Информационное агентство «Белые Воины»

Русская линия

19.09.2017 


Ренненкампф

Евгений Григорьевич Булюбаш (в центре)ОТ РЕДАКЦИИ: Сегодня мы публикуем отрывок из воспоминаний генерал-майора русской армии, участника Первой мировой войны и Белого движения на Юге России, принимавшего непосредственное участие в Ледяном походе (командовал I-м (офицерским) батальоном Корниловского полка) Евгения Григорьевича Булюбаша о генерале Ранненкампфе. Этот рассказ вошёл в книгу "Генерал Ренненкампф", которая вышла в серии "Белые воины" и была впервые представлена на 30-й Международной книжной выставке-ярмарке на ВДНХ в сентябре сего года.

Мне не пришлось читать, а лишь слышать о возводимых безответственными лицами на генерал-адъютанта фон Ренненкампфа обвинениях чуть ли не в измене во время действий 1-й армии в Восточной Пруссии в начале Великой войны в 1914 г. Как служивший в мирное время в Виленском военном округе, а затем — в начале войны — в 1-й армии под начальством генерал-адъютанта фон Ренненкампфа, позволю себе высказаться о недопустимости подобных обвинений, для чего ниже привожу несколько случаев, оставшихся у меня в памяти и характеризующих личность генерала фон Ренненкампфа. Служил я под начальством покойного ныне генерала как в Виленском военном округе, так и на войне, в должности командира батальона 170-го пехотного Молодеченского полка, следовательно, непосредственного систематического общения с ним у меня не могло быть, а лишь случайное или кратковременное.

Вот что я вспоминаю из того времени.

I. Прибыл я на службу в город Вильно в начале двадцатых чисел января 1913 г. в день, когда весь громадный гарнизон города Вильно был на зимних маневрах. По поводу указанных маневров, в ближайшие дни после них, вышел «не подлежащий оглашению» приказ командующего войсками округа, содержание которого весьма характерно для личности генерала фон Ренненкампфа. Приказ далеко не обычный по тому времени, обративший особое мое внимание на требования командующего войсками к подчиненным ему высшим строевым начальникам.

Приказ начинается перечислением высших чинов, не принявших участия в маневре:

1) Генерал-лейтенант Н… инспектор артил… армейского корпуса своевременно донести рапортом о болезни, не позволившей ему быть на маневре. Причина — законная.

2) Генерал-лейтенант Н… прибывши на сборный пункт, просил моего разрешения не быть на маневре по нездоровью. Я разрешил.

3) Генерал-лейтенант Н… не был на маневре и своевременно не донес о причине отсутствия. Надлежит доносить по команде.

4) Генерал-майор Н… командир… бригады… дивизии донес рапортом, что не может быть на маневре в виду участья его в указанные дни в комиссии по проверке сумм и товаров Офицерского экономического общества Виленского гарнизона. Причина — неуважительная, так как генерал-майор Н…, как председатель указанного выше общества, сам назначал время проверки. Если проверка была назначена до объявления маневров, то он должен был перенести ее на другой день. Вообще же в дни маневров рекомендую никаких поверок не назначать и посторонними маневрам делами не заниматься.

Вывод: Рекомендую настоятельно господам генералам болеть не в дни маневров.

Вообще же большое число генералов, отсутствующих по болезни, указывает на слабое состояние их в физическом отношении, препятствующее им переносить тягости и труды военно-походной жизни. Явление недопустимое. Вперед требую, чтобы высшие строевые начальники, давая аттестацию генералам, в одном из первых пунктов ей указывали на физическую способность к перенесению тягостей военно-походной жизни.

II. Ставя вышеуказанное требование старшим войсковым начальникам, командующий войсками округа предъявлял и вообще ко всем войскам повышенные требования о втянутости их при совершении походных движений и притом обязательно в обстановке военного времени, когда бы и с какой целью походные движения не совершались. Так, например, даже выступая с мест своего квартирования в лагерь, войсковые части должны были совершать походное движение со всеми мирами охранения согласно дававшейся задачи. Эти требования были действительно повышенные, можно указать хотя бы на переход войсковых частей из города Вильно в лагерь Ораны (ныне — деревня в Белоруссии – РЛ). Расстояние (сколько помнится) 78 верст. Всегда его проходили (что вполне нормально, принимая во внимание местами песчаную дорогу) в 3 дня, т. е. совершали 3 перехода при мирной обстановке.

Командующий войсками приказал, что бы переходы в лагери совершались в 2 дня и в обстановке военного времени. Ясно, что получились форсированные марши. Результаты указанных выше требований командующего войсками сказались как в дни мобилизации, так и при наступлении 1-й армии в Восточную Пруссию, о чем сказано ниже.

III. Особенно запечатлелась у меня в памяти полевая поездка штаб-офицеров и высших строевых начальников Виленского военного округа летом 1913 г. как по организации, продуктивности работы, так и по разбору ее командующим войсками округа. Полевая поездка кончена. Все участники собрались в местечке Олита (ныне — город Алитус (Литва) – РЛ) в офицерском собрании 43-й артиллерийской бригады. Разбор действий сторон под руководством командующего войсками. Начальником одной из сторон был комендант крепости Ковно, Генерального штаба генерал от инфантерии [В. Н.] Григорьев.

После доклада последнего командующий войсками обратился к нему с такого рода словами: «Ваше Высокопревосходительство! Если бы Вы действовали в военное время так, как действовали во время полевой поездки, то Вас надлежало бы передать военно-полевому суду». Эта была последняя фраза командующего войсками, после которой он, сделав общий поклон, вышел из собрания, при гробовой тишине участников поездки.

Как известно, впоследствии, во время Великой войны генерал Григорьев за сдачу крепости Ковно, был передан суду, по которому лишен воинского звания и присужден к тягчайшему уголовному наказанию. Можно сказать, что командующий войсками точно предчувствовал случившееся впоследствии.

IV. 1913 г. Примерно середина лагерного сбора. Прибывший в Оранский лагерь командующий войсками округа произвел неожиданно смотр батальонного тактического учения в 170-м Молодечненском полку. При этом находились и начальник дивизии, и командиры бригады и полков. Погода была холодная, шел сильный дождь все время. Командующий войсками округа был в легком тонком кителе, насквозь промокшем, и проявлял такую подвижность, подавая всем пример, что поражал присутствующих. Можно себе представить, как чувствовали себя старики-генералы. Однако и они должны были проявлять подвижность в том же роде.

V. Временное исполнение мною должности коменданта города Вильно.

Летом 1914 г. после прохождения в Оранском лагере курса стрельбы 170-й пехотный Молодечненский полк вернулся из лагеря в город Вильно для несения караульной службы. Комендант города Вильно генерал-майор [С. Г.] Калантаров уехал в отпуск на 8 дней, а я был назначен временно исполняющем обязанности коменданта. Таким образом, мне приходилось ежедневно по делам службы видеть командующего войсками округа. Ни разу за 8 дней я не был с докладом у командующего войсками, ни во дворце, ни в штабе округа, а исключительно на вокзале, где или провожал или встречал его, попутно делал служебные доклады. Какова была причина этого? Дело в том, что генерал фон Ренненкампф ежедневно почти куда-нибудь выезжал и производил налеты-тревоги либо войскам в лагерях, либо гарнизонам крепостей округа. Таким образом он все время поддерживал готовность войск округа. Всюду ждали «Желтой опасности». Таково было прозвище командующего войсками округа. Он носил форму Забайкальского казачьего войска.

VI. Мобилизация. Сараевское убийство и последующие за ним непосредственно события не оставляли сомнения в серьезности положения. Командующий войсками, узнав о сараевском событии, ясно понял, что России не избежать войны, почему не стал ждать распоряжений свыше, а по собственному почину принял все подготовительные меры к мобилизации войск округа и тотчас же отдал приказ о немедленном возвращении войсковых частей из лагерей на зимние квартиры. Войсками приказ был исполнен так блестяще, как трудно было себе даже представить, чему могут служить примерами возвращения из лагерей частей 28-й и 43-й пехотных дивизий. Некоторые части 28-й пехотной дивизии 56-верстный переход совершили в течение менее суток (точно не знаю), а один из полков 43-й пехотной дивизии прошел 78 верст из Оранского лагеря в город Вильно в 26 часов. Не будь постоянного втягивания войск, подобные факты не могли бы быть.

VII. Начало войны 1914 г. Как всем известно, война началась тем, что передовой германский корпус под Гумбинненом был разбит передовыми русскими корпусами 1-й армии генерала фон Ренненкампфа. А дальше? При наступлении русской 1-й армии войска не шли, а летели орлами. Почти все переходы были усиленными.

На этом я прекращаю свои воспоминания. В заключение скажу, что постоянные и неуклонные требования командующего войсками округа, направленные на повышение боевой готовности войск округа, во всех отношениях могут характеризовать его как верного, честного и всей душою преданного России, любящего ее войскового начальника. Его требования и давали блестящие результаты.

Булюбаш Е. Г. Ренненкампф // Часовой. № 195.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru