Информационное агентство «Белые Воины»

Русская линия

22.03.2018 


Не прикасайтесь Помазанникам Моим
9 марта 1917 года Царь Николай II с семьей был помещен под домашний арест в Царском селе

Царская семья незадолго до расстрела9 марта (22 марта по новому стилю) 1917 года в Царском селе была арестована Императорская семья Государя Николая II, 100-летие мученического подвига которой мы отмечаем в этом году.

Арест производил новоназначенный командующий Петроградского военного округа Лавр Корнилов. В 1920 году, когда расследовавший убийство Романовых следователь Соколов допрашивал Керенского в Париже как свидетеля, тот признал:

«Я говорил, что вину Николая перед Россией рассмотрит беспристрастный суд. Сама сила злобы рабочих масс лежала глубоко в их настроениях. Я понимал, что здесь дело гораздо больше не в самой личности Николая II, а в идее «царизма», пробуждавшей злобу и чувство мести. Протестуя, я, за свой страх, вынужден тогда был искать выхода этим чувствам и сказал про Англию: если суд не найдёт Его вины, Временное правительство вышлет Его в Англию, и я сам, если нужно будет, буду сопровождать Его до границы России. Никаких оснований в действительности в то время у меня не было полагать, что этот вопрос будет фактически разрешён в этом смысле, так как к этому времени он ещё не поднимался во Временном правительстве и никаких переговоров с правительством Англии в это время не велось».

В действительности Временное правительство практически сразу собиралось арестовать Царя. Потому как оставлять его на свободе было для захватчиков власти слишком опасно. Да и отправлять в другую страну тоже слишком рискованно. К тому же этот вопрос мог испортить отношения между Петросоветом и Временным правительством, которые тогда ещё были пусть и не единым целым, но достаточно близки.

Поэтому решение было принято очень быстро. Генерал Алексеев объявил Государю Николаю, что он может считать себя арестованным. Официальный арест произвели Бубликов и ещё несколько человек. На следующий день он прибыл в Царское село, где присоединился к семье. Перед этим Александру Федоровну навестил новый начальник Петроградского военного округа Лавр Корнилов, объявивший ей об аресте.

Были заменены начальники караулов, чтобы не позволить семье бежать. Начала свою работу чрезвычайная следственная комиссия, которая должна была доказать факт предательства, государственной измены, небывалой коррупции и подготовки сепаратного мира со стороны Двора, но в итоге не нашла вообще ничего компрометирующего, что вынужден был позднее признать даже Керенский.

Свите императора было дано несколько дней на размышление. Те, кто хотел, могли остаться, но с этого момента также считались арестованными. Те, кто уходил, объявлялись свободными. Часть свиты покинула Семью, но несколько человек остались.

Вплоть до июля 1917 года Семья оставалась под арестом в Царском селе. В июле, после неудавшегося восстания большевиков, диктаторские полномочия сконцентрировал в своих руках Керенский, ранее отвечавший за охрану свергнутого Императора и его Семьи в Царском селе как министр юстиции. Он отправил Николая II с детьми и женой вглубь России, потому что «пребывание семьи в Царском селе сделалось невозможным».

В августе 1917 года семья была выслана в Тобольск под охраной. Начался новый, наиболее трагический этап их жизни.

Русская линия


Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика