Информационное агентство «Белые Воины»

 


Каппель и каппелевцы

Оглавление



E.В. ВОЛКОВ
ОБРАЗ КАППЕЛЕВЦЕВ В ФИЛЬМЕ БРАТЬЕВ ВАСИЛЬЕВЫХ "ЧАПАЕВ"


Картина известных кинорежиссеров Сергея Дмитриевича и Георгия Николаевича Васильевых "Чапаев", созданная на студии "Ленфильм" и вышедшая на экраны 7 ноября 1934 г., бесспорно, стала событием в культурной жизни страны Советов. Кинотеатры, и без того не пустовавшие, брали буквально штурмом. На просмотр картины ходили по несколько раз, коллективно, с плакатами. Газета "Комсомольская правда" писала в те дни: "Посещаемость кинотеатров в Москве превышает все рекорды. Многие, несмотря на огромные очереди, по три-четыре раза смотрят фильм, приводя с собой детей" 1. Картина прошла с большим триумфом и за рубежом. Успех оказался ошеломляющим. Как утверждал писатель А.А. Фадеев, фильм затмил своей славой книгу Д.А. Фурманова, получившую известность еще в 20-е гг. В последующем в 1964 и 1974 гг. торжественно отмечались тридцати- и сорокалетние юбилеи выхода "Чапаева" на экраны страны. Нельзя не сказать и о том, что Чапаев и его ординарец Петька стали любимыми героями получивших затем широкое распространение анекдотов. Подобное явление, видимо, также являлось своеобразным выражением их народной популярности.

Сценарий картины был написан вдовой бывшего комиссара чапаевской дивизии А.Н. Фурмановой в соавторстве с В. Трофимовым по одноименной книге писателя. Дорабатывался он непосредственными постановщиками картины "братьями" (псевдоним режиссеров-однофамильцев) Васильевыми. Помимо известной книги для создания сценария использовались военные дневники Д.А. Фурманова, устные воспоминания соратников В.И. Чапаева, а также документы из архива красной армии. Сами создатели фильма, кстати, служившие в годы гражданской войны в РККА, пытались по-новому взглянуть на историю тех военных лет. Они сознавали и даже писали о том, что опыт советской кинематографии в этой области "был скорее отрицательным, чем положительным". По их мнению, дело дошло до того, что "гражданская война была поводом для создания неглубоких, примитивных агиток, полуприключенческих, полудетективных фильмов, всегда вызывавших досаду и неудовлетворенность зрителя примитивностью и поверхностностью отображения". Поэтому Васильевы попытались отойти, во-первых, от батальных сцен, во-вторых, от натурализма. Они, по их собственным словам, сделали ставку на "раскрытие взаимосвязи событий и людей" 2.

Конечно, требовать полной исторической достоверности от художественного фильма, посвященного тем или иным реальным событиям, нельзя. Кино – это, прежде всего, зрелищное искусство, где его создатели отражают не только действительность, но и свой субъективный взгляд художников (не ученых) на мир настоящего и мир прошлого, а порой даже будущего. При этом чтобы добиться успеха, режиссер должен учитывать, как все это будет воспринято массовым зрителем, отсюда – элемент конъюнктуры в кино всегда неизбежен. Таким образом, без искажения реальных фактов и мифотворчества Васильевы не смогли обойтись, как и любой постановщик, задумавший снять художественный фильм по исторической тематике. Как справедливо заметил доктор искусствоведения Д.С. Писаревский, исследователь творчества "братьев", картина "Чапаев" являет собой "сплав легенды и реальных событий" 3.

Однако все же попытаемся разобраться в том, насколько реалистично отражен в картине так называемый, с точки зрения ее авторов, "вражеский лагерь" – белые. Как в художественной форме режиссерам удалось достоверно показать участников Белого движения? Следует сразу заметить, что по сценарию главными противниками Василия Ивановича Чапаева (его образ воплотил на экране тогда еще молодой актер Б.А. Бабочкин) на протяжении всего фильма выступают "каппелевцы", ведущие боевые действия против его дивизии совместно с казаками (судя по географическим названиям, уральскими). Необходимо сказать, что такое боевое сотрудничество на протяжении всей гражданской войны никогда не являлось реальностью. Почти всегда уральские казаки сражались с большевиками самостоятельно, вдали от основных фронтов белых и красныхii. Формально, они даже имели свою собственную отдельную армию, подчинявшуюся сначала А.В. Колчаку, а затем А.И. Деникину.

В период гражданской войны имел место, видимо, только единственный случай, когда часть каппелевцев какое-то время находилась в составе Уральской (казачьей) армии. Это произошло при следующих обстоятельствах. После неудачной для колчаковцев в июле 1919 года Челябинской операции один из бывших руководителей Самарского Комуча корнет Б.К. Фортунатов с большей частью офицеров и бойцов своего конно-егерского дивизиона "имени Учредительного собрания", входившего в состав 1-го Волжского корпуса генерала В.О. Каппеля, ушел с фронта, направляясь в сторону области Уральского казачьего войска. Сам Б.К. Фортунатов так определял цели своих действий: "Решено было не отходить на восток, а уклониться на юг, где искать возможности образовать новый противобольшевицкий фронт с провозглашением более либеральных лозунгов и там найти поддержку населения" 4.

Необходимо отметить, что В.О. Каппель знал об этих планах. Ему даже сделали предложение присоединиться к ним. Он поначалу их поддержал, но в последний момент отказался. Однако, зная о готовившейся фактической измене, генерал ничего первоначально не предпринял против своих подчиненных. Лишь затем, когда дивизион и присоединившиеся к нему подразделения ушли с фронта и были вне досягаемости, В.О. Каппель своим приказом заочно привлек изменников к военно-полевому суду 5.

Впоследствии, соединившись с уральскими казаками, бойцы этого дивизиона, отступая под ударами частей красной армии, совершили тяжелый зимний переход по восточному берегу Каспия. После этого оставшиеся в живых солдаты и офицеры переправились на Кавказ в армию А.И. Деникина.

Боевой офицер Владимир Оскарович Каппель сначала воевал против большевиков в 1918 года преимущественно на Средней Волге, командуя отрядами, а затем войсковой группой Народной армии Самарского Комуча. В Русской армии А.В. Колчака, став генералом, В.О. Каппель возглавил корпус, потом – армию, впоследствии – фронт. Формирования, которыми командовал В.И. Чапаев (Пугачевская бригада, 2-я Николаевская дивизия, 25-я стрелковая дивизия), вели, главным образом, боевые действия в районе Нижней Волги и на территории Уральского казачьего войска. В феврале 1919 года В.И. Чапаев, как начальник Александровогайской группы войск, а затем – 25-й дивизии, попадает на Восточный фронт. Здесь его бойцы принимают активное участие в контрударе Южной группы М.В. Фрунзе во фланг Западной колчаковской армии. Может быть, именно в этой наступательной операции, где-то под Белебеем, чапаевцам впервые довелось встретиться с частями корпуса В.О. Каппеля, которые, прибывая из тыла, прямо с эшелонов бросались в бой. Затем дивизия Чапаева отличилась в июне 1919 г. при взятии Уфы, захватив город с северо-запада. В то время как части В.О. Каппеля упорно держали оборону на берегах реки Белой юго-западнее города, отступив затем на восток. Правда, как свидетельствуют документы, только одна из частей корпуса В.О. Каппеля была переброшена на участок фронта против чапаевцев и принимала активное участие в наступлении на захваченный красными плацдарм. Вскоре 25-ю стрелковую дивизию, которая первой вошла в Уфу, вновь перебросили на фронт против уральских казаков. В итоге получается, что реально встречаться чапаевцы с каппелевцами могли в открытом бою совсем нечасто.

Почему же фильм демонстрирует нам обратное? Видимо, в представлении участников тех событий, воевавших в красной армии и с которыми неоднократно вели беседы постановщики картины в период ее создания, надолго укоренилось мнение, что именно каппелевцы являли собой наиболее боеспособную силу в армиях А.В. Колчака. Поэтому один из "любимых" и "народных" героев гражданской войны – "Чапай" – непременно должен быть победителем самого сильного и коварного врага. Это должно лишний раз наглядно продемонстрировать его смелость и военный талант. С другой стороны, каппелевцы в фильме, в отличие от уральских казаков, предстают в более негативном виде.

Сам В.О. Каппель не показан, но олицетворением его воинства перед зрителями предстает молодой поручик "в форме каппелевских частей" (его сыграл один из режиссеров фильма Г.Н. Васильев), который в штабном вагоне, стоя у карты, заносчиво бросает:

– На германском фронте имел честь драться с генералом фон Людендорфом. А теперь – черт знает что. Ча-па-ев.

В ответ на эту браваду хозяин вагона – полковник С.Н. Бороздин, оторвавший голову от бумаг, спокойно говорит:

– Напрасно изволите смеяться, господин поручик. Чапаев – очень серьезный враг. Нам одинаково опасны и он сам, и его слава.

Эти слова полковника свидетельствуют о том, что он, видимо, уже не первый месяц воюет против большевиков и реально представляет сложившуюся обстановку, в отличие от своего надменного и самоуверенного собеседника. Можно даже предположить, что создатели фильма как бы противопоставляют умудренного полковника, командовавшего уральскими казаками и молодого заносчивого поручика-каппелевца.

По замыслу режиссеров, Бороздин, характер которого воплощен актером старой школы (играл на сцене с 1902 года) И.Н. Певцовым – это собирательный образ белого офицерства. Фамилия полковника перекликается с реально существовавшим генерал-майором (по другим данным – полковником) Н.Н Бородиным, командовавшим сводным отрядом уральских казаков, который и совершил в начале сентября 1919 года рейд на станицу Лбищенскую 6. Как известно, итогом этого смелого предприятия стали разгром не только штаба В.И. Чапаева и гибель самого начдива, но и значительные потери 25-й дивизии красных, а также богатые трофеи, доставшиеся уральским казакам. И действительно, согласно фильму, именно полковник Бороздин берет по собственной инициативе руководство этим рейдом. В бою на улицах Лбищенской реальный генерал Н.Н. Бородин погибает, лично возглавив атаку, чтобы спасти раненого казака-пулеметчика. Один из красноармейцев, увидев сверкнувшие на утреннем солнце генеральские погоны, прицельно выстрелил по бегущему впереди офицеру. Пуля попала Бородину в голову, и он почти сразу скончался 7. В фильме полковник Бороздин также погибает, но от сабельного удара крестьянина-бородача, когда пытается спастись бегством от наступающих чапаевцев, мстящих за гибель своего командира. Таким образом, в картине перед нами предстает совершенно другая трактовка последних минут жизни этого человека, показывающая его, пытающегося спасти свою жизнь бегством, не в лучшем виде. Но все же постановщики фильма не столь однозначно рисуют Бороздина. Не последнюю роль в этом сыграло и мастерство И.Н. Певцова. В 1933 году, когда шла работа над фильмом, артист, скорее всего, имея в виду роль белого полковника, которую он играл, отмечал в своей записной книжке: "…когда актер думает и строит образ, его заботит достижение живой правды со всей ее сложностью. Он должен иметь всегда в виду то, что в природе нет чистого черного и чистого белого цвета" 8.

Даже советские критики признавали, что И.Н. Певцову удалось создать в "Чапаеве" "тип благородного офицера, чрезвычайно умного, культурного…, много размышляющего, презирающего толпу, хотя и гуманного в отношениях со своим денщиком" 9.

Остановимся подробнее на том, как режиссеры и актер воплотили образ этого белого офицера, командовавшего уральскими казаками. Следует при этом заметить, что в книге Д.А. Фурманова этого персонажа нет. Весь "вражеский лагерь" в ней рисуется как некая безликая масса, с которой сражаются чапаевцы под руководством своего любимого начдива. Внешне полковник Бороздин уже немолодой, полноватый и лысый человек, с пенсне на носу, заядлый курильщик. Он никогда не улыбается, всегда сдержан, немногословен, каждое сказанное им слово весомо и продуманно. Перед нами человек неглупый, видимо, понимающий, что гражданская война – это трагедия для России, и вряд ли победа в ней будет на стороне белых. Он не склонен, в отличие от своего молодого собеседника – поручика "в форме каппелевских частей", строить оптимистические планы относительно быстрых и легких побед над красными, среди которых есть такие популярные командиры как Чапаев.

Бороздин являет собой боевого офицера, который не прячется за чужие спины и не пытается отсидеться в тылу. Его отношение к высокопоставленным чинам отражено в следующей фразе: "У нас в Ставке Верховного правителя вместо укрепления тыла по-прежнему усердно делят шкуру неубитого медведя…". И в этих словах имелась своя доля правды. Действительно, между колчаковской Ставкой, куда на первых порах адмирал привлек недостаточно опытных военных, прибывших с юга (к примеру, генералов Д.А. Лебедева, Н.А. Степанова), и фронтовым командованием существовала проблема взаимопонимания и четкого выполнения приказов. Лишь после поражения под Челябинском в июле 1919 года ситуация в Ставке, куда пришли новые, более опытные люди, стала несколько меняться, но им уже не удалось переломить ситуацию.

Известно отношение многих белых офицеров к своим союзникам по Антанте, преследовавшим в российской гражданской войне исключительно свои корыстные цели и мало помогавшим антибольшевицким силам. Создатели фильма показали и эту характерную черту в настроениях офицерства, которая нашла отражение в словах Бороздина. На замечание генерала о том, что интервенты оценили голову Чапаева в 20 тысяч, он иронически отвечает: "Союзное командование, Ваше превосходительство, могло бы дать и дороже! Ведь позади – Гурьев, а в Гурьеве – нефть".

По доброму относится полковник к своему ординарцу-казаку Потапову (артист С.И. Шкурат), прошедшему с ним, начиная с 1914 года, все тяготы непрерывной войны. Бороздин по-житейски называет его "Петровичем", что несколько коробит молодого заносчивого поручика-каппелевца, не привыкшего так обращаться с простым людом. Авторы фильма трактуют такое отношение полковника к своему денщику как "заигрывание с народом" ради собственной безопасности. Когда ординарец умоляет Бороздина пожалеть брата, арестованного за попытку перебежать к красным и приговоренного к расстрелу, тот, не без колебаний, но все же смягчает наказание, изменив свою резолюцию. Однако и это не спасает арестованного от гибели, он умирает, пройдя через "экзекуцию". И тогда Потапов покидает своего патрона 10.

Если говорить об увлечениях полковника, то один из эпизодов картины показывает нам его сидящим в салоне штабного вагона за роялем и играющим по памяти свою любимую "Лунную сонату" Людвига Ван Бетховена. Нетрудно, вспомнить, что и первый глава советского государства В.И. Ленин также очень любил музыку этого композитора, но только звуки "Аппассионаты". Может быть, этим Васильевы хотели сказать следующее: казачий полковник и большевик N 1 – люди одного поколения и имели в дореволюционной России одни и те же пристрастия, в данном случае, музыкальные; однако политика и иное понимание жизни разбросали их по разные стороны баррикад. В данном эпизоде проявилось тонкое художественное чутье создателей картины, понимание ими трагедии, которую принесла с собой гражданская война, ломавшая людские судьбы.

Но вернемся к каппелевцам. Одним самых ярких эпизодов картины стала их эффектная "психическая атака" на позиции красноармейцев. Чтобы зрительно представить эти кадры фильма, полистаем страницы сценария.

"Прямо перед цепью из-за холмов появляются колонны белых. Комбриг опускает бинокль и поворачивается к Фурманову.

– Каппелевцы… Офицерский полк!

Фурманов оглянулся.

– Чапай где?

Белые идут плотным, сомкнутым строем. Черная, "особая" форма. На плечах сверкающие погоны. Это офицеры. Они идут медленно, соблюдая равнение. За правым плечом на ремнях поблескивают винтовки…

В красной цепи безостановочно трещат винтовки.

Около пулемета, в стороне от цепи, ютясь за разбросанными ящиками, растянулась Анна. За квадратным щитом, сжимая рукоятку, склонился пулеметчик. Анна держит наготове следующую ленту.

Пулеметчик схватил конец, продернул в щель, нажал рукоятку.

Хотел сделать повторное движение и вдруг разом осел, выпустил рукоятку и стал медленно сползать влево. Левая рука крепко зажала конец ленты, и пулеметчик все еще тянул ее за собой.

Анна кинулась к нему.

Он уже хрипел:

– Держись, Анна… помираю… патроны-то…

Он замолк. Анна взглянула на него еще раз и бросилась к пулемету.

Каппелевцы, как на плацу, не обращают внимания на выстрелы, мерно отсчитывают шаг под дробь барабана… Рота за ротой появляются они из-за холмов, развертываются. И все тем же "учебным" шагом движутся вперед… Резко выделяется развернутое знамя. Перед одной из рот, с сигарой в зубах – знакомый уже нам поручик. Винтовки по-прежнему висят за плечами. Только пулеметы белых отвечают на огонь красной цепи.

Офицерские колонны совсем близко. Красноармейцы палят безостановочно. В рядах каппелевцев то тут, то там падают черные фигуры. Но ряды немедленно смыкаются, и они идут все тем же учебным шагом. Кажется, что огонь не наносит им ущерба.

Красноармеец в цепи невольно сплюнул.

– Красиво идут!

Сосед сочувственно кивнул головой.

– Интеллигенты!

Каппелевцы все ближе и ближе. Торопливо застучали затворы в красной цепи. Каппелевцы по-прежнему, как на параде, продолжают маршировку. Кажется, что эти несокрушимые колонны все растут… растут… и вот-вот смоют и захлестнут красную цепь.

Пулемет Анны молчит.

Красноармейцы в цепи потрясают кулаками.

– Стреляй, сволочь! Стреляй!

Каппелевцы уже в каких-нибудь двухстах пятидесяти – трехстах шагах…

Уже слышны слова команды.

И вдруг в цепи – чей-то плачущий, надрывный крик:

– Пропали, ребята! Каюк нам!

Не выдержав, часть цепи сорвалась и побежала.

– Наз-а-ад! – надсадно кричит комбриг.

Фурманов бросился наперерез бегущим. Ему удалось их остановить.

И вдруг загремело:

– Ура!

Это каппелевцы, подойдя на двести шагов, перешли в штыковой удар.

В ту же минуту трель пулемета расколола напряженное затишье. Поражаемые в лоб кинжальным огнем, скашиваемые в упор сплошной стеной пуль, валы черных фигур остановились…

Хлынули было вновь… Но, сбиваемые огнем пулемета, вновь задержались…

Затоптались на месте… и подались назад…

Красноармейцы забрасывают офицеров гранатами. Стрелки с новой энергией расстреливают бегущих.

Анна судорожно вцепилась в рукоятки "Максима". На лице ее – одновременно и отчаяние, и решимость, и… страх – простой человеческий страх…

Бегут каппелевцы. Красноармейцы поливают бегущих дождем пуль.

Резко щелкнула выбитая лента… Пулемет стал. Анна рванулась к ящику – он пуст.

Неожиданно где-то впереди, из-за холмов, бешеным карьером вылетела казачья лава.

– Казаки! – разнеслось по цепи.

Казаки с диким свистом и гиком несутся прямо на красноармейскую цепь.

Анна в совершенном отчаянии выпрямилась во весь рост.

В этот момент от куда-то сбоку загремело "Ура!"

Наперерез казакам вылетел чапаевский эскадрон.

Впереди – Чапаев…

Бешеным карьером летят навстречу казачьей лаве кавалеристы Чапаева.

Казаки не выдержали и повернули.

Облако пыли скрывает преследующий их по пятам чапаевский эскадрон". 11.

.

Итак, перед нами картина боя с применением "психической атаки" каппелевцев. Они, одетые в черные мундиры с аксельбантами, бесстрашно идут колоннами на позиции противника под знаменем с изображением черепа и костей. Бравый их марш сопровождается тревожной барабанной дробью. Один из режиссеров картины, С.Д. Васильев, отвечая на вопросы студентов института кинематографии, объяснял звуковое сопровождение "психической атаки" следующим образом. "Барабанная дробь – это неотъемлемый признак элемента вымуштровки. Отсюда идет непосредственное слияние этих вещей. Как в цирке, когда смотрите аттракционный номер. О чем думал Каппель? Об аттракционном воздействии на людей. Аттракционный номер сопровождается отчаянной барабанной дробью. Это не случайно"1 12.

В отношении чапаевцев к наступающим колоннам каппелевцев сначала даже присутствуют нотки восхищения их смелостью и стройностью рядов. "Красиво идут!", – с завистью говорит один из бойцов. Другой в ответ произносит: "Интеллигенты!". И это слово в данном контексте, на наш взгляд, звучит не в ругательном смысле, как нередко оно произносилось большевицкими агитаторами, а с интонацией, характеризующей марширующие ряды офицеров как нечто возвышенное, недоступное простому мужику. Затем это восхищение сменяется страхом и паникой, сопровождающимися возгласами "пропали" и "каюк". Лишь пулеметчица Анна (актриса В. Мясникова) спасает ситуацию. Но ненадолго. Главным спасителем все-таки выступает герой фильма – Чапаев, скачущий с развивающейся буркой во главе своего эскадрона и обращающий белых в бегство. По мнению авторов фильма, "психическая атака" призвана была продемонстрировать "столкновение двух воль", двух сил в гражданской войне 13.

При этом стоит заметить, что в картине нет ни одного крупного плана наступающих каппелевцев. Подобным образом изображаются только красные. Данное обстоятельство позднее откровенно объяснил С.Д. Васильев, указав, что это связывалось с тем, "чтобы в плане политическом не сделать ошибки"1 14. Кроме внешней цензуры со стороны государства против достоверного изображения в фильме участников Белого движения работала и внутренняя цензура самих режиссеров.

Многое в этих кадрах, созданных в 30-е гг. ХХ в., заимствовано от мифов, рожденных большевицкой пропагандой и официальной советской историографией гражданской войны, начиная от черных мундиров с аксельбантами, знаменем с черепом и костями и заканчивая самой так называемой "психической" атакой. Однако определенная основа для создания такого облика каппелевцев все же была. Конечно, ни о каком добротном единообразном обмундировании в те годы белым воинам, в том числе и тем, кто воевал под командованием В.О. Каппеля в его Волжском корпусе, даже не мечталось: одевались во что придется. Но, тем не менее, каппелевцам все-таки в этом отношении повезло больше остальных. По распоряжению английского генерала А. Нокса, они в начале 1919 года, когда находились в тылу колчаковских войск на отдыхе и пополнении, получили английское армейское обмундирование и, естественно, внешне выглядели лучше большинства других воинских соединений белых на Восточном фронте. Данное обстоятельство, видимо, и сыграло свою роль в том, что режиссеры одели каппелевцев в черные добротные мундиры.

Теперь несколько слов о самой "психической" атаке. Да, видимо, такой тактический прием в боях против красных использовался отдельными военачальниками, помимо В.О. Каппеля здесь можно назвать и генерала В.М. Молчанова, возглавлявшего бригаду, а затем и дивизию ижевцев в колчаковских войсках. Как правило, подобные атаки проходили следующим образом. Батальоны, наступая, шли в полный рост, не останавливаясь. Но не колоннами, как в фильме, а цепью. По ходу выбывшие из строя немедленно заменялись другими бойцами из резервного батальона, следовавшего сзади вместе с санитарами. Несмотря на значительные потери наступавших, у противника создавалось впечатление неуязвимости приближавшихся белых, что вносило замешательство и панику в его ряды. И лишь подойдя на достаточно короткое расстояние к расположению позиций красных, атакующие бросались в штыковую атаку. Конечно, подобный прием в боевых условиях использовался не часто. Он прежде всего был рассчитан на неподготовленность в военном отношении основной массы новоиспеченных красноармейцев и применялся, главным образом, в начальный период гражданской войны. Скорее всего, Каппель его использовал в боях на Волге, когда командовал частями Народной армии. Впоследствии, когда красная армия окрепла и приобрела опыт, подобные "психические" атаки большого эффекта уже не имели.

В романе Д.А. Фурманова "психической атаки" как таковой нет. Здесь речь идет о попытке колчаковцев, оборонявших Уфу в июне 1919 года, ликвидировать плацдарм, созданный чапаевцами, переправившимися через реку Белую. "Черными колоннами, тихо-тихо, без человеческого голоса, без лязга оружия, – пишет Фурманов, – шли в наступление офицерские батальоны с Каппелевским полком… Они раскинулись по полю и охватывали разом огромную площадь. Была, видимо, мысль – молча подойти вплотную к измученным, сонным цепям и внезапным ударом переколоть, перестрелять, поднять панику, уничтожить…" 15. Но этот замысел потерпел неудачу. Белых встретил дружный огонь, и они понесли большие потери. Кстати, сам начдив В.И. Чапаев в этом бою на позициях отсутствовал, так как незадолго до этого был ранен разорвавшейся бомбой, сброшенной с аэроплана белых. На самом деле, как уже сказано выше, чапаевцы, форсировав реку Белую и наступая на Уфу с северо-запада, вряд ли могли здесь столкнуться с частями генерала В.О. Каппеля, которые обороняли город южнее.

И, наконец, стоит высказаться об упоминаемых в фильме офицерских батальонах Каппеля. Один из первых советских историков гражданской войны А.И. Анишев утверждал, что первоначально в колчаковских войсках даже в роли рядовых стрелков выступали офицеры 16. Но с этим мнением трудно согласиться. Лишь на юге у А.И. Деникина наблюдался избыток офицеров, должностей для которых в армейских структурах просто не хватало. В формированиях А.В. Колчака, где командного состава всегда не доставало, положение было иным, а значит, и отдельных офицерских частей никогда не существовало 17. Имеются сведения об офицерских батальонах в первоначальный период создания Народной армии Самарского Комуча, но впоследствии и они не стали постоянными формированиями. В итоге можно смело утверждать, что в 1919 году никакого офицерского полка в составе частей генерала В.О. Каппеля не значилось.

В картине есть еще и такой эпизод. В помещении штаба белых, захваченного красными, Чапаев видит на стене плакат, изображающий строй храбрых каппелевцев и паническое бегство красноармейцев. Внимательно рассматривая его, он, улыбаясь, произносит:

– А здорово нарисовали, а! Вот сукины дети! А?.. Смотри, пожалуйста!

Но Фурманов (актер Б. Блинов), проявляя революционную бдительность, говорит:

– Да. Только вот стишки… не таво!

Но Чапаеву явно понравился плакат.

– Не-е… – Он повысил голос: – Петька! Ты это спрячь. Сохрани 18.

Эти кадры свидетельствуют о том, что главный герой фильма готов даже в чем-то похвалить своих врагов, восхищаться ими.

Таким образом, известный фильм братьев Васильевых "Чапаев", как в кривом зеркале, значительно искажает реальную картину гражданской войны, особенно когда показывает лагерь белых, не говоря уже о личности и самого главного героя картины. Вообще, каппелевцы, в отличие от уральских казаков, сумевших все-таки расправиться с Чапаевым, представлены в картине еще в более негативном свете. Поручик-каппелевец – молодой офицер, совершенно не понимающий условий и всей драматичности внутренней войны соотечественников друг с другом. Подстраиваясь под бравый марш своих соратников по оружию, он, с сигарой в зубах и со стеком в руке, идет впереди одной из черных колонн, чтобы умереть красивой смертью на радость врагам. Есть в этом образе что-то искусственное, наносное. Реалии гражданской войны свидетельствовали о том, что, наоборот, именно значительная часть каппелевцев являлись бесстрашными и последовательными бойцами за Белое дело. А уральские казаки отличились своей боеспособностью лишь на начальном этапе войны с большевиками, а затем их, как и все остальное казачество, захлестнули волны самостийности и колебаний между красными и белыми.

В то же время нельзя не признать и профессиональное мастерство братьев Васильевых, сумевших создать знаковый фильм о гражданской войне, который вошел в классику отечественного кинематографа. В течение полутора часов экранного времени они сумели воплотить перед зрителями всю трагедию героев, вовлеченных в круговорот российской Смуты. Создатели картины не скатились до карикатурного изображения противников В.И. Чапаева, а показали их как личностей, отстаивающих свои идеалы.

Примечания 1 Цит. по: Братья Васильевы: Жизнь и творчество. – М., 1978. С. 90.

2 Васильев Г.Н., Васильев С.Д. Собр. соч. в 3-х т. – М., 1982. Т. 2. С. 136-137.

3 Писаревский Д.С. Уроки сценарной классики. (Опыт "Чапаева"). – М., 1986. С. 7.

4 ГА РФ (Государственный архив Российской Федерации). Ф. 5881. Оп. 2. Д. 804. Л. 29.

5 РГВА (Российский государственный военный архив). Ф. 39624. Оп. 1. Д. 163. Л. 2; ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 804. Лл. 1-30.

6 Балмасов С.С. Лбищенский рейд и уничтожение штаба Чапаева 5 сентября 1919 г. // Белая гвардия. Альманах. – М., 2001. N 5. С. 75; Масянов Л. Гибель Уральского казачьего войска. – Нью-Йорк, 1963. С. 128.

7 Балмасов С.С. Указ. соч. С. 77.

8 Илларион Николаевич Певцов. Литературно-театральное наследие. Воспоминания о Певцове. – М., 1978. С. 93.

9 Там же. С. 341.

10 О роли казачества в гражданской войне см напр.: Белоусов И.В. Казачий сепаратизм в России (1917-1920): истоки, сущность, последствия // Автореферат диссертации… кандидата исторических наук. – М., 1998; Волков Е.В. "Коннице отведено едва ли не последнее место". Почему командованию не удалось эффективно использовать казачьи конные соединения // Белая гвардия. Альманах. – М., 2001. N 5. С. 30-35.

11 Васильев Г.Н., Васильев С.Д. Собр. соч. в 3-х т. – М., 1982. Т. 2. С. 114-117.

12 Там же. С. 162.

13 Там же.

14 Там же.

15 Фурманов Д.А. Чапаев. М., 1990. С.177.

16 Анишев А.И. Очерки истории гражданской войны. – Л., 1925. С. 225.

17 См.: Волков Е.В. Колчаковские офицеры: Опыт исторического исследования. Челябинск, 2001. С. 51-52.

18 Васильев Г.Н., Васильев С.Д. Собр. соч.: В 3-х т. – М., 1982. Т. 2. С. 117.

i ii Здесь автор допускает некоторую неточность. Еще в июне 1918 г. Уральским казачьим войском была направлена помощь Комитету Учредительного собрания. На протяжении 1918 г. в составе Народной армии, против большевиков сражалось от дивизиона – более 300 конных казаков, до полка в 600 шашек (так, например, в составе конного отряда Самарского отряда под командованием ротмистра Фельдмана действовала сотня уральских казаков). Предоставить Комучу более значительные силы уральцы в то время не могли. Столица Уральского казачьего войска – Уральск, на протяжении апреля-октября 1918 г. несколько раз штурмовалась превосходящими силами противника и постоянно находилась под ударами красных.





 

Е.В. ВОЛКОВ, Н.Д. ЕГОРОВ, И.В. КУПЦОВ



БЕЛЫЕ ГЕНЕРАЛЫ, СЛУЖИВШИЕ В НАРОДНОЙ АРМИИ САМАРСКОГО КОМУЧА


Предлагаемые читателю краткие биографические сведения о генералах, служивших в антибольшевицких вооруженных формированиях на востоке России, объединяет то, что они содержат информацию о людях, которые в начальный период гражданской войны, как и Владимир Оскарович Каппель, служили в Народной армии Самарского Комуча.

Следует заметить, что широко употребительное понятие "каппелевцы" довольно многозначно, и здесь возможны, по крайней мере, следующие варианты. Во-первых, к ним можно отнести сослуживцев генерала по 1-му Волжскому корпусу, которым он командовал. Во-вторых, участников Сибирского ледяного похода, проходившего под руководством В.О. Каппеля. В-третьих, это лица, служившие во 2-м и 3-м корпусах белой Дальневосточной армии в 1920 году, созданных из остатков колчаковских войск. И, наконец, в-четвертых, это те, кто отказался признать верховную власть атамана Г.М. Семенова с конца 1920 года. В значительной мере круг лиц, очерченный этими четырьмя формальными признаками, пересекается, но не до конца. Среди них были и те, кто, пройдя все тяготы Сибирского ледяного похода, приняли сторону атамана Г.М. Семенова.

Таким образом, генералы, биографические сведения о которых предлагаются вниманию читателей, естественно, не все могут быть причислены к каппелевцам. Наш выбор был обусловлен тем, что начальный период строительства белой армии, в котором непосредственно участвовал и главный герой этой книги, еще достаточно мало изучен и представляет собой большой интерес. Значительная часть тех офицеров, которые сражались вместе с В.О. Каппелем на Волге, затем воевали в армиях А.В. Колчака, а после падения его власти – в войсках других белых правительств на Дальнем Востоке.

Здесь представлены биографии как деятелей достаточно известных в Белом движении на востоке России (сам В.О. Каппель, а также А.С. Бакич, Н.А. Галкин, А.П. Перхуров и др.), так и тех, кто не сыграл выдающейся роли на фронтах гражданской войны.

Возраст тех генералов, сведения о рождении которых удалось выявить, колеблется от 26 до 65 лет, в основном это люди, которым за сорок и за пятьдесят. Самым молодым из них был Н.П. Сахаров, получивший генеральские погоны в 26 лет. Относительно молодыми являлись генералы В.О. Каппель (35 лет), П.П. Петров (37 лет), С.А. Щепихин (39 лет) и др.

По национальному составу, насколько это можно судить по фамилиям, картина достаточно пестрая. Большинство генералов с русскими фамилиями (62% от общего количества), затем следуют носители польских и отчасти белорусских фамилий (17%), далее – немцы (6%), украинцы (4%). Кроме этого, среди перечисленных лиц имеется один генерал с тюркоязычной фамилией, а также серб (А.С. Бакич), швед (сам В.О. Каппель), француз (Ф.Ф. Шарпантье) и грузин (С.Л. Гамсахурдия).

В плане социального происхождения представлены основные слои общества, что еще раз доказывает широкую социальную базу Белого движения. Данный вывод подтверждается даже на высшем уровне военной иерархии белых армий. Например, к дворянам себя относили генералы В.В. Артемьев, С.Л. Гамсахурдия, В.О. Каппель, Ф.П. Панов, А.П. Перхуров, В.В. Рычков, к мещанам – А.А. Вихирев, выходцем из крестьянской среды являлся П.П. Петров.

Если говорить об образовании, то большинство указанных лиц окончили военные или юнкерские училища и считались кадровыми военными. Исключением в этом плане являлся все тот же Н.П. Сахаров, ушедший на фронт 1-й мировой будучи прапорщиком запаса и имея за плечами несколько курсов Московского сельскохозяйственного института. Так называемых "академиков", то есть офицеров с высшим военным образованием, в этом списке насчитывается 19 человек, из которых один окончил Михайловскую артиллерийскую академию (Д.Я. Милович), другой (А.П. Разумихин) – Николаевскую военно-юридическую академию, остальные – академию Генерального штаба. Они, бесспорно, были элитой офицерства, имея преимущественное право занимать высокие посты в армейской иерархии.

Служебная карьера каждого из них, конечно, складывалась по-разному, в зависимости от личных способностей и быстро меняющихся условий гражданской войны. Судя по чину, здесь представлено 35 генерал-майоров, 16 генерал-лейтенантов и 1 контр-адмирал. Из них большая часть (29 человек), как свидетельствуют выявленные данные, получили генеральские и адмиральские погоны еще в Русской императорской армии или при Временном правительстве. Среди этих людей можно назвать контр-адмирала Ю.К. Старка, генералов С.Н. Люпова, Ф.П. Панова, В.В. Рычкова, Г.А. Савич-Заблоцкого, М.И. Тиманова, Е.Э. Трегубова и др. Как правило, многие их них были более старшего возраста, менее энергичными и не особенно отличились на фронтах гражданской войны. Наоборот, те, кто получил генеральский чин в период Смуты (19 человек), являли собой активных участников Белого движения. Лишь один из них (Н.А. Галкин) стал генералом непосредственно в рядах Народной армии. Остальные получили этот чин в армии адмирала А.В. Колчака и других белых формированиях. К ним относятся В.О. Каппель, А.С. Бакич, А.П. Перхуров, Н.П. Сахаров, П.П. Петров, С.А. Щепихин и другие. Они, в большинстве своем, в годы 1-й мировой служили в войсках и учреждениях штаб- или даже обер-офицерами. В Народной армии лишь немногие из них занимали высокие должности, на которых находились либо генералы старой школы, либо малоопытные офицеры. Все это в последующем и отразилось на поражениях антибольшевицких формирований на Волге после лета 1918 года.

С точки зрения службы этих офицеров в тех или иных родах войск, можно отметить, что большинство их них (36 человек) начинали свою карьеру в пехотных частях, восемь – в артиллерии, четверо – в кавалерии, трое служили по военно-судебному ведомству, а один являлся морским офицером.

Удалось точно установить, что 8 генералов имели за своими плечами опыт русско-японской и 1-й мировой войн, другие, в большинстве своем – только опыт последней кампании. А один из генералов (В.В. Занфиров) даже являлся участником русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Среди них кавалерами ордена Святого Георгия являлись В.О. Каппель (дважды), А.П. Перхуров, К.П. Нечаев, Н.П. Сахаров, А.С. Пронин и некоторые другие, а награжденными Георгиевским оружием – Б.А. Остроградский и В.В. Рычков. При этом обладателями одновременно ордена Святого Георгия и Георгиевского оружия являлись генералы В.В. Артемьев и А.С. Бакич.

В годы гражданской войны военная карьера этих людей сложилась по-разному. В Народной армии Самарского Комуча кто-то был на передовой, а кто-то нес службу в тыловых структурах. Такое же положение наблюдалось и в тот период, когда они оказались в войсках А.В. Колчака, а затем в белых формированиях в Забайкалье и Приморье. Кого-то из генералов преклонного возраста зачислили в резерв чинов, то есть фактически отправили в отставку. Другие командовали бригадами, дивизиями, корпусами, служили в структурах штабов и военных округов. Самую блестящую карьеру сделал, конечно, В.О. Каппель, который дорос до командующего армией, а затем, за несколько недель до своей гибели, занял пост Главнокомандующего Восточным фронтом. Хотя среди офицеров сибирских соединений и частей порой замечалось негативное отношение к тем, кто ранее служил в армии Комуча, однако это не было повсеместным и постоянным явлением. На военную карьеру такое отношение, как правило, не влияло, все зависело от личных способностей офицера и сложившихся в боевой обстановке условий.

Несколько лиц из представленного списка прошли в свое время через такую антибольшевицкую офицерскую организацию, созданную в марте 1918 года в Москве под руководством Б.В. Савинкова, как "Союз защиты Родины и Свободы", имевшей свои отделения в Казани, Ярославле и ряде других городов. К ним относились генералы А.А. Вихирев, Ф.П. Панов, А.П. Перхуров, В.В. Рычков, Н.П. Сахаров, которые принимали активное участие в антисоветских восстаниях на Верхней Волге, поднятых Союзом. После их подавления они вынуждены были бежать от преследований на территорию Самарского Комуча и вступить в ряды его армии, а впоследствии они попадают на службу в войска сначала Директории, затем – А.В. Колчака. Участниками Сибирского Ледяного похода, проходившего под непосредственным руководством В.О. Каппеля, стали С.Н. Барышников, Е.Я. Бырдин, П.П. Петров, Б.А. Остроградский, Д.Я. Милович, Ю.К. Старк, Г.И. Сахаров и целый ряд других офицеров.

На Дальнем Востоке, где в 1920 году оказались остатки войск сложившего свои полномочия Верховного правителя А.В. Колчака, между каппелевцами и семеновцами произошел раскол. Мы не склонны противопоставлять их друг другу, а тем более принижать последних. Атаман Г.М. Семенов, при всех своих недостатках, являлся законным приемником верховной власти на Востоке России (насколько возможна законность в условиях гражданской войны), тогда как некоторые поступки его оппонентов напоминают худшие времена керенщины. На наш взгляд, будь генерал В.О. Каппель жив, он не допустил бы этого раскола, одного из самых печальных фактов в истории Белого движения. Но, тем не менее, раскол произошел. Одни генералы (П.П. Петров, С.А. Щепихин, Н.П. Сахаров и др.) не признавали верховной власти забайкальского атамана, называя себя "каппелевцами", а другие (С.Н. Барышников, К.П. Нечаев, В.В. Рычков и др.) встали на сторону Г.М. Семенова. Такая ситуация в скором времени позволила большевикам сделать Дальний Восток советским.

Судьба многих генералов из этого списка сложилась трагически. Одни из них скончались в результате того или иного недуга в тяжелейших условиях гражданской войны (Н.Л. Забелло, Имшенецкий, В.О. Каппель). Вторые погибли, попав в плен к большевикам (А.П. Перхуров, А.С. Бакич, Н.А. Галкин). Третьи, их оказалось большинство, стали эмигрантами (С.Н. Люпов, Н.П. Сахаров, В.В. Рычков, В.В. Артемьев и др.). Некоторые из них взялись за перо и оставили после себя мемуарные и мемуарно-исследовательские сочинения – это генералы С.А. Щепихин, П.П. Петров, Ю.К. Старк, К.П. Нечаев, Ф.А. Пучков.

И последнее, на что хотелось бы обратить внимание наших читателей. Гражданская война – это особый тип военного противостояния, сопровождающийся частыми переходами отдельных лиц и даже целых подразделений, частей из одного лагеря в другой. Среди генералов также имелись люди, хотя их насчитывалось совсем немного, оказавшиеся в тот или иной период на службе Республики Советов, особенно когда эскалация военного противостояния только начиналась. Так, свою служебную карьеру, но уже у большевиков, продолжили возвратившиеся с фронтов 1-й мировой подполковники В.О. Каппель и П.П. Петров, полковник Н.А. Галкин, генерал-лейтенант В.В. фон Нотбек. После взятия чехами Самары они вступили в ряды Народной армии. А вот генерал-майор Леонов, бывший преподаватель академии Генерального штаба, служивший на высоких постах в ставке адмирала А.В. Колчака, после того как в 1920 году попал в плен, согласился служить в РККА. Генерал-майор А.А. Вихирев также, после исхода остатков войск адмирала А.В. Колчака в Приморье, стал начальником организационного управления штаба Народно-Революционной армии Дальне-Восточной Республики. Характерно, что уже в начале 20-х гг. все бывшие белые генералы, оказавшиеся на службе в РККА, были репрессированы.

В заключение этого небольшого предисловия необходимо заметить: авторы-составители, сознавая неполноту представленных ниже данных о людях, носивших генеральские погоны и служивших первоначально в формированиях Самарского Комуча вместе с В.О. Каппелем, надеются, что в дальнейшем пробелы в их биографических сведениях будут восполнены. Это позволит реконструировать более полную картину истории Белого движения на востоке России.

 

КРАТКИЕ БИОГРАФИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ

Александров Федор Дмитриевич (1860?-?). Генерал-майор. Служил в отделе заготовок Главного артиллерийского управления Народной армии Комуча, после создания единых вооруженных сил Директории занимал должность председателя комиссии по реорганизации бывшей Народной армии. Зачислен в резерв чинов при штабе Омского военного округа (15.04.1919).

Артемьев Василий Васильевич (14(26).07.1862, Полтавская губерния – 17.12.1929, Белград). Генерал-лейтенант (31.12.1913). Из потомственных дворян. Окончил Владимирский кадетский корпус в Киеве, Александровское военное училище (1881) и академию Генерального штаба (1887). С 2 по 12 марта 1881 г., будучи юнкером, нес караул у гроба императора Александра II. Начал службу в лейб-гвардии Гренадерском полку, подпоручик (1881), поручик (1885). Переведен в штаб 5-го армейского корпуса Варшавского военного округа, капитан (1887). Старший адъютант 6-й пехотной дивизии, командовал ротой в лейб-гвардии Гренадерском полку, старший адъютант 5-го армейского корпуса (1890). Полковник (1898). Начальник штаба 11-й пехотной дивизии в Луцке (1900). Командир 128-го пехотного Старооскольского полка в Изяславле (1903). Генерал-майор (06.12.1904). Начальник 2-й Туркестанской резервной бригады (1907), начальник 2-й стрелковой бригады (11.06.1910), начальник 52-й пехотной дивизии с производством в генерал-лейтенанты (31.12.1913). Участник 1-й мировой войны, командир 38-го армейского корпуса (с 08.05.1915), затем 47-го армейского корпуса (с 31.10.1916). Был ранен (12.11.1916), находился на излечении. Награжден орденом Святого Георгия 4-й степени (17.12.1914) и Георгиевским оружием (03.02.1915). Затем состоял в резерве чинов Московского военного округа (с 14.04.1917). Назначен командиром формируемого Самарского армейского корпуса Народной армии (28.08.1918). Командующий войсками Курганского военного округа (08.10. – 01.12.1918), помощник Верховного уполномоченного Всероссийского (колчаковского) правительства по военной части на Дальнем Востоке (02.12. – 23.12.1918). Затем состоял в распоряжении Верховного правителя и Верховного главнокомандующего (23.12.1918. – 07.02.1919). Главный начальник Иркутского военного округа (18.02. – 24.12.1919). После взятия власти в Иркутске эсеро-меньшевицким Политцентром в свои руки служил генералом для поручений при командующем Дальневосточной армией и начальником гарнизона города Читы (15.10. – 01.11.1920). В войсках Временного Приамурского правительства возглавлял комиссию для фактической проверки личного состава (с 22.06.1921). Назначен штатным генералом для поручений при командующем войсками (04.07.1921). Главный начальник снабжения Земской Рати в Приморье (с июля по 23.08.1922), затем начальник резерва Земской Рати. Эмигрант.

Бакич Андрей (Андро) Степанович (19(31).12.1878, Черногория – 25.05.1922, Новониколаевск). Генерал-лейтенант (октябрь 1920). Серб. Окончил 3-ю Белградскую имени короля Александра Сербского гимназию, Одесское пехотное юнкерское училище (1902). Участник русско-японской и 1-й мировой войн, штабс-капитан 5-го Сибирского стрелкового полка. Награжден орденом Святого Георгия 4-й степени и Георгиевским оружием. В Народной армии Комуча – полковник. Назначен начальником отрядов Народной армии, действовавших в Сызранском районе (15.07.1918), затем начальник 2-й стрелковой дивизии (24.07.1918 – январь 1919) и одновременно командующий войсками Народной армии Бузулукского района (20.10. – декабрь 1918), генерал-майор (05.04.1919). В армии адмирала А.В. Колчака – командир 4-го Оренбургского армейского корпуса (19.02.1919 – январь 1920). Принят в почетные казаки станицы Магнитной (15.06.1920). Во главе Оренбургского отряда (бывшая Оренбургская армия) (свыше 10 тысяч человек) перешел китайскую границу у города Чугучак (27.03.1920) и был интернирован в Синьцзяне. Из лагеря на реке Эмиль к июню 1920 г. вернулось в Россию около 6 тысяч человек, а часть получила разрешение выехать на Дальний Восток. После отъезда Б.А. Анненкова и убийства А.И. Дутова командование армией перешло к А.С. Бакичу. В апреле 1921 года к отряду присоединилась отошедшая из Сибири повстанческая Народная дивизия хорунжего Токарева (около 1200 человек). В мае 1921 года из-за угрозы окружения красными отряд, возглавляемый А.С. Бакичем, двинулся на восток в Монголию через безводные степи Джунгарии. Этот поход получил название "Голодный поход Оренбургской армии". У реки Кобук почти безоружный отряд (из 8 тысяч человек боеспособных было не более 600, из которых только треть вооружена) прорвался сквозь заслон красных, дошел до города Шара-Сумэ и захватил его после трехнедельной осады, потеряв более 1000 человек. В начале сентября 1921 года свыше 3 тысяч человек сдалось здесь красным, а остальные ушли в Монгольский Алтай. После боев в конце октября остатки корпуса сдались под Уланкомом. Большинство из них было убито или умерло по дороге, а А.С. Бакич и еще 15 офицеров (Смольнин-Терванд, Токарев и др.) в мае 1922 года были расстреляны в Новониколаевске.

Барышников Семен Нилович (?-01.10.1933, Сан-Франциско, США). Генерал-майор (1919). Окончил академию Генерального штаба. В апреле 1919 года – начальник штаба 1-го Волжского корпуса генерала В.О. Каппеля. Приказом по Генеральному штабу от 20.04.1919 года произведен из подполковников в полковники. Начальник штаба Волжской группы войск (с октября 1919). Участник Сибирского Ледяного похода, временно исполнял должность командующего 3-й армией (25-26.01.1920). В 1920 году генерал для поручений при командующем Дальневосточной армией. Как не явившийся в срок из разрешенного двухмесячного отпуска отчислен от занимаемой должности (с 01.10.1920). Командир отряда в составе Маньчжурской группы войск генерала Сабеева (ноябрь 1922). Эмигрант.

Бырдин Евгений Яковлевич (?-21.05.1927, Харбин, Китай). Генерал-майор (1919). С июля 1918 года – в Народной армии Комуча. В армии адмирала А.В. Колчака – командир 14-го Уфимского стрелкового полка в составе 4-й Уфимской стрелковой имени генерала Л.Г. Корнилова дивизии. Исполнял должность начальника 7-й Уральской горных стрелков дивизии (14.09. – 04.10.1919), полковник. Участник Сибирского Ледяного похода. Назначен на должность интенданта Дальневосточной армии (29.09.1920). После смены власти в Приморье временно назначен начальником снабжений войск Временного Приамурского правительства (02.06.1921), утвержден в занимаемой должности (29.07.1921), отчислен от занимаемой должности (14.06.1922). Эмигрант. Похоронен на Новом кладбище в Харбине.

Вихирев Александр Александрович (18(30).11.1869, Саратовская губерния – ?). Генерал-майор (06.12.1915). Из мещан Саратовской губернии, сын чиновника. Окончил Вольское реальное училище, военно-училищный курс при Московском пехотном юнкерском училище, академию Генерального штаба (1899). Полковник (06.12.1908). Участник 1-й мировой войны, командовал полком, дивизией. Являлся начальником штаба 21-го армейского корпуса, командующим 45-й пехотной дивизией (с 11.06.1917), командовал группой сухопутных войск Балтийского флота (от Финского до Перновского залива) (с 10.10.1917). В декабре 1917 года уехал в Добровольческую армию в Новочеркасск. Формировал добровольческие части в Орле. Затем выехал в Москву, где в апреле 1918 года вступил в "Союз защиты Родины и Свободы". По заданию организации выехал в Казань. Являлся начальником штаба формирования частей Народной армии Комуча в Казанской губернии (08.08. – 31.08.1918), возглавил штаб отдельного Казанского корпуса (01.09. – 27.10.1918). Исполнял должность начальника штаба Тюменского военного округа (30.10.1918 – 08.09.1919). Также временно исполнял должность Главного начальника снабжения Сибирской армии (с 08.07.1919), допущен к временному исполнению должностей главного начальника снабжения армий Восточного фронта (26.07. – 05.08.1919), затем временно занимал пост Главного начальника снабжения армий фронта. После поражения армии адмирала А.В. Колчака – начальник организационного управления штаба Народно-Революционной армии Дальневосточной Республики. В начале 20-х гг. репрессирован, исключен из списков РККА.

Воронов Николай Александрович (05(17).11.1868-?). Генерал-майор (06.12.1914). Из потомственных дворян Санкт-Петербургской губернии. Окончил Полоцкий кадетский корпус, 1-е Павловское военное училище (1888) и академию Генерального штаба (1896). Начал службу в 1888 году, подпоручик. Служил в 130-м Херсонском пехотном полку (1896), прикомандирован к 1-му кадетскому корпусу офицером-воспитателем (1896). Капитан (1900). Помощник инспектора классов Псковского кадетского корпуса (с мая 1901). Подполковник (1903). Инспектор классов Владикавказского кадетского корпуса (с августа 1906). Полковник (1907). Инспектор классов Псковского кадетского корпуса (с 13.09.1910). В Народную армию Комуча поступил в качестве младшего офицера 3-й батареи 1-го Казанского стрелкового артиллерийского дивизиона (05.09.1918). Находился в резерве чинов Омского военного округа (с 30.01.1919). Назначен исполняющим должность помощника начальника 13-й Казанской стрелковой дивизии (13.03.1919), утвержден в должности (14.06.1919).

Галкин Николай Александрович (?-1928). Генерал-майор (24.08.1918). Окончил Владимирское военное училище, академию Генерального штаба. В 1917 году – полковник, служил в штабе Киевского военного округа, затем в управлении Поволжского военного округа, подчиненного большевикам. После падения советской власти в Самаре стал управляющим Военным ведомством правительства Комуча (08.06. – 24.10.1918), руководил формированием частей Народной армии. Председатель комиссии по реорганизации бывшей Народной армии и генерал для поручений при Верховном главнокомандующем войск Директории (с 24.10.1918). Начальник Яицкого отряда (с 31.01.1919) из формируемых частей в пределах Уральской области (армии) из лиц неказачьего сословия, с непосредственным его подчинением командующему Уральской армией. Затем командовал 11-м Яицким корпусом в составе Южной армии колчаковских войск. По некоторым данным, после гражданской войны продолжал борьбу с большевиками, попал в плен и был расстрелян в 1928 году.

Гамсахурдия Сергей Львович (09(21).06.1862-?). Генерал-майор (22.05.1916). Из грузинского дворянского рода. Окончил классическую гимназию, Тверское юнкерское кавалерийское училище. Участник русско-японской и 1-й мировой войн. Командовал 6-м гусарским Кместицким полком и 2-й бригадой 15-й кавалерийской дивизии. После взятия Самары чехословаками вступил в ряды Народной армии. Прикомандирован к Главному военному штабу Народной армии с назначением для поручений при штабе (с 01.07.1918). После создания Вооруженных сил Временного Всероссийского правительства (Директории) – член комиссии по реорганизации частей Народной армии. Командир 1-й кадровой кавалерийской бригады Омского военного округа (с 03.01.1919). Зачислен в резерв при штабе Омского военного округа (03.11.1919).

Грот фон, Александр-Евгений Юльевич. Генерал-майор. Начальник Самарского отдела Главного артиллерийского управления. С начала гражданской войны в Народной армии Комуча. Назначен начальником отдела заводской техники и заготовок ГАУ (07.09.1918).

Забелло Николай Львович (02(14).02.1857, Минская губерния – 15.05.1919). Генерал-майор. Помощник начальника 33-й пехотной запасной бригады. В отставке (19.05.1914). Назначен комендантом вооруженного района "Барбашина поляна" и окрестностей Самары в войсках Народной армии Комуча (12.08.1918). Назначен начальником гарнизона Тоцкого лагеря военнопленных (24.08.1918). Умер от болезни.

Занфиров Владимир Викторович (22.02(06.03).1853-?). Генерал-лейтенант (06.05.1915). Окончил Полоцкую военную гимназию, 1-е военное Павловское училище (1873). Прапорщик (1873), поручик (1876), штабс-капитан с переименованием в штабс-ротмистры (1877). Участник русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Старший адъютант управления 4-й бригады кавалерийского запаса (с 07.08.1886). Офицер-воспитатель Михайловского кадетского корпуса в Воронеже (с 26.11.1886). Ротмистр с переименованием в капитаны (26.02.1888). Ротный командир Михайловского кадетского корпуса в Воронеже (с 17.01.1895). Полковник (1895). Елабужский уездный воинский начальник (с 24.05.1897). Начальник Пермской местной бригады с производством в генерал-майоры (18.12.1908). Начальник Казанской местной бригады (27.01.1909-1917). После занятия Казани войсками Народной армии вновь назначен начальником Казанской местной бригады (08.08.1918). После оставления Казани отчислен от должности. Прикомандирован к управлению дежурного генерала при Верховном главнокомандующем А.В. Колчаке (04.04.1919). Исключен из числа прикомандированных (04.05.1919) и приступил к формированию при штабе Верховного главнокомандующего управления Казанской местной бригады. На этой должности числился до ноября 1919 года, являлся также председателем комиссии по расквартированию войск в Томске.

Зубов Сергей Александрович. Генерал-лейтенант. Окончил академию Генерального штаба (1886). В начале гражданской войны в Поволжье, командовал и осуществлял формирование частей Народной армии в Сызрани (с 21.06.1918) (впоследствии – начальник отрядов Сызранского района). Прикомандирован к Главному штабу Народной армии (06.07.1918). Назначен генералом для поручений при управляющем Военным ведомством Самарского Комуча (29.08.1918). В феврале 1919 г. состоял в резерве чинов при управлении коменданта г. Омска, затем в резерве чинов Омского военного округа. Зачислен в резерв офицеров Генерального штаба при Главном штабе Военного министерства (31.03.1919). Являлся членом Военно-экономического общества.

Имшенецкий (?-20/21.01.1920, село Ук (близ Нижнеудинска) Иркутской губернии). Генерал-майор (1919). Участник 1-й мировой войны, полковник. В декабре 1917 г. оставил фронт и перебрался в Казань. В августе 1918 г. в Народной армии Комуча. С 27.08.1918 – командир 1-го Казанского добровольческого полка, полковник. С 11 сентября 1918 г. – в штабе 1-й Казанской стрелковой дивизии, входившей в состав сводной Симбирской группы полковника В.О. Каппеля. С января 1919 г. – генерал-майор, начальник 1-й Самарской стрелковой дивизии в составе 1-го Волжского корпуса В.О. Каппеля, с 4 ноября 1919 г. – командир 1-го Волжского армейского корпуса. Умер от тифа во время Сибирского Ледяного похода.

Ишбулатов. Генерал-майор. Назначен командиром отдельного Башкирского корпуса Народной армии (06.09.1918).

Каппель Владимир Оскарович (15(27).04.1883, Белев Тульской губернии – 25.01.1920, близ разъезда Утай Иркутской губернии). Генерал-лейтенант (ноябрь 1919). Из обрусевших шведских дворян. Окончил 2-й кадетский корпус и Николаевское кавалерийское училище (1902), выпущен в 54-й драгунский Малоархангельский полк. Поручик (29.01.1906). Окончил академию Генерального штаба (1913). Участник 1-й мировой войны. Участвовал в боях в составе 5-й Донской казачьей и 14-й кавалерийской дивизий. Отличился в боях, был награжден несколькими орденами. В начале 1917 года – подполковник, помощник начальника отделения управления генерал-квартирмейстера штаба Юго-Западного фронта. В 1917 году был уволен из армии и проживал в Перми. В 1918 г. как военный специалист был привлечен на службу большевиками. В Самаре поступил в распоряжение управления Поволжского военного округа, подчиненного советским властям. После захвата Самары чехословаками стал командиром 1-й добровольческой дружины Народной армии Комуча, в августе 1918 года – командир бригады в составе 6-й стрелковой дивизии. Отличился в боях с красногвардейскими частями в Поволжье, командуя соединениями Народной армии, которые взяли Симбирск и Казань, полковник. После прихода к власти адмирала А.В. Колчака получил чин генерал-майора (ноябрь 1918). Командовал Сводным, затем 1-м Волжским корпусом (с 17.05.1919), а после реорганизации войск Восточного фронта в июле 1919 г. – Волжской группой войск 3-й (бывшей Западной) армии, действовавших в мае-июне 1919 года под Белебеем и на реке Белой, в июле-октябре – в районе Златоуста, Челябинска и на реке Тобол. Приказом Верховного правителя и Верховного главнокомандующего от 14 февраля 1919 г. объявлена благодарность. Награжден орденами Святого Георгия 4-й (22.06.1919) и 3-й (12.09.1919) степеней. С 4 ноября 1919 г. командующий Московской группой армий и 3-й армией. 9 декабря 1919 г. в условиях тяжелого Сибирского Ледяного похода был назначен главнокомандующим Восточным фронтом вместо генерала К.В. Сахарова. Во время перехода войск по реке Кан провалился в полынью, но продолжал путь. 22 января 1920 г. на совещании в Нижнеудинске было решено форсировать движение к Иркутску двумя колоннами, взять его с ходу, освободить адмирала А.В. Колчака и золотой запас. Затем предполагалось установить прочную связь с атаманом Г.М. Семеновым и создать новый боевой фронт. Обе колонны должны были соединиться в районе станции Зима для решающего броска к Иркутску. Но В.О. Каппель был уже тяжело болен. 25 января 1920 года в 11 часов 50 минут недалеко от разъезда Утай под Тулуном он умер от воспаления легких. Дальше войска повел генерал С.Н. Войцеховский. Сначала тело В.О. Каппеля было погребено в Чите. Осенью 1920 года, в связи с приближением частей красной армии к Чите, прах В.О. Каппеля перевезли из Забайкалья в Харбин и похоронили в ограде Иверского Богородицкого храма на Офицерской улице. В 1955 году памятник (мраморный крест) по указанию из Москвы был уничтожен.

Кедрин Владимир Иванович (12(24).07.1866-?). Генерал-лейтенант (03.08.1919). Окончил 5-ю Санкт-Петербургскую классическую гимназию, Санкт-Петербургское пехотное юнкерское училище и академию Генерального штаба. Начальник Казанского военного училища (с декабря 1908). Генерал-майор (1910). В Народной армии Комуча – начальник отдела военно-учебных заведений при Главном управлении Генерального штаба (с 04.09.1918). Назначен временно исполняющим должность начальника отдела военно-учебных заведений при штабе Верховного главнокомандующего войск Директории (30.09.1918). Исправлял должность начальника управления военно-учебных заведений при штабе Верховного главнокомандующего (с 07.11.1918). Назначен генералом для поручений при военном министре (28.02.1919), затем – при управляющим Военным министерством.

Клоченко Ипатий Иванович (1859-?). Генерал-майор. Окончил Орловскую имени генерала Бахтина военную гимназию, 1-е Павловское военное училище и Офицерскую артиллерийскую школу. В 1913 году – полковник, командир 1-го дивизиона 36-й артиллерийской бригады. Инспектор артиллерии Народной армии Комуча (август 1918). В армии адмирала А.В. Колчака занимал посты инспектора артиллерии 6-го Уральского армейского корпуса, начальника артиллерийского управления Курганского военного округа (с 06.05.1919), тылового округа Восточного фронта (с 28.07.1919).

Ковальский. Генерал-майор (29.10.1916). В годы 1-й мировой войны состоял в резерве чинов при штабе Киевского военного округа, был начальником Оренбургской местной бригады. В Народной армии Комуча назначен командиром 2-й бригады 4-й стрелковой дивизии (31.08.1918), затем временно командующим 4-й Уфимской стрелковой дивизией. Отчислен от должности и поступил в распоряжение начальника Курганского военного округа (10.01.1919). Допущен к исполнению должности начальника гарнизона Петропавловска и уполномоченного по охране государственного порядка в городе и уезде (12.03.1919). Назначен комендантом Петропавловского уезда (29.05.1919). Вновь зачислен в резерв чинов при штабе Курганского военного округа (25.07.1919).

Костевич. Генерал-майор в отставке. Допущен к временному исполнению должности начальника хозяйственного отдела штаба начальника формирования частей Народной армии Уфимской губернии (02.08.1918). В армии адмирала Колчака определен в службу с назначением помощником главного начальника санитарно-эвакуационной части при Верховном главнокомандующем (с 26.04.1919). Поступил в распоряжение дежурного генерала штаба Дальневосточной армии (10.06.1920) и уволен в отпуск. Уволен в отставку по выслуге лет (07.08.1920).

Костин Иван Матвеевич. Генерал-майор. В Народной армии Комуча – начальник Главного управления артиллерии. Допущен к исправлению должности начальника главного артиллерийского управления Военного министерства Директории (08.11.1918).

Леонов. Генерал-майор (20.04.1919). В период гражданской войны служил в академии Генерального штаба. Одновременно занимал пост начальника отдела формирований Главного управления Генерального штаба Военного ведомства Народной армии. Назначен временно исполняющим должность 2-го генерал-квартирмейстера при Верховном главнокомандующем войск Директории (27.09.1918). Затем исполнял должность дежурного генерала при Верховном главнокомандующем. Допущен к исполнению должности 1-го генерал-квартирмейстера при Верховном главнокомандующем адмирале А.В. Колчаке (19.04.1919, 28.05.1919 года утвержден в должности), а впоследствии (18.06.1919) назначен генералом для поручений при начальнике штаба Верховного главнокомандующего. Начальник штаба Отдельной Степной группы войск (август-ноябрь 1919). Член Военно-экономического общества. Попал в плен в начале 1920 года, служил в РККА, в 1921 году – в штабе Заволжского военного округа.

Люпов Сергей Николаевич (07(19).10.1870-?). Генерал-лейтенант (16.01.1917). Окончил Нижегородский графа Аракчеева кадетский корпус, Михайловское артиллерийское училище и академию Генерального штаба. Участник русско-японской и 1-й мировой войн. Полковник (06.12.1907). В начале 1914 года – командир 182-го пехотного Гроховского полка. Впоследствии генерал-майор, начальник 104-й пехотной дивизии. Служил в Народной армии Комуча, начальник 3-й стрелковой дивизии (с 07.08.1918). Затем занимался формированием армейского корпуса из частей Уфимского района и командовал 2-м Уфимским корпусом (30.09.1918 – 01.01.1919). Назначен в распоряжение Верховного главнокомандующего (06.01.1919). Командирован в распоряжение министра финансов и назначен командиром восстановленного Заамурского округа Отдельного корпуса Пограничной стражи (19.07.1919), на него было возложено на него общее руководство по сформированию округа. Эмигрант, жил в Харбине. Член общества заамурцев.

Милович Дмитрий Яковлевич (08(20).02.1870-?). Генерал-лейтенант. Окончил Полоцкий кадетский корпус, Михайловское артиллерийское училище и Михайловскую артиллерийскую академию. Служил в конно-артиллерийских частях, командир 11-й конно-артиллерийской батареи, командир 2-го конно-артиллерийского дивизиона, командир 5-го конно-артиллерийского дивизиона (с мая 1909). Участник 1-й мировой войны, начальник 14-й кавалерийской дивизии, генерал-майор. Инспектор кавалерии Народной армии (с 16.09.1918). 5 декабря 1918 года на него было возложено формирование 1-й кавалерийской дивизии Сибирской армии, начальник дивизии (с 10.12.1918). Приказом войскам Омского военного округа от 28.04.1919 года объявлена благодарность. Участник Сибирского Ледяного похода, в январе 1920 года в Канске бросил свою 1-ю кавалерийскую дивизию и уехал на восток в чешском эшелоне. В 1920 году генерал для поручений в войсках Дальневосточной армии, отчислен как не явившийся в срок из отпуска (02.10.1920). Эмигрант.

Нечаев Константин Петрович (?-1946). Окончил Елизаветградское кавалерийское училище. Участник 1-й мировой войны, полковник, кавалер ордена Святого Георгия 4-й степени. С развалом фронта перебрался в Казань. В августе 1918 г. в Народной армии Комитета членов Учредительного собрания, командир Казанского добровольческого кавалерийского полка (август-сентябрь 1918 г.). После поражения под Казанью в конце сентября 1918 г. отказался подчиняться приказам командования Народной армии и направил полк в сферу влияния Сибирской армии; сам явился в распоряжение командующего Симбирской группой полковника В.О. Каппеля. Командир сводной группы на Бугульминском направлении (октябрь 1918 – январь 1919 г.). В армии Верховного правителя – командир Отдельной Волжской кавалерийской бригады (1-го Волжского армейского корпуса), генерал-майор (1919 г.). Участник Сибирского Ледяного похода. С 25 марта 1920 г. – начальник 1-й Маньчжурской конной дивизии 1-го казачьего корпуса Дальневосточной армии, со 2 сентября 1920 г. – начальник 1-й сводной Атамана Семенова дивизии, генерал-лейтенант (1920). В Приморье – командир Отдельной кавалерийской бригады в составе Гродековской группы войск. В эмиграции – участник гражданской войны в Китае на стороне правителя Манчжурии маршала Чжан Цзолина, командующий Русской группой войск (2 бригады) в составе войск фронта генерала Чжан Зунчана. Впоследствии жил в Дайрене, являлся уполномоченным главы русской эмиграции, главой Российской национальной общины. В период японской оккупации – начальник отделения Бюро по делам Российской эмиграции. В 1945 г. депортирован в СССР, расстрелян в Чите.

Нотбек фон, Владимир Владимирович. Генерал-лейтенант. Окончил академию Генерального штаба (1891). В 1-ю мировую войну – командующий 1-й армией. Вскоре после октябрьского переворота 1917 года по предложению генерала М.Д. Бонч-Бруевича назначен большевиками военным руководителем Приволжского военного округа. После взятия Самары чехословаками остался в городе. Впоследствии служил в армии адмирала А.В. Колчака. Назначен в резерв чинов при штабе Омского военного округа (09.03.1919), а затем в резерв офицеров Генерального штаба при Главном штабе (31.03.1919). Помощник командующего войсками Приамурского военного округа (15.06. – 18.07.1919). Назначен членом военного совещания Приамурского военного округа (18.07.1919). Председатель постоянной думы кавалеров Георгиевского оружия (с 23.09.1919).

Остроградский Борис Андреевич (16(28).09.1879 – 23.10.1950, Особый лагерь N 7 близ станции Тайшет Восточно-Сибирской железной дороги). Генерал-майор (сентябрь 1919). Окончил Николаевский кадетский корпус, Елизаветградское кавалерийское училище (1900) и Офицерскую кавалерийскую школу (1912). Служил в 4-м лейб-драгунском Псковском полку (в 1900-1904 гг. и в 1906-1916 гг.), 1-м Верхнеудинском казачьем полку (1904-1906). Участник русско-японской и 1-й мировой войн, полковник (1915), награжден Георгиевским оружием. Участвовал в подавлении восстания в Тургайской области (осень 1916). Командир 4-й запасной кавалерийской бригады (с 05.07.1917). После прихода к власти большевиков уволен в отставку, жил в Сызрани. В июле 1918 г. был вызван подполковником В.О. Каппелем в Самару и назначен инспектором кавалерии и ремонтов Народной армии. Занимался в Омске расформированием ремонтных комиссий Народной армии (октябрь 1918 – март 1919). Командир 1-й бригады Уфимской кавалерийской дивизии (с марта 1919) в составе 3-го Уральского армейского корпуса (с июля 1919 г. – Уральской группы войск). Вместе с бригадой сражался под Уфой, Бирском, Златоустом, Челябинском и на Тоболе. Участник Сибирского Ледяного похода. В марте 1920 года назначен генералом для особых поручений при штабе Дальневосточной армии, занимался инспектированием кавалерийских частей. Вместе с 3-м корпусом генерала В.М. Молчанова прибыл во Владивосток (май 1921). В войсках Временного Приамурского правительства назначен внештатным генералом для поручений при командующем (с 01.09.1921). Во Владивостоке стал вице-председателем монархической организации "Вера, Царь и Народ", избран вице-председателем "Общества кадровых офицеров" (ноябрь 1921). В конце октября 1922 года эвакуировался в Гензан (Корея). Оттуда уехал в Мукден, работал преподавателем русского языка. Вице-председатель (1925-1930) и председатель (с 1930) Мукденского филиала РОВСа. После оккупации Манчжурии японцами и создания Бюро по делам российских эмигрантов отошел от дел и проживал в Мукдене. В 1946 году вернулся в СССР. Проживал в городе Березники Пермской области, работал ночным сторожем в подсобном хозяйстве треста "Севуралтяжстрой". 21 декабря 1948 года был арестован и осужден на 25 лет исправительно-трудовых лагерей. Реабилитирован посмертно 3 апреля 1992 года прокуратурой Пермской области.

Панов Филипп Петрович (11(23).10.1870, Херсонская губерния – ?). Генерал-лейтенант (ноябрь 1917). Из дворян. Окончил Александровскую гимназию в Николаеве, Одесское пехотное юнкерское училище (1890) и академию Генерального штаба (1898). Служил во 2-й Ковенской крепостной пехотной батарее, командир роты, батальона. Старший адъютант штаба 19-й пехотной дивизии (1899), помощник старшего адъютанта штаба Квантунской области (1900), начальник 54-й пехотной дивизии (1905). Участник русско-японской войны, полковник (06.12.1907), штаб-офицер при управлении 2-й Туркестанской стрелковой бригады (1908-1910), начальник штаба 26-й пехотной дивизии (1910-1911), штаб-офицер при управлении отдельной Забайкальской казачьей бригады (1911-1912), начальник штаба 6-й Туркестанской стрелковой бригады (1912-1913), начальник штаба Закаспийской казачьей бригады (1913), командир 9-го Туркестанского стрелкового полка (1913-1914). Участник 1-й мировой войны, награжден четырьмя орденами. Начальник 2-й Туркестанской стрелковой дивизии (с июля 1917). Уволен в отставку (ноябрь 1917). Вступил в "Союз защиты Родины и Свободы" (апрель 1918). Во время гражданской войны – начальник 1-й Казанской стрелковой дивизии (с августа 1918). Допущен к исполнению должности помощника главного начальника Тюменского военного округа (02.11.1918). В армии адмирала А.В. Колчака – помощник главного начальника снабжения Сибирской армии (февраль 1919), затем – командир 2-го Сводного (впоследствии 5-го, 8-го Камского армейского) корпуса (23.03. – 27.06.1919).

Перхуров Александр Петрович (01(13).01.1876, село Шерепово Корчевского уезда Тверской губернии – 21.07.1922, Ярославль). Генерал-майор (17.06.1919). Из потомственных дворян Тверской губернии. Окончил Московский кадетский корпус (1893), Александровское военное училище (1895) и академию Генерального штаба (1903). Участник русско-японской войны в составе 1-го Сибирского артиллерийского дивизиона 14-й Сибирской бригады. Капитан, служил в 16-й Сибирской стрелковой артиллерийской бригаде (1914), произведен в подполковники "за боевые отличия" (январь 1915). Полковник, командир 5-й батареи этой же бригады, награжден орденом Святого Георгия 4-й степени (январь 1916). Назначен командиром 3-го стрелкового артиллерийского дивизиона, переброшен в составе Дунайской армии на Румынский фронт (август 1916). Командир 186-го Сибирского стрелкового отдельного легкого артиллерийского дивизиона (с февраля 1917). Демобилизован большевиками (декабрь 1917), выехал к семье в Бахмут Екатеринославской губернии (январь 1918). Послан генералом Л.Г. Корниловым в Москву с целью формирования добровольческих отрядов для борьбы с большевиками в Москве и Центральной России (март 1918). Вступил в "Союз защиты Родины и Свободы" (руководитель Б.В. Савинков), в качестве начальника штаба тайной офицерской организации в Москве. Один из организаторов антисоветского восстания в Ярославле 6-22 июля 1918 года. После его подавления отправился на восток страны, где поступил на службу в Народную армию Комуча, возглавлял отдельную Казанскую стрелковую бригаду. Находился на лечении в Омске (декабрь 1918 – февраль 1919). Командир 13-й Казанской стрелковой дивизии (февраль – июль 1919). Произведен адмиралом А.В. Колчаком в генерал-майоры со старшинством с 15.11.1918 г. за подготовку и руководство Ярославского восстания, получил почетное именование Перхуров-Ярославский. Командовал особыми летучими партизанскими отрядами 3-й армии (с июля 1919). Под Красноярском получил приказ генерала С.Н. Войцеховского пробиваться за Байкал. Пленен красными партизанами в период Сибирского Ледяного похода у реки Лена в селе Подымахинское (11.03.1920) и под конвоем доставлен в Иркутск. После содержания в концлагерях Иркутска, Челябинска и Екатеринбурга в январе 1921 года был освобожден и назначен на службу как "военспец" в штаб Приуральского военного округа в Екатеринбурге. Но 20 мая 1921 года был вновь арестован и отправлен в Москву, где, находясь в заключении, написал воспоминания. В июне 1922 года был осужден в Ярославле показательным судом и расстрелян во дворе Ярославской губернской ЧК по приговору выездной Военной коллегии Верховного ревтрибунала. Похоронен, вероятно, на Леонтьевском кладбище города.

Сочинения: Исповедь приговоренного. – Рыбинск, 1990.

Петров Павел Петрович (26.01.1882-1967, США). Генерал-майор (1919). Из крестьян Псковской губернии. Осенью 1903 года поступил в вольноопределяющимся в дислоцировавшийся в Пскове Иркутский пехотный полк; по окончании Санкт-Петербургского юнкерского училища 24 марта 1906 года выпущен прапорщиком в 3-й Финляндский пехотный полк. Окончил Николаевскую академию Генерального штаба (1913). В 1-й мировой войне – в штабе 2-го армейского корпуса (Гродно) Виленского военного округа (1914-1916 гг.), в штабе 1-й армии Западного фронта (1916-1918 гг.), полковник (1917). В начале 1917 года – капитан, помощник старшего адъютанта отделения генерал-квартирмейстера штаба 1-й армии. Вместе со штабом армии эвакуировался в Самару, с апреля по июнь 1918 года служил в штабе Поволжского военного округа красной армии. Примкнул к антибольшевицкому выступлению в Самаре 8 июня 1918 года. С 9 июня 1918 года – начальник оперативного отдела Военного штаба Народной армии Комитета членов Учредительного собрания (с 29 июля 1918 года – Главного управления Генерального штаба Военного ведомства Комуча). В армии Верховного правителя – начальник штаба 6-го Уральского армейского корпуса (3 января – 26 мая 1919 года), помощник начальника снабжения Западной армии, начальник 4-й Уфимской стрелковой генерала Корнилова дивизии (с 18 сентября 1919 по 23 марта 1920 года), генерал-майор (декабрь 1920 года). Участник Сибирского Ледяного похода. 14 декабря 1919 года назначен командующим 3-й армией (вместо генерала В.О. Каппеля). Формально являлся им до 23 января 1920 года, однако из-за отсутствия связи с армией вступить в должность реально не смог и продолжал командовать 4-й дивизией до прихода в Читу. Впоследствии – начальник снабжения русской Дальневосточной армии (август-ноябрь 1920 года), после поражения под Читой 10 ноября 1920 г. эмигрировал в Китай. Начальник штаба Белоповстанческой армии (с 25 мая 1921 по 25 июля 1922 г.). С 10 августа 1922 г. – начальник штаба Приамурской Земской рати (генерала М.К. Дитерихса). Покинул Приморье у села Новокиевки 1 ноября 1922 г. В эмиграции – начальник отдела РОВС в Мукдене. Командирован Дитерихсом в Японию (1932), жил в Иокогаме, являлся председатель общества русских эмигрантов в Японии и заведующим русской военной школой (около 7 лет). С 1947 года перебрался в США, жил в Сан-Франциско, преподаватель русского языка в Армейской школе в Монтерее (1948-1955 гг.), председатель Общества ветеранов Великой войны (1953-1962 гг.).

Сочинения: От Волги до Тихого океана в рядах белых. 1918-1922 гг. – Рига, 1930; Крушение Императорской России. 20 лет спустя от февральской революции. Из летописи русской революции. – Харбин, 1938; Роковые годы. 1914-1920. – Франкфурт, 1965.

Погосский Владислав Викентьевич. Генерал-лейтенант (20.04.1919). В Русской Императорской армии – председатель Казанского военно-окружного суда, генерал-майор. Назначен в состав кассационного присутствия Главного военного суда Народной армии (31.08.1918). Председатель Иркутского военно-окружного суда (с 30.10.1918). Член соединенного присутствия Главного военного и морского судов (08.11.1919).

Потапов. Генерал-майор. В Народной армии Комуча начальник гарнизона города Самары (с 23.07.1918) и 1-й стрелковой дивизии (с 26.07.1918 по 09.01.1919). Член думы Георгиевских кавалеров (05.01.1919). В конце 1918 – начале 1919 гг. служил в Западно-Сибирском (впоследствии Омском) и Иркутском военных округах: начальник 3-й Иркутской стрелковой кадровой бригады (с 14.12.1918 г. – 3-я Сибирская стрелковая кадровая дивизия) (20.08.1918 – 18.03.1919) и 14-й Сибирской стрелковой дивизии (18.03. – 11.12.1919), сформированной в марте 1919 года из частей 3-й Сибирской стрелковой кадровой дивизии. Избран председателем наблюдательного комитета Иркутского военно-экономического общества (16.06.1919). Командир 4-й Сибирской стрелковой бригады, сформированной из 14-й Сибирской стрелковой дивизии (с 07.12.1919). Арестован эсеро-меньшевицким Политцентром во время мятежа в Иркутске (04.01.1920).

Прибылович. Генерал-майор (08.03.1919). В марте 1919 г. – инспектор артиллерии 1-го Волжского армейского корпуса. "За отличие в делах против неприятеля" произведен из полковников в генерал-майоры со старшинством с 24.12.1916 года. Исполнял должность инспектора артиллерии при Верховном главнокомандующем (с 29.03.1919), а в начале мая 1919 года назначен помощником по артиллерийской части главного начальника снабжений и инспекций при Верховном Главнокомандующем. Назначен на должность полевого инспектора артиллерии Восточного фронта (01.10.1919).

Прозоров Алексей Иванович. Генерал-майор. Интендант Народной армии Комуча (до 10.08.1918), затем член Высшего Военно-хозяйственного совета. В 1919 году состоял в резерве чинов при штабе Омского военного округа. Назначен товарищем министра снабжения и продовольствия (09.03.1919).

Пронин Александр Семенович (13(25).11.1867-?). Генерал-майор (22.06.1919). Окончил 2-й кадетский корпус и 1-е Павловское военное училище. Служил в 95-м пехотном Красноярском полку. Полковник (06.12.1907). Командир 137-го Нежинского пехотного полка (1913), награжден тремя орденами. Участник 1-й мировой войны, награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. В Народной армии Комуча – командир бригады 4-й стрелковой дивизии. В армии адмирала А.В. Колчака – начальник 8-й Камской стрелковой дивизии (до июля 1919). На основании Георгиевского Статута произведен приказом от 22.06.1919 года из полковников в генерал-майоры со старшинством с 23.11.1916 года с зачислением по армейской пехоте.

Пучков Федор Абрамович (?-1945, Сан-Франциско, США). Генерал-майор (1919). Окончил академию Генерального штаба (1914). В начале 1917 года – капитан, старший адъютант штаба 57-й пехотной дивизии. Служил в Народной армии Самарского Комуча, начальник штаба формирования частей Народной армии Уфимской губернии (18.07. – 30.09.1918). Начальник 8-й Камской стрелковой дивизии (06.12.1918 – 17.01.1919), подполковник. Начальник штаба 2-го Уфимского армейского корпуса Западной армии (04.10. – 05.12.1918 и 18.01. – 01.07.1919), полковник, позднее получил чин генерал-майора. Награжден знаком отличия военного ордена "За Великий Сибирский Поход" (27.05.1920). Впоследствии занимал посты генерал-квартирмейстера и начальника штаба Дальневосточной армии (28.07.1920 – 18.06.1921), начальника штаба войск Временного Приамурского правительства, позднее – Земской Рати (01.06.1921 – 10.08.1922), войскового атамана Уссурийского казачьего войска (декабрь 1921 – 02.01.1922).

Сочинения: 8-я Камская стрелковая дивизия в Сибирском ледяном походе. // Вестник Общества Ветеранов Великой войны. – Сан-Франциско. 1930. N 46/47; N 48/49; N 50/51; N 52/53; N 54/55; 1931. N 56; N 57; N 58.

Разумихин Александр Павлович. Генерал-лейтенант (апрель 1913). Окончил Константиновское военное училище (1879) и Николаевскую Военно-юридическую академию (1888). Подпоручик в лейб-гвардии Московском полку (с 08.08.1879). Поручик (1884). Переведен в военно-судебное ведомство, капитан (1889). Помощник военного прокурора (1890-1893). Военный следователь (1893-1906). Полковник (1895). Генерал-майор (апрель 1906). Военный судья (1906-1907). Военный прокурор Казанского военно-окружного суда (1907-1917). Назначен в состав кассационного присутствия Главного военного суда Народной армии (31.08.1918). Назначен военным прокурором Иркутского военно-окружного суда (30.10.1918). Член соединенного присутствия Главного военного и морского суда (с 08.11.1918). Председатель следственной комиссии для ревизии "Снабзап" (03.05. – 24.08.1919).

Рудаков Борис Александрович (15(27).05.1857-?). Генерал-майор (07.06.1910). Из потомственных дворян Московской губернии. Окончил 1-е Санкт-Петербургское реальное училище и 1-е Павловское военное училище (1878). Подпрапорщик в лейб-гвардии Гренадерском полку (с 16.04.1878), подпоручик (1879), полковой адъютант (с 20.05.1880). Поручик (1885), штаб-капитан (1891), командир роты, капитан (1895), командир батальона (с 08.01.1899). Полковник (1900). Командир 47-го пехотного Украинского полка (с 09.09.1905). Командир 1-й бригады 48-го пехотной дивизии (с 07.06.1910). Участник 1-й мировой войны, ранен в августе 1914 года. Отчислен по болезни в резерв Киевского военного округа (22.11.1914). Начальник 12-й рабочей бригады при главном начальнике снабжений Юго-Западного фронта (с 20.08.1916). Уволен большевиками из армии (20.12.1917). После свержения советской власти в Самаре поступил добровольцем в Народную армию (09.06.1918). Назначен председателем комиссии по ликвидации бывших советских военных учреждений (19.06.1918). В Вооруженных силах Российской Восточной окраины в 1920 году – помощник главного начальника военно-морского управления. Выбыл в распоряжение главнокомандующего (05.03.1920).

Руссет Евгений Васильевич. Генерал-майор (19.12.1921). В августе 1918 года – начальник штаба частей Народной армии, формируемых в Хвалынском районе, капитан. Служил в войсках Приамурского временного правительства. Назначен директором 1-го Сибирского кадетского корпуса (23.09.1921), эвакуированного во Владивосток. Занимался эвакуацией кадетов на морских судах в Шанхай. Здесь весной 1923 года состоялся первый выпуск кадетского корпуса. Вместе с группой воспитанников кадетского корпуса переехал в Королевство сербов, хорватов и словенцев (февраль 1924).

Рычков Вениамин Вениаминович (12(24).12.1867, Тифлис – 22.08.1935, Харбин, Китай). Генерал-лейтенант (20.05.1917). Из дворян Саратовской губернии. Окончил Тифлисский кадетский корпус, 3-е военное Александровское училище, академию Генерального штаба (1899). Служил в пехотных частях на Кавказе и Средней Азии, затем в Варшавской крепостной артиллерии. Начальник штаба 1-й Туркестанской стрелковой бригады (с июля 1910). Участник 1-й мировой войны. Командир 202-го пехотного Горийского полка (с октября 1914), генерал-квартирмейстер штаба 1-й армии (с апреля 1915), начальник 45-й пехотной дивизии (с ноября 1916), командир 27-го армейского корпуса (с 08.05.1917). Награжден всеми боевыми наградами и Георгиевским оружием. Отстранен от командования Крыленко в ноябре 1917 года. Вступил в "Союз защиты Родины и свободы" (апрель 1918). После взятия Казани отрядами В.О. Каппеля – начальник гарнизона города и заведующий формированиями частей Народной армии в Казани и Казанской губернии (07.08. – 25.10.1918), командир Казанского армейского корпуса (с 15.08.1918). Главный начальник Тюменского военного округа на театре военных действий (с 29.10.1918), затем главный начальник снабжений Сибирской армии. Отстранен от должности и по его деятельности назначено расследование (08.07.1919). Служил у атамана Г.М. Семенова в Забайкалье. В эмиграции – начальник 1-го отделения железнодорожной полиции на станции Манчжурия, затем служил во внутренней охране (до 1925). Давал частные уроки, работал корректором в типографии. 1-й начальник Бюро по делам российских эмигрантов в Манчжурии, находящегося под контролем японцев (28.12.1934 – 22.08.1935), глава военного отдела Русской фашистской партии (1934-1935).

Савич-Заблоцкий Генрих Александрович (13(25).10.1862-?). Генерал-майор. Окончил Петровско-Полтавскую военную гимназию, Николаевское военно-инженерное училище, педагогические курсы при Главном управлении военно-учебных заведений. В 1914 году – командир бригады 4-й пехотной дивизии, генерал-майор. В войсках Народной армии Комуча прикомандирован к управлению военного ведомства с назначением представителем от ведомства в Самарское губернское по воинской повинности присутствие (с 21.08.1918). Начальник 10-й стрелковой башкирской дивизии Юго-Западной (впоследствии Оренбургской) армии А.И. Дутова (с декабря 1918). Начальник гарнизона Бирска и уполномоченный по охране государственного порядка в городе и уезде (с 27.03.1919). Временно исполнял должность начальника военно-административного управления района 3-й (бывшей Западной) армии (с 05.08.1919).

Сахаров Гавриил Иванович. Генерал-майор (22.06.1919). Окончил Тифлисское военное училище (1908). Во время 1-й мировой войны – полковник, командир 190-го пехотного Очаковского полка на Румынском фронте. Командир 1-го Народного полка (впоследствии 13-го Уфимского полка 4-й Уфимской стрелковой дивизии) в войсках Самарского Комуча, сформированного в Уфе (июль-сентябрь 1918). Был тяжело ранен в правое бедро ружейной пулей и передал командование полком подполковнику С. Карпову (сентябрь 1918). Затем – командующий бригадой 4-й стрелковой дивизии. Начальник 13-й Казанской стрелковой дивизии в составе 1-го Волжского армейского корпуса генерала В.О. Каппеля (июль-август 1919). Участник Сибирского Ледяного похода. В 1920 году генерал для поручений при командующем 3-м стрелковым корпусом в Забайкалье. В 1921 году прикомандирован к штабу войск Временного Приамурского правительства, назначен внештатным генералом для поручений (29.06.1921). В 1922 году – член Приамурского военного и военно-морского суда.

Сахаров Николай Павлович (18(30).08.1893, Муром – после 1951, Сан-Франциско, США). Генерал-майор (10.04.1919). Из дворян Владимирской губернии. Окончил Муромское реальное училище, учился в Московской Петровской сельскохозяйственной академии. Начал службу в 4-м Кавказском стрелковом полку вольноопределяющимся (01.10.1911). Унтер-офицер (08.07.1912). Выдержал экзамен на чин прапорщика в Тифлисе, уволен в запас (01.10.1912). Прапорщик запаса по Горийскому полку (15.12.1912). Участник 1-й мировой войны. Мобилизован в 9-й пехотный Ингерманландский имени Императора Петра Великого полк (17.07.1914). Подпоручик "за отличие в бою" (11.06.1915), поручик (1916), штабс-капитан (30.03.1917), капитан (29.09.1917), подполковник (20.11.1917). Был 3 раза ранен и контужен. Награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. В 1918 году – один из руководителей антибольшевицкого восстания в Муроме. После его подавления бежал в Казань, где вступил в Народную армию Комуча, полковник. В армии адмирала А.В. Колчака служил в Казанском стрелковом полку в составе Отдельной Казанской стрелковой бригады, занимал пост помощника начальника 1-й отдельной Самарской стрелковой дивизии в составе 1-го Волжского армейского корпуса, затем возглавил ее. Участник Сибирского Ледяного похода. В 1920 году в Дальневосточной армии – командир отдельной Волжской имени генерала Каппеля бригады. Активный участник установления власти Временного Приамурского правительства в 1921 году, комендант города Владивостока (01-13.06.1921). В Приморье командовал Волжским полком, затем Поволжской бригадой. Участник Хабаровского похода. Командир Поволжского полка Земской Рати (ноябрь 1922). Эмигрант. Жил в Шанхае, затем в Сан-Франциско (США).

Соловьев Алексей Михайлович (12(24).04.1869, Новгородская губерния – ?). Генерал-майор (декабрь 1919). Из дворян Новгородской губернии. Окончил Ярославскую военную школу, Санкт-Петербургское пехотное юнкерское училище (1888) и Офицерскую стрелковую школу (1912). Службу начал в 95-м пехотном Красноярском полку (1886). Поручик (1895), капитан (1903). Участник русско-японской и 1-й мировой войн, полковник (1916), служил помощником командира батальона, затем командиром батальона. Командир 217-го пехотного Красносельского полка (с 16.03.1917). "Сдал полк в распоряжение корпусного революционного комитета" (13.11.1917). Зачислен в резерв Одесского военного округа (05.12.1917). В Народной армии Комуча – командир 6-го Сызранского стрелкового полка (10.07. – 13.08.1918), помощник командира 12-го Бугульминского стрелкового полка (17.09. – 13.12.1918). Временно исполнял должность командира 12-го Бугульминского стрелкового полка (с 13.12.1918). В 1919 году исполнял должность помощника главного интенданта в ставке адмирала А.В. Колчака. Уволен в отставку "по домашним обстоятельствам" генерал-майором (декабрь 1919).

Соловьевич Андрей. Отставной генерал-майор. В августе 1918 года служил в информационно-цензурном отделе Главного управления Генерального штаба Военного ведомства Народной армии, военным цензором при Самарской телеграфной конторе.

Старк Георгий (Юрий) Карлович (08(20).10.1878 – 02.03.1950, Париж, Франция). Контр-адмирал (28.07.1917). Окончил Морской корпус (1898), служил на крейсере "Аврора", участник Цусимского сражения (1905), был ранен. В 1912-1914 гг. командовал эсминцем "Сильный". В период 1-й мировой войны капитан 1-го ранга, командир эскадренного миноносца "Страшный", затем командовал эсминцем "Донской казак", 5-м, 12-м дивизионами эсминцев, минной дивизией Балтийского флота (1917). За бой в районе острова Моонзунд произведен в контр-адмиралы. После захвата власти большевиками оставил службу на флоте, прибыл в августе 1918 года в Казань, где поступил добровольцем в Народную армию Комуча, возглавил Волжскую флотилию. В декабре 1918 г. начал формировать отдельную бригаду морских стрелков, которая сражалась на сухопутном фронте. Участник Сибирского Ледяного похода, отходил вместе с войсками генерала В.О. Каппеля. Заболев тифом, через Байкал был перенесен в бессознательном состоянии. Некоторое время жил и лечился в Харбине. Весной 1921 года прибыл во Владивосток по просьбе правительства Приморской области и возглавил Сибирскую флотилию. Назначен командующим всеми вооруженными силами Приморской области (04.06.1922), затем – начальником тылового района. Руководил эвакуацией белых на судах из Владивостока в октябре 1922 года в Гензан (Корея), затем – на Филиппины. Финансовый и военно-политический отчет по флотилии направил великому князю Николаю Николаевичу, находившемуся в эмиграции. Переехал в Париж, где работал шофером такси. В период 2-й мировой войны и оккупации Франции отказался в любой форме сотрудничать с нацистами. В 1946-1949 гг. был председателем Всезарубежного Объединения русских морских офицеров. Умер в Русском доме под Парижем, похоронен на кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа.

Сочинения: Моя жизнь. – Спб., 1998.

Тиманов Михаил Иванович (05(17).02.1863-?). Генерал-майор. Назначен начальником частей войск Народной армии, формируемых в городе Уфе (13.07.1918), начальник 4-й стрелковой дивизии (в августе 1918). Отчислен от командования с назначением в распоряжение командующего войсками Самарской группы войск Западного фронта (24.11.1918), генерал для поручений при командующем группой. Временно исполнял должность генерала для поручений при командующем Западной армией (с 01.01.1919), затем являлся помощником начальника снабжения Западной армии.

Толубаев Михаил Ильич (16(28).08.1854-?). Генерал-лейтенант. В Русской Императорской армии служил по военно-судебному ведомству. Назначен председателем кассационного присутствия (главного военного суда) Народной армии (31.08.1918). Член соединенного присутствия Главного военного и морского судов (с 08.11.1918).

Трегубов Евгений Эммануилович. Генерал-лейтенант. Окончил академию Генерального штаба (1891). Назначен начальником Главного управления военных сообщений Народной армии (16.08.1918). Начальник штаба и снабжения русских войск Западного фронта (18.10.1918 – январь 1919). Затем состоял в резерве офицеров Генерального штаба при Управлении 1-го генерал-квартирмейстера ставки Верховного главнокомандующего. Генерал для поручений при главнокомандующем Восточным фронтом (с 26.08.1919, вступил в исполнение должности с 10.09.1919). Председатель образованной военно-следственной комиссии (с 26.10.1919).

Шарпантье Федор Федорович. Генерал-майор (03.06.1917). В период 1-й мировой войны – командир 204-й артиллерийской бригады. В годы гражданской войны – начальник тяжелой артиллерии особого назначения Народной армии, в армии адмирала А.В. Колчака – начальник тяжелой артиллерии особого назначения (с 25.04.1919), инспектор по формированию новых частей из французской артиллерии (с 08.08.1919).

Шулькевич. Генерал-майор. Возвращен из отставки (25.02.1917). В годы 1-й мировой войны – начальник 33-й пехотной запасной бригады. В Народной армии Комуча – командир 1-го Казанского стрелкового полка (август 1918). Затем состоял в резерве чинов штаба Сибирской армии. Назначен членом Центральной следственной комиссии (15.05.1919). Член постоянной думы Георгиевских кавалеров (октябрь 1919).

Щепихин Сергей Арефьевич (1880 – после 1940). Генерал-майор (24.12.1918). Окончил академию Генерального штаба (1908). Участник 1-й мировой войны, в начале 1917 года – полковник, старший адъютант отделения генерал-квартирмейстера штаба 3-й армии, затем командовал 2-м Уральским казачьим полком. Начал борьбу с советской властью в частях Уральского казачьего войска, являясь начальником штаба всех его формирований. Затем служил в Народной армии Комуча начальником полевого штаба Поволжского фронта (с 15.08.1918), начальником штаба Самарской группы войск (12.10 – 25.12.1918). В армии адмирала А.В. Колчака – начальник штаба Западной армии (01.01 – 21.05.1919). Приказом Верховного правителя и Верховного главнокомандующего от 14.01.1919 года объявлена благодарность. Начальник снабжения Южной (впоследствии Оренбургской) армии (с 16.06.1919). Зачислен в распоряжение генерал-квартирмейстера штаба главнокомандующего армиями Восточного фронта (07.10.1919). Начальник штаба Главнокомандующего Восточным фронтом (с конца января 1920). В мае 1920 года оставил свой пост и выехал из Читы. В Константинополь прибыл в день эвакуации армии генерала П.Н. Врангеля из Крыма. В качестве эмигранта проживал в Турции, впоследствии – в Чехословакии, где занимался литературным трудом. Автор воспоминаний о гражданской войне.

Сочинения: Отчет о поездке в Тарбагатайский округ Западного Китая летом 1912 г. – Омск, 1913; Омский военный округ. Военно-географическое и статистическое описание. – Омск, 1913; Тридцать два месяца в штабе 3-й русской армии. На фронте мировой войны (1914-1917) (б/д, машинопись); Штаб 3-й армии в Великую войну (Галицийский период) (1928, рукопись); Уральское казачье войско в борьбе с коммунизмом (рукопись); Южная армия Восточного фронта адмирала Колчака. Июль-октябрь 1919 г. (б/д, рукопись); Конец Белого движения в Сибири (б/д, рукопись); Японская интервенция (1928, машинопись); Сибирь при Колчаке (1930, рукопись); Под стягом Учредительного собрания. // Гражданская война на Волге в 1918 г. – Прага, 1930. Вып. 1.

 

 

Источники и литература

 

Аптекарь П. "…С бабами и детьми не воевал": Воинский путь генерала Каппеля. // Родина. 1997. N 7. С. 57-61.

Архив русской революции, издаваемый Г.В. Гессеном. [Репр. изд.]. – М., 1991-1993. Тт. 1-11 (Тт. 1-22 ориг. изд.).

Белая армия. Белое дело: Ист. науч.-попул. альм. – Екатеринбург, 1996-2002. NN 1-10.

Белая Гвардия: Альманах. – М., 1997/2002. NN 1-5.

Будберг А.П., барон. Дневник, 1918-1919 гг. // Архив русской революции. – М., 1992. Тт. 13-14. С. 197-312.

Вибе П.П. Деятели белого движения в Сибири: из Омского историко-краеведческого словаря. // Отечество. Краеведческий альманах. Вып. 6. – М., 1995. С. 128-147.

Войнов В.М. Генерал Каппель. // Волга (Саратов). 1991. N 4.

Волков Е.В. Колчаковские офицеры: опыт исторического исследования. – Челябинск, 2001.

Волков С.В. Трагедия русского офицерства. – М., 1999.

Голос Сибирской армии (Екатеринбург). 1919, март-август.

Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. – М., 1987.

Дерябин А. Белые армии в гражданской войне в России. – М., 1994.

Из истории гражданской войны в СССР: Сб. док. и материалов, 1918-1922: В 3-х тт. – М., 1960-1961.

История "белой" Сибири в лицах: Биогр. справ. – Спб., 1996.

Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики Советов, 1917-1920 гг. – М., 1988.

Каминский В.В. Служил ли В.О. Каппель в Красной армии? // История Белой Сибири. Тезисы 4-й науч. конф. – Кемерово, 2001. С. 134-138.

Клавинг В.В. Кто был кто в Белой Гвардии и военной контрреволюции (1917-1923 гг.): Энциклопедический справочник. – Спб., 1998.

Клавинг В.В. Белая гвардия. Энциклопедический справочник. – Спб., 1999.

Красная книга ВЧК. – М., 1990. Т. 1.

Курганская свободная мысль (Курган). – 1918, июнь-декабрь; 1919, январь-август.

Медведев В.Г. Белый режим по красным флагом. (Поволжье, 1918). – Ульяновск, 1998.

Незабытые могилы. Российское зарубежье: некрологи. 1917-1997. – М., 1999. Тт. 1, 2.; М., 2001. Т. 3.

Общий список офицерским чинам Русской императорской армии на 1 января 1910 г. – Спб., 1910.

Общий состав Главного артиллерийского управления. Исправлено по 12 февраля 1916 г. – Пг., 1916.

Освобождение России (Пермь). – 1919, январь-июнь.

Перхуров А.П. Исповедь приговоренного. – Рыбинск, 1990.

Петров П.П. От Волги до Тихого океана в рядах белых. – Рига, 1930.

Путеводитель по фондам Белой армии. / Российский государственный военный архив. Сост. Н.Д. Егоров, Н.В. Пульченко, Л.М. Чижова. – М., 1998.

Русская армия (Омск). – 1918, ноябрь-декабрь; 1919, январь-декабрь.

Сахаров К.В. Белая Сибирь (Внутренняя война 1918-1920 гг.). – Мюнхен, 1923.

Семенов Г.М. О себе (Воспоминания, мысли и выводы). – М., 1999.

Собенников П. Ликвидация Бакича. // Красная конница. – 1935. С. 51-58.

Советская историческая энциклопедия. Тт. 1-16. – М., 1961-1976.

Список подполковникам по старшинству по 15-е мая 1913 г. – Спб., 1913.

Список полковникам по старшинству по 1-е марта 1914 г. – Спб., 1914.

Список Генерального штаба. Исправлен по 3 января 1917 г. – Пг., 1917.

Список генералам по старшинству. Ч. I-III. Составлен по 1 июля 1913 г.- Спб., 1913.

Список генералам по старшинству. Составлен по 15 апреля 1914 г. – Пг., 1914.

Список генералам по старшинству. Исправлен по 10 июля 1916 г. – Спб., 1916.

Федорович А.А. Генерал Каппель. – Мельбурн, 1967.

Федуленко В. Памяти командующего Сибирской флотилией контр-адмирала Старка. // Военная быль (Париж). 1960. N 4.

Ivan Grzine. Inventaire nominatif des spultures russes du cimetire de Ste-Genevieve-des-Bois (Алфавитный список русских захоронений на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа). – Paris, 1995.

 

Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Фонды 5881; 6605;

Российский государственный военный архив (РГВА). Фонды 27352, 39465, 39466, 39483, 39486, 39499, 39502, 39504, 39506, 39507, 39512, 39515, 39532, 39548, 39551, 39556, 39597, 39610, 39617, 39694, 39729, 39736, 40138, 40189, 40213, 40215, 40261, 40307, 40446.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

садко отзывы . Gamaprofessional.Ru щипцы выпрямители для волос