Русская линия

Православно-патриотический календарь "Русская Держава"


ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
 

27 июня ( 14 июня )

Прор. Елисея (IX до Р.Х.). Свт. Мефодия, патриарха Константинопольского (847). Сщмч. Иосифа пресвитера (1918). Сщмчч. Николая, Александра, Павла пресвитеров и Николая диакона (1938).
Блгв. кн. Мстислава во св. Крещении Георгия, Храброго, Новгородского (1180). Прп. Мефодия, игумена Пешношского (1392). Прп. Елисея Сумского (XV-XVI).
Рим., 117 зач., XV, 7-16. Мф., 48 зач., XII, 38-45.
Петров пост



Царевна-Мученица Мария Николаевна

В этот день 1899 года родилась третья дочь в семье Царя-Мученика Николая II Александровича Великая Княжна Мария Николаевна (день памяти 17 июля).
Великая Княжна Мария НиколаевнаЦаревна-Мученица Мария Николаевна замечательно точно вписывалась в архетип русской девушки, представляя собой, может быть, самый любимый на Руси женский образ. С.Я.Офросимова заметила эту яркую, подчеркнутую самой природой русскость Великой Княжны Марии: "Ее смело можно назвать русской красавицей. Высокая, полная, с соболиными бровями, с ярким румянцем на открытом русском лице, она особенно мила русскому сердцу. Смотришь на нее и невольно представляешь ее одетой в русский боярский сарафан; вокруг ее рук чудятся белоснежные кисейные рукава, на высоко вздымающейся груди - самоцветные камни, а над высоким белым челом - кокошник с самокатным жемчугом. Ее глаза освещают все лицо особенным, лучистым блеском; они... по временам кажутся черными, длинные ресницы бросают тень на яркий румянец ее нежных щек. Она весела и жива, но еще не проснулась для жизни; в ней, верно, таятся необъятные силы настоящей русской женщины".
Фрейлина Императрицы Юлия Ден вспоминала о ней: "Когда я впервые познакомилась с Великой Княжной Марией Николаевной, она была еще совсем ребенком. Во время революции мы очень привязались друг к другу и почти все дни проводили вместе. Она была просто золото и обладала недюжинной внутренней силой. Однако до наступления тех кошмарных дней я даже не подозревала, насколько она самоотверженна. Ее Высочество была поразительно красива... глаза, опушенные длинными ресницами, густые темно-каштановые волосы. Некоторая полнота Марии Николаевны была поводом для шуток со стороны Ее Величества. Она не была такой живой, как ее сестры, зато имела выработанное мировоззрение и всегда знала, чего хочет и зачем".
Но наиболее полный портрет Царевны, пожалуй, составил генерал М.К.Дитерихс: "Великая Княжна Мария Николаевна была самая красивая, типично русская, добродушная, веселая, с ровным характером, приветливая девушка. Она любила и умела поговорить с каждым, в особенности с простым человеком. Во время прогулок в парке вечно она, бывало, заводила разговор с солдатами охраны, расспрашивала их и прекрасно помнила, у кого как звать жену, сколько детишек, сколько земли и т. п. У нее находилось всегда много общих тем для бесед с ними. За свою простоту она получила в семье кличку "Машка" - так звали ее сестры и Алексей Николаевич. Говорили, что наружностью и силой она уродилась в Императора Александра III. И действительно, она была очень сильна: когда больному Алексею Николаевичу нужно было куда-нибудь передвинуться, он зовет: "Машка, неси меня". Она легко его поднимала и несла. Заболела она корью последней из Семьи; вследствие простуды в исторический вечер 27 февраля болезнь ее приняла особую тяжелую форму, перейдя в крупозное воспаление легких очень сильной степени. Только сильный организм Великой Княжны помог в конце концов побороть тяжелую болезнь, но неоднократно положение принимало критическое состояние. Во время ареста она сумела расположить к себе всех окружающих, не исключая и комиссаров Панкратова и Яковлева, а в Екатеринбурге охранники-рабочие обучали ее готовить лепешки из муки без дрожжей".

ЗА ЧТО?
Ответ недоумевающим


Грех, тяготеющий над нами - вот сокровенный корень нашей болезни, вот источник наших бед и злоключений.
Слова Послания патриарха Тихона от 18 июня 1918 г.


Нам, русским, послан Крест тяжелый,
И мы должны его влачить,
За грех чудовищной крамолы,
За то, что не хотели чтить
В своей бессовестной гордыне,
Как непокорные сыны,
Нам Богом данные святыни
Благой и мудрой старины.
За то, что нехристям в угоду
Преступный замысел творя,
Себе мы прочили свободу
И свергли Ангела-Царя.
И тем, покрыв себя позором,
Дерзнули клятву осквернить,
За всех нас данную Собором,
Во век Романовым служить.
И вот за этот грех великий
Страдаем всюду мы теперь,
И Русью правит деспот дикий,
Бесчеловечный, лютый зверь.
И долго будем мы томиться
Под нам ниспосланным Крестом,
Пока в душе не совершится
У нас великий перелом,
Пока от зол мы не очнемся,
И, приведя наш бунт к концу,
К Царю мы, каясь, не вернемся,
Как дети блудные к Отцу.


Великий Московский Церковно-Земский Собор 1613 года, избравший на царство Михаила Феодоровича Романова, одновременно поклялся за себя и за всех своих потомков служить Дому Романовых до Второго Пришествия. Это же торжественное обещание еще раз подтвердил в достопамятные дни празднования трехсотлетия царствования Дома Романовых и наш Синод в своей "Молитве Православной Церкви Российской" на 21 день февраля 1913 г. по определению N 999 - 1913 г.
Сергей Бехтеев


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru