не было никакой возможности. Если приходилось исповедовать и причащать местных жителей, то отец Аркадий Гаряев брал специально для этого запасные Дары.

Своё служение в это время так описывает отец Аркадий в статье, опубликованной в Екатеринбургских Епархиальных Ведомостях в 1910 году:

«В пауле (деревня) Сидней 5 домов. Жители, — мужская половина, — типичные инородцы вогулы, не забывшие своего родного языка, хотя и говорят сносно по-русски; живут оседло — занимаясь скотоводством и сенокошением. Но главное их занятие всё же составляют охота и рыболовство. Скотоводство же и сенокошение, — как и некоторые зачатки земледелия, — не особенно давнего происхождения и обязаны своим происхождением женской половине паула, — чисто русской, крестьянской. Эта часть населения паула заселённая сюда из сёл Тобольской губернии, где чаще церкви по селениям, особенно скорбит о том, что здесь им не приходится годами молиться в храме, говеть и причащать своих детей. По просьбе их, я многих из них исповедал, а детей приобщил запасными дарами (нет сил отказать в этом глубоко верующим матерям) и для успокоения совести прочёл молитвы, в 40-й день читаемые родившим женам, хотя дети некоторых из них уже лично со мною беседовали, интересуясь невиданными ими необычными одеждами священника..»

«На лошади не без некоторых затруднений я мог проникнуть на север лишь на 120 вёрст от села Никито-Ивделя до посёлка Люльинского (речка Люлья) или Бурманово, последнего оседло-населённого пункта севера епархии, обитатели которого — выходцы из печёрского края — поморского толка сектанты. По пути я посетил одну юрту остяка Нерина, старика 110 лет, живущего с двумя сыновьями и внучатами, и самого кажется бедного из инородцев.

Старик может объясняться по-русски, и я беседовал с ним о верованиях вообще инородцев и лично его. Из ответов его я вывел горькое заключение, что тьма ещё царит в душах инородцев, — и мало там света, — лишь проблески малые, — вспыхивающие при напоминании о Боге, Христе, Николе (Чуд. Мирл.) и гаснущие тот час же под влиянием крепко держащего их в своей власти шаманизма. Старик сам всё же более или менее истинно верующий, но остальные члены семьи, видимо, очень все ещё мятутся в душе, не зная кто сильнее, Христос, или злой дух Шайтан, священник — служитель первого, — или шаман — служитель второго. Старику (он был болен) имеющему понятие о таинстве святого причащения, так как «емае патька Апанасей» (хороший батюшка), очевидно, живший в 70-х годах в Н. Ивделе иерей Афанасий Поздняков, давал причастия, — я посоветовал поговеть, объяснил, в чём заключается говение, и пообещал дать ему, как и «патька Апанасей» Причастия. Нужно отдать справедливость, он добросовестно и с усердием исполнил взятое на себя обязательство и на обратном пути, чистосердечно принеся покаяние Господу Богу, сподобился Святых Таин".

«Миссионерский комитет — писал отец Аркадий Гаряев — сделал бы доброе поистине дело, если бы не останавливаясь перед некоторыми затратами, дал в распоряжение походного причта церковь-палатку, которая при своей лёгкости могла бы быть завозима или даже заносима, в самые отдалённые уголки северных дебрей, и чудной, небесной гостьей была бы она для обитающих там православных людей, целыми десятками лет лишённых общественного молитвенного богообщения и участия в таинстве св. Евхаристии. В моём распоряжении есть чертёж церкви-палатки весом лишь до 4-х пудов, тогда как существующая походная церковь без утвари около 20 пудов!

Я сознаю, что материальные затраты на удовлетворение всех нужд походной службы на севере со стороны Екатеринбургского Епархиального Миссионерского комитета должны быть очень значительны, но я смею думать и надеяться, что с помощью Всевышнего Бога, имени ради Которого всё это будет совершено, они сторицею оправдаются теми духовными, невидимыми благими последствиями, за которые уже воздаёт Всеправедный Мздовоздаятель Христос, не одни только материальные лишения понесший, но и злопострадавший и умерший на кресте ради своей великой миссии мира и любви".

В 29 номере Екатеринбургских Епархиальных Ведомостей за 1910 год опубликован протокол заседания миссионерского комитета:

«..Потом заслушан был отчёт походного свящ. миссионера о. Аркадия Гаряева о его поездках к вогулам. При заслушивании этого отчёта комитет обратил внимание на то, что походный священник ездит без походной церкви. Последняя весом 20 пудов и на оленях возить её невозможно. по сему поводу Епархиальный миссионер доложил, что в 30 верстах от станции Баженово есть Асбестовые прииски, на которых живёт до 30 тысяч человек пришлого православного населения. Работающие здесь всё время работ остаются без храма. Такое ненормальное положение произошло от того, что заводом владеют иноверцы. Они выстроили школу, читальный зал и больницу. О церкви заботится некому. Духовные нужды справляются священниками соседних приходов.

Так как в настоящее время есть в продаже походные церкви весом до 5 пудов, то постановили и поручили заведующему свечным заводом свящ. П. Нечаеву выписать легкую походную церковь для о. А. Гаряева, а находящуюся у него продать на Асбестовые прииски".

С 13 по 18 декабря 1910 года в городе Екатеринбурге состоялся Епархиальный Миссионерский съезд под руководством правящего архиерея Митрофана (Афонского). На съезд прибыли окружные миссионеры епархии, их сотрудники, председатели миссионерских комитетов, члены Екатеринбургского Епархиального Миссионерского Совета всего 29 человек. Был среди них и отец Аркадий Гаряев. Епархиальные ведомости писали по этому поводу:

«14 декабря в 7 часов вечера в зале архиерейского дома под председательством Его Преосвященства состоялось Собрание Екатеринбургского Комитета Православного Миссионерского Общества, на котором кроме решения насущных дел был произведён осмотр, приготовленной в мастерской Н. Старикова походной церкви-палатки лёгкого типа, предназначенной для совершения богослужений на дальнем севере епархии среди кочующих вогулов. Церковь эта представляет собой довольно изящную палатку, покрытую снаружи брезентом. Внутри палатки — разборный столик-престол, такой же столик для жертвенника; вместо иконостаса — три высокие рамы, из которых в одной — икона Спасителя, писанная на полотне, в другой — икона Богоматери, а в средней — между ними, изображающей царские врата, кроме полотна с обычными для царских врат иконами находится ещё из тонкой лёгкой материи особая занавесь. Стена противоположная иконостасу украшена иконою, писанною также на полотне, с изображением Спасителя и свят. Николая и Св. Пр. Симеона по бокам. Вес всей церкви, укладывающейся в особый ящик, всего до 5 пудов, что даёт возможность перевозить её на одной нарте одною тройкою или даже парою оленей. Присутствовавший при осмотре церкви походный священник о. Аркадий Гаряев признал её соответствующей своей цели.

В субботу 18 декабря, Его Преосвященством в сослужении части членов миссионерского съезда, ключаря и священника походной церкви о. Аркадия Гаряева — всего 14 священников — совершено торжественное служение литургии в крестовой церкви. Пред литургиею совершен чин освящения антиминсов и освящена походная церковь-палатка, предназначенная для севера Верхотурского уезда. Священник Гаряев за литургиею награждён набедренником за усердную миссионерскую деятельность среди вогулов местного края".

На съезде 1910 года присутствовали Епископ Митрофан, Епархиальный миссионер Александр Здравомыслов, бывший походный священник отец Аристарх Пономарёв, священник походной церкви отец Аркадий Гаряев, окружные миссионеры — священники С. Хлынов и И. Богомолов.

После получения новой церкви-палатки отец Аркадий продолжил свои миссионерские поездки. Во время пребывания его на должности настоятеля походной церкви переносной храм никогда не находился на одном месте, как это стало впоследствии, после перевода отца Аркадия в Никито-Ивдель. В отчёте о своей деятельности написанным отцом Аркадием для миссионерского общества была изображена и его фотография. Единственная и чудом сохранившаяся до наших дней, лишь благодаря тому что отчёт этот был опубликован на страницах Екатеринбургских Епархиальных ведомостей. Недолго прослужил отец Аркадий при походной церкви, и уже в октябре 1912 года он был переведён в Никито-Ивдельскую церковь Верхотурского уезда, но и там он не оставлял своего пастырского попечения о вогулах и всячески о них заботился, давая им приют у себя в квартире во время их посещения Никито-Ивделя. Дом отца Аркадия Гаряева часто служил местом стоянки для вогульских оленей, а вместе с тем и аудиторией для бесед с вогулами.

Живя в Верхотурском уезде, отец Аркадий являлся горячим почитателем Святого Праведного Симеона, в сентябре 1913 года отец Аркадий присутствовал на торжестве освящения соборного храма в Верхотурском Николаевском монастыре. После поездки отец Аркадий поделился своими впечатлениями со своими гостями — вогулами. Эта была последняя его беседа с ними. Вот как вспоминал это отец Аркадий:

«Последний раз я имел случай принимать у себя вогулов при участии псаломщика Неймулина и в сентябре сего года, по приезде своём с торжества освящения соборного храма в градо-Верхотурском Николаевском монастыре. Был разгар охоты на белку и лося, так как только что выпал первый снег, и вогулы (из двух юрт) зашли в Никито-Ивдель за возобновлением запасов пороха и дроби.

Эта последняя моя беседа с ними была особенно оживлена и приятна как для меня, так и для них, моих гостей, ибо ещё полный впечатлений от поездки, которая задумана была мной ещё до окончания постройки вышеозначенного соборного храма, счастливый исполнением своего стремления, я душевно был рад этим моим собеседникам, которым я мог, с пользою для них передать свои впечатления, в связи с жизнеописанием Св. Праведника Верхотурского края — Симеона, что я с успехом и сделал".

Отец Аркадий был законоучителем в Никито-Ивдельском двуклассном училище. Но вскоре и это место служения отцу Аркадию пришлось покинуть. 27 февраля 1914 года он был переведён в Никольский храм села Боровского Камыщловского уезда (ныне Катайский район Курганской области). Село Боровское стало последним местом его служения.

В октябре 1917 года к власти в России пришли большевики, и в стране началась Гражданская война, достигшая на Урале своего разгара и ожесточенности летом 1918 года. Различные бандитские группировки ездили по деревням грабили и убивали местных жителей, разоряли церкви и часовни, в основном забирали золото, серебро и церковную утварь. Многие священники после таких налётов уходили из своих приходов, а также скрывались и прятались в лесах вместе с прихожанами. Отец Аркадий не покинул свой приход в селе Боровском и продолжал служить.

1/14 июля 1918 г. праздновался день святых бессребреников Косьмы и Дамиана и отец Аркадий по обыкновению служил литургию. После службы состоялось венчание двух браков. Звон церковных колоколов привлёк внимание въехавшего в село отряда красногвардейцев, печально известного своей жестокостью отряда «Красных Орлов». Они, спешившись, ворвались в храм. Не дав окончить священнику службу, кощунники прямо в облачении повели отца Аркадия из храма по дороге в сторону села Катайского. Пьяные красногвардейцы жестоко расправились с мучеником. Выйдя из села, они свернули в лес, к оврагу. Там, недалеко от сельского кладбища, убийцы подняли батюшку на штыки. Он был проколот шестью штыками. Тело его сбросили в овраг, запретив хоронить его. С тех пор место это было прозвано Поповскими ямами.

После ухода «красных» тело отца Аркадия было найдено верующими и через десять дней после кончины (11/24 июля), почётно погребено в церковной ограде Свято-Никольского храма. В похоронах принимало участие всё местное духовенство.

Через месяц правящий Архиерей Григорий (Яцковских) объезжал территорию Екатеринбургской Епархии для посещения мест страданий и смерти мучеников-иереев. В память об этих событиях Епархия выпустила специальный поминальный список, в котором упоминались их имена, место убиения и обстоятельства их кончины. В местах остановок Владыки эти списки раздавались прихожанам и настоятелям храмов для поминовения убиенных. Всего в списке значилось 46 священников. Ныне почти все они канонизированы. В этом списке упоминается имя отца Аркадия, обстоятельства его смерти указаны — заколот.

О судьбе родственников отца Аркадия мы знаем немного из рассказов старожил села. Вдова отца Аркадия работала учительницей в Боровской школе. Жила Агрипина Евгеньевна в дьяконском доме, (который, кстати, сохранился до наших дней и был передан православной церкви, сейчас там находятся монашеские кельи) большая часть которого была отдана новой властью под сельский совет. В доме священника, из которого выселили матушку, размещалась Боровская школа, в которой и преподавала Агрипина Евгеньевна. Спустя какое то время женился и уехал первый сын Агрипины Евгеньевны, потом уехал и второй, а вместе с ним уехала и мать.

Священномученик Аркадий прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Российских Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 13−16 августа 2000 г. Определение Священного Синода от 17 июля 2002 г.

В 1986 году, почти через 70 лет после захоронения священномученика, настоятель церкви Святителя Николая в селе Боровском (никогда не закрывавшейся) ныне почивший отец Николай Покровский благословил ископать «святой колодец» для остатков освящённой воды. Когда наткнулись на кирпичную кладку гробницы на глубине двух метров, в воздухе распространилось обильное благоухание. Место вновь засыпали землёй, поставили крест. После расспроса старых прихожан оказалось, что это могила отца Аркадия Гаряева.

В лесу отыскали место гибели священномученика, Поповские Ямы, и там был установлен большой крест. Почитание священномученика Аркадия стало частью жизни прихожан-паломников этой церкви и созданного здесь монастыря. В 2002 году вновь был прорыт ход к гробнице отца Аркадия. На сей раз, из гробницы был аккуратно вынут один кирпич и все присутствовавшие увидели прекрасно сохранившийся сосновый гроб, покрытый местами облупившейся зелёной краской. При июльской жаре в течении двух недель от гроба исходило тонкое благоухание. На гробницу поставили икону Святой Троицы и зажгли лампаду. Многие молились и прикладывались к очевидной святыне. Одна женщина исцелилась от своего недуга. 10 июня 2007 года, в праздник Всех святых, в земле Российской просиявших, после торжественной Литургии, которую возглавил епископ Михаил, состоялся крестный ход к месту погребения святого. Под торжественное пение гроб был открыт. Мощи священномученика облачили в красные пасхальные ризы и переложили в новый гроб, после чего крестным ходом священники перенесли мощи в храм.

Житие священномученика Аркадия Гаряева, пресвитера Боровского / сост. Г. А. Кротова, А. В. Печерин. Екатеринбург, 2007.

https://rusk.ru/st.php?idar=75441

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика