Русская линия
Русская линия08.07.2022 

Феномен генерала Скобелева

Генерал М.Д. СкобелевЧеловек-легенда. Сегодня исполняется 140 лет со дня кончины Георгиевского кавалера Михаила Дмитриевича Скобелева, пользовавшегося еще при жизни славою человека-легенды. И в наши дни возрождается интерес к его необыкновенной личности и легендарной судьбе. В чем же феномен генерала Скобелева?

Жизнь как миг: В 20 лет М. Д. Скобелев — корнет, в 21 — поручик, в 24, после окончания Академии ГШ — капитан, в 27−30 лет он на службе в Туркестане, в чине подполковника, затем полковника, в 34−35 лет — доброволец в русско-турецкой войне 1877−1878 гг., в чине генерал-лейтенанта, в 38 лет возглавляет поход и завоевание крепости Геок-Тепе в Туркестане и получает чин генерала от инфантерии — «полного генерала», а в 39 лет его настигла скоропостижная, странная кончина.

Феномен генерала Скобелева — это его легендарность, примечательный внешний вид (Белый генерал), алгоритм стратегического мышления, выдающийся стратегический талант, усиленный исключительным трудолюбием и всестороннем обеспечением принимаемых решений, искусство поддержания воинской дисциплины, требовательность к себе и подчиненным, органически связанная с отечественной заботой о них, русский патриотизм и радение о славянской солидарности, геополитические и стратегические державные замыслы, личное обаяние, бескорыстие, исключительная храбрость и легендарная неуязвимость на поле боя и, наконец, бессмертие в памяти благодарных потомков.

Но самая замечательная особенность феномена заключалась в способности Белого генерала необъяснимым, необыкновенным образом, магически влиять на войска, в умении мобилизовать их на выполнение боевой задачи, несмотря на смертельную опасность и кровавые потери.

Внешний облик. Его называли Белым генералом, а затем, может быть, и «белое движение» получило отсюда свое название. Одетый в белый китель, на белом коне, гордо вскинув голову, Скобелев ездил под градом пуль легкой рысью, как бы на параде. Витязь, да и только. За ним — адъютант и ординарцы, не «фазаны» — все сорви-голова. Его светлые голубые глаза, прямой и длинный нос, прекрасно очерченный рот, выразительный подбородок — все свидетельствовало о приветливости и интеллигентности и в то же время о решительности этого человека, проникновенном влиянии на других людей. Во время боя он преображался, излучая могучую радиацию воинского долга, бесстрашия и несокрушимой веры в победу.

Храбрость и неуязвимость. «В тех налетах, которые на мою долю достались, мне празднично было. Будто бережет меня кто-то, будто и пуля та еще не отлита, и сабля та еще не откована, которые душу из меня выпустят». Эти качества были в нем необыкновенны и таинственны, проявляясь при повседневной опасности, под градом пуль и артиллерийским обстрелом.

«Чувственность храбрости. Именно — наслаждение опасностью. Я гоняюсь за опасностями как за женщинами, но, желая их вечно, не чувствую пресыщения!» Стихия боя, опасность, была всегда желанна для него. Пожалуй, в этом один из секретов его загадочной натуры.

Алгоритм стратегического мышления. Способность М. Д. Скобелева к быстрому, оперативному, стратегическому мышлению проявлялась всегда, в том числе и в боевой обстановке, в виде быстрых и неожиданных решений, которые можно было назвать военным инсайтом. Под градом пуль и ядер он достигал своеобразной сосредоточенности и полного самообладания — на нем сияла печать гения. Но он полагался не только на внезапные откровения и вдохновения, — он не пренебрегал ни знанием, ни наукой, ни передовым опытом. Можно считать, что они чудесным образом переплавлялись в нем в принимаемые решения.

Обеспечение замысла боевых действий. Важное значение М. Д. Скобелев уделял боевому обеспечению, разведке противника, а также тыловому обеспечению. При переходе через Балканский хребет в суровых зимних условиях он организовал усиленное питание, теплую одежду, помощь саперов, даже топливо для костров — каждый солдат нес с собой по полену дров. Горячее питание у него было организовано всегда, даже на передовой в самые напряженные промежутки боевых действий. При действиях в Туркестане он уделял особое внимание двум ключевым вопросам боевого и тылового обеспечения — артиллерии и формированию верблюжьих караванов.

Требовательность и воинская дисциплина. Наряду с воспитанием в подчиненных сознательного отношения к воинскому долгу, генерал Скобелев требовал от них безусловного выполнения этого долга в решительные минуты, в критические моменты на поле боя, в условиях смертельной опасности. При этом он часто поступал довольно оригинально. Так, бежавшую в панике роту он остановил и заставил выполнять под огнем противника ружейные приемы, а затем направил ее обратно на боевые позиции. «Солдат может быть трусом, офицеру, ничем не командующему, инстинкты самосохранения извинительны, ну, от ротного командира и выше трусам нет никакого оправдания. Я не требую, чтобы каждый был безумно храбрым, чтобы он приходил в энтузиазм от ружейного огня. Это глупо! Мне нужно только, чтобы каждый исполнял свою обязанность в бою».

Забота о подчиненных. Забота об офицерах и нижних чинах — необходимое условие, чтобы добиться их доверия и любви. При встрече с солдатом он часто спрашивал о получении им положенных норм мяса, чая, водки. И горе было ротному командиру, если на такие вопросы следовали отрицательные ответы. В таких случаях он не знал милости, не принимал оправданий. В самых трудных условиях он находил доступные средства для поддержания высокого боевого духа войск. Широко использовались музыка, песни, игры.

Отношения с сослуживцами. В частной жизни М. Д. Скобелев умел быть юношей с юношей, своим в кругу сверстников, он понимал шутку и первый радовался ей. «..Здесь все товарищи» — говорил он за столом и действительно чувствовалась атмосфера искренности и душевности. Однако никто из подчиненных не имел права служить с ним, если он не исполнял в точности всех его распоряжений. С другой стороны, он далеко не был педантом и формалистом, признавая только итоги, результаты.

Отношение к женщинам. Будучи молодым, Скобелев любил женщин, но по-своему. Он не давал им ничего из своего «я», полагая, что настоящий военный не должен чрезмерно привязываться к женщинам и даже заводить семью. «.. Двум богам нет места в сердце. Война и семья — понятия не совместимые». Всего несколько месяцев М. Д. Скобелев был женат на фрейлине императрицы Гагариной. Можно полагать, что супруга Михаила Дмитриевича олицетворяла его другую, несостоявшуюся судьбу.

Славянская идея. «Я рисую себе в будущем вольный союз славянских племен. Полная автономия у каждого, одно только общее — войска, монета и таможенная система. В остальном — живи как хочешь и управляйся как можешь. Мой символ краток — любовь к отечеству, свобода, наука и славянство. На этих четырех китах мы построим такую политическую силу, что нам не будут страшны ни враги, ни друзья».

Страстно и неутомимо работала мысль Скобелева над разрешением славянского вопроса и его ключевой проблемы Босфора. Никогда Россия не была столь близка к решению этой проблемы, как после победы в русско-турецкой войне 1877−1878 гг.

Можно полагать, что судьба предназначала М. Д. Скобелева для военного решения этой исторической миссии. Он говорил: «Нужно еще несколько столетий ждать, чтобы обстоятельства сложились столь же выгодно, как теперь..».

Русский патриотизм. Скобелев стоит в одном ряду с Петром Великим, Ермаком, Мининым и Пожарским, Суворовым и Кутузовым. Они выполняли свою миссию, являлись в критические моменты российской истории спасителями русского народа. Именно русский народ видел М. Д. Скобелев в русском войске, не отделяя интересы армии от народных и государственных, державных интересов. Это был не только военный гений вообще, но русский военный гений, — с русским сердцем, с широкою русскою душою. Он был порождением мощного исторического духа нашего народа.

Бескорыстие. В течение своей жизни М. Д. Скобелев не испытывал материальных затруднений. Он щедро помогал нуждающимся. «Просящему дай» — согласно этому принципу он следовал всю жизнь. Его обманывали, обирали, но он никогда не преследовал виноватых. В Минске всю свою зарплату командира корпуса он отчислял в «особую сумму», насчитывающую до 9 тысяч рублей, которая расходовалась для выдачи пособий нуждающимся нижним чинам. Свое имение в Спасском Рязанской губернии он завещал на инвалидный дом, названным Скобелевским, а также для учреждения уездного училища.

Скобелев и Суворов. Белого генерала Скобелева справедливо считали подобным Суворову. Они оба не знали поражений, любили солдат и заботились о них, были храбрыми и неуязвимыми, обладали способностью магического воздействия на войска, признавали приоритет морального фактора в бою, воспитывали в подчиненных самостоятельность и инициативу (каждый воин должен понимать свой маневр), не терпели «немогузнаек», заботились об активном взаимодействии и взаимовыручке, готовили войска в духе непременной победы даже над превосходящим противником, оба пережили кратковременный и неудачный брак и затем оставались одинокими, посвящая себя исключительно военному делу, оба были известны своими «чудачествами», отражающими их необыкновенность и оригинальность.

Бессмертие. Бессмертие Михаила Дмитриевича Скобелева обеспечено благодарной памятью русского народа и многих славян, в первую очередь болгар, — как его современников, так и потомков. Секрет этого бессмертия — в беззаветном патриотизме, верности и преданности России и ее исторической миссии среди славянских народов, в приверженности к славянской идее.

Трудно признать случайным сочетание в одной личности многих столь благородных качеств, обеспечивших ее бессмертие. Можно поэтому говорить о заданном свыше, исторически определенном феномене генерала Скобелева — его высоком предназначении — вписать мечом в историю России ее славные страницы как великой державы и основы славяно-православной цивилизации.

Значение феномена генерала Скобелева. Православная христианская цивилизация зародилась и затем укрепилась на Руси как «имплантация» (по А. Тойнби) византийского духовного наследия — своеобразная эстафета последующего триумфального распространения православия на Восток из его вселенского центра — Константинополя. Затем, в 17−18 веках, таким центром стала Россия, сохраняя и в 19−20 веках свою геостратегическую гегемонию.

Ныне эта цивилизация повторяет судьбу распавшегося СССР, приемника Российской державы. И сейчас нас тревожит судьба России, славянства и Православия и, может быть, поэтому мы с новым интересом всматриваемся в историческую перспективу, выделяя в ней таких рыцарей российской державности, как Белый генерал М. Д. Скобелев, и ожидая прихода их последователей.

Автор — В. М. Чепуров

http://george-orden.narod.ru/Stat/stat24.html

https://rusk.ru/st.php?idar=115308

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Авторизоваться yotubix yotubix.com.