Информационное агентство «Белые Воины»

Русская линия

Надежда Бринюк

8.02.2019 


Владимир Каппель
К 100-летию начала Великого Ледяного похода

От редакции: в издательстве "Дмитрий Буланин" СПб вышла в свет книга к.и.н. Надежды Бринюк "Владимир Каппель. Биография эпохи". Предлагаем читателям РЛ отрывок из этой книги:

Обложка книги "Владимир Каппель. Биография эпохи"

…Пока армии двигались вдоль Транссибирской магистрали к намеченному К. В. Сахаровым рубежу, бурные политические события развивались и в Ставке адмирала Колчака. К ним приложили руку тот же Анатолий Николаевич Пепеляев и его брат, министр внутренних дел омского правительства Виктор Николаевич, вынашивавшие планы созыва «Земского собора» и создания правительства независимой Сибири («братья-разбойники» — так стали их именовать в армии). 9 декабря на станции Тайга ими был арестован главнокомандующий Восточным фронтом. Братья заставили Верховного правителя отправить Сахарова в отставку и подобрать на этот пост новую кандидатуру. А. В. Колчак остановился на кандидатуре генерала Каппеля.

По воспоминаниям В. О. Вырыпаева, предложение Верховного правителя стать главнокомандующим фронтом вызвало ответ Владимира Оскаровича, что он с удовольствием принял бы кавалерийский полк, но не эту ответственейшую должность. Как развивались переговоры Колчака с Каппелем, неизвестно, но сохранившийся отрывок записи разговора даёт нам возможность получить некоторое представление о его ходе.

На просьбу Верховного правителя принять должность главнокомандующего фронтом Владимир Оскарович ответил, что не чувствует себя подготовленным «к этой большой работе»[1], и высказал опасение, что его неизбежные промахи при исполнении обязанностей главнокомандующего приведут к дальнейшему осложнению ситуации: «Полагаю, что у меня не будет достаточно необходимой инициативы и нет той широты кругозора, который необходим в этой должности»[2].

Генерал В.О.КаппельКонечно, Каппель должен был осознавать, что, являясь молодым офицером, окончившим Первую мировую войну в звании подполковника, он не имеет достаточного опыта для осуществления столь важных функций, какие предполагает пост главнокомандующего армиями фронта, даже несмотря на то, что в Гражданскую войну, тем более во время отступления остатков армии Колчака, столь громкое название не соответствовало фактическому положению командующего разрозненными малочисленными отрядами, отступавшими вразнобой и зачастую действовавшими по своему усмотрению.

Однако в тот критический период пост главнокомандующего фронтом имел особую специфику. Во-первых, политическая обстановка в Сибири отличалась особой сложностью и противоречивостью, и это обязан был учитывать в своей деятельности и стараться использовать главнокомандующий фронтом. Во-вторых, он должен был устанавливать свою власть над войсками, которые в условиях развала могли отказаться подчиняться какому-то ни было руководству свыше. В-третьих, армию и правительство Колчака ненавидело население, в тылу полыхали «внутренние» фронты. Затем у главнокомандующего не было почти никаких средств для того, чтобы организовать снабжение и движение войск, наладить связь с частями, обеспечить медицинскую помощь и т. п. Наконец, давила огромная моральная ответственность за судьбы людей, с которыми будущий главнокомандующий разделял общие убеждения, плечом к плечу прошёл долгий и трудный боевой путь и для которых взятие в плен противником означало верную гибель.

В разговоре с А. В. Колчаком Каппель последовательно предложил вместо себя кандидатуры К. В. Сахарова, М. К. Дитерихса, Г. М. Семёнова, Д. В. Филатьева и С. Н. Войцеховского. Александр Васильевич бескомпромиссно заявил: «Я Вас знаю единственным лицом, которому могу вверить фронт. Ваш отказ поставит армию в безвыходное положение»[3]. Несмотря на эти слова, Каппель продолжал настаивать, говоря о возможных печальных последствиях своего назначения. Дальнейший текст разговора оборван. Как утверждал В. О. Вырыпаев, Владимир Оскарович был в конце концов вынужден принять должность главнокомандующего фронтом, повинуясь категорическому приказу Верховного правителя.

«Главнокомандующим Восточным фронтом был назначен генерал В. О. Каппель, который долгое время находился в тени, хотя был самым талантливым генералом белых…»[4] Так, в почти безвыходном положении, сложившемся на тот момент для колчаковских армий, тридцатишестилетний генерал получил должность, которая в другое время могла стать вершиной амбиций, принести ему почёт и славу, а теперь означала лишь тяжёлый труд, лютую ненависть окружавших армию врагов и огромную, почти непосильную ответственность.

С. А. Щепихин писал, что о кандидатуре Каппеля как претендента на пост главнокомандующего фронтом в армии Колчака задумывались и раньше. Теперь, в этот трудный час имя одного из старейших добровольцев, одержавшего немало побед над красными, доказавшего свой талант в кровопролитных боях с превосходящими силами противника, не запятнанного никакими интригами и злоупотреблениями, являвшегося для всей армии образцом благородства и самоотверженности, — имя этого человека сплотило отступавших вглубь Сибири, терпевших оглушительное поражение колчаковцев. На очень многих это назначение произвело ободряющее впечатление, заставило подтянуться, поверить в лучшее будущее. «Каппель — вот имя, к которому естественным, логическим путем приходила мысль каждого: здесь сходились все симпатии, все воспоминания самой отдалённой эпохи добровольчества. Глава названа, и ей отдана в руки судьба десятков тысяч испытанных бойцов. Только с этого времени вся отходящая масса может быть названа армией [выделено нами. — Н. Б.], и во всяком случае это уже военный организм, а не только вооружённое скопище людей, как было до этого»[5].

В книге одной из участниц Великого Сибирского Ледяного похода О. А. Ильиной-Боратынской приведён эпизод разговора, произошедшего уже после того, как колчаковская армия была изгнана за Байкал. В уста её собеседника, бывшего колчаковца, разочаровавшегося в силе и организованности колчаковского режима и перешедшего в лагерь красных, вложены следующие горькие слова:

«– Каппель, Каппель, — передразнил он. — А когда его поставили во главе армии? Когда было уже слишком поздно. Какая у него была власть до тех пор, кроме как вести бои?..»[6]

Смог бы В. О. Каппель изменить ход событий, если бы Колчак назначил его на высокую должность раньше? Нам думается, что общие итоги Гражданской войны были неотвратимы. Однако вероятно, Владимир Оскарович внёс бы в разработку и проведение военных операций черты своей индивидуальности; смог бы предотвратить ряд трагедий, внести бóльшую организацию в работу тыла и отступление армий, избежать излишних потерь… Ведь нельзя отрицать, что, получив командование фронтом в наиболее критический период существования колчаковской армии, не имея в своём распоряжении фактически никаких средств, всё же он сумел сделать многое.


Примечания:

[1] РГВА. Ф. 39499. Оп. 1. Д. 42. Л. 1.

[2] Там же.

[3] РГВА. Ф. 39499. Оп. 1. Д. 42. Л. 1 об.

[4] Суетов Л. А. Белое дело. Ч. II : Белое движение на Востоке России. СПб., 2005. С. 118.

[5] ГА РФ. Ф. 6605. Оп. 1. Д. 10. Л. 10 об.–11.

[6] Ильина-Боратынская О. А. Белый путь. Русская Одиссея. 1919–1923. М., 2013. С. 260.

 


Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика