Русская линия
04.11.2000 

НОВОВВЕДЕНИЯ В СИСТЕМЕ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ КАК ПОТЕНЦИАЛЬНЫЙ ИСТОЧНИК СОЦИАЛЬНОГО КОНФЛИКТА

Начало 2000-го года ознаменовалось в России возникновением нового вида конфликта — между населением и властью. Поводом к этому конфликту послужило начало внедрения новых методов сбора налогов с граждан, совершенствовании методов учета граждан с целью минимизировать возможности сокрытия ими своих
доходов и тем самым оптимизировать экономические и другие стороны общественной жизни.
Эффективность работы этой системы учета граждан не вызывает сомнений во многих сферах общественных отношений, требующих контроля над гражданами, в первую очередь в работе полиции по розыску и идентификации преступных элементов. Однако некоторые ее особенности вызвали активное неприятие уже за
рубежом. Широкие массы российского населения не были знакомы с этой предысторией нововведения, и, тем не менее, система электронной идентификации граждан встретила активное неприятие также и у немалой части населения нашей страны. Протест против новой системы не ослабевает в течение пяти месяцев и
грозит вылиться в беспрецедентный по своей остроте и безысходности конфликт между населением и властью, в который может оказаться вовлеченной значительная его часть. При этом речь идет вовсе не о той части населения, которая вовлечена в законопреступную деятельность и мнение которой можно
проигнорировать. Напротив, речь идет о той значительной части населения, которая составляет наиболее законопослушный и стабильный слой общества.
Очевидно, что от прочности запаса терпения этих народных масс зависела и до сих пор продолжает зависеть политическая стабильность в обществе. Пролить некоторый свет на ее умонастроения, понять, что в новой системе идентификации граждан в наибольшей степени вызывает их протест, определить, каковы
оптимальные пути урегулирования назревающего конфликта, — таковы задачи работы.
Проследим предысторию конфликта. С конца 1999 г. некоторым категориям граждан было предложено заполнить так называемое «Заявление физического лица о выдаче ему свидетельства о постановке на учет в налогом органе по месту жительства». В обиходе это заявление стало известно под другим, более кратким
названием — «заявление об ИНН», хотя в самом заявлении эта аббревиатура даже не упоминается. Завершался бланк изображением штрих-кода, подобного тому, что имеется на всех импортных и на подавляющей части отечественных товаров народного потребления. Рядом со штрих-кодом расположилось место для личной
подписи заявителя.
Неприятие населения первоначально вызвал именно этот штрих-код, что и послужило поводом к массовым недовольствам. Некоторые свойства штрих-кода оказались в принципе неприемлемыми для верующих граждан, а именно наличие в нем трех шестерок, которые в международных системах штрих-кодов — UPS (Universal
Product Code в США и Канаде) и EAN (в Европе) — служат так называемыми защитными символами, а в христианской традиции несут резко негативную эмоциональную нагрузку, так как символизируют число антихриста — 666. Чтобы понять, как возможен столь серьезный социальный конфликт из-за столь пустяковой и
поверхностной, на первый взгляд, причины, как цифры, необходимо стать на точку зрения верующего человека.
…Естественно, подобное нововведение в налогообложении вызвало сильное беспокойство верующего населения. Масштабы волнений стали настолько велики, что, чтобы защитить интересы верующих и, с другой стороны, предотвратить назревающий в обществе конфликт, 7 марта Священный Синод Русской Православной
Церкви был вынужден выступить с заявлением под названием «Уважать чувства верующих. Хранить христианское трезвомыслие». Там он призывал власти устранить из штрих-кодов международной электронной системы кощунственный для православных христиан символ или создать альтернативный национальный электронный
язык на базе любых других цифр, кроме шестерки, а также предоставить возможность верующим не выступать просителями о предоставлении им ИНН. Предполагалось, что тем самым верующие массы населения сохранят свое трезвомыслие и ослабнет протестный потенциал, направленный против властей.
Однако Министерство по налогам и сборам РФ проигнорировало мнение Священного Синода, сразу же заявив 10 марта в своем информационном сообщении, что в упомянутом заявлении «ни форма, ни бланк не содержит штрих-кода». Так как это утверждение расходилось с очевидной истиной, оно вызвало новый всплеск
негодования и 19 марта состоялась массовая акция протеста верующих против ИНН — многочисленный крестный ход верующих в центре Москвы, вышедших на улицы с иконами, крестами, хоругвями, знаменами под лозунгом «Православные против ИНН». Об его масштабах можно косвенно судить по следующему факту. Для
перехода протестующих через проезжую часть было приостановлено движение городского транспорта. И в ожидании, пока людской поток перейдет через Славянскую площадь, скопилось 6 маршрутных троллейбусов, что для интервалов движения городского наземного транспорта в режиме воскресного дня довольно
продолжительно.
За крестным ходом последовал следующий этап борьбы — сбор подписей против ввода ИНН. В различные инстанции — Священный Синод, лично и.о. Президента России В.В. Путину, Министерство по налогам и сборам РФ и т. д. — были направлены письма, подписанные различными группами граждан численностью от
нескольких сотен до нескольких тысяч человек, а также отдельными лицами. Однако требования протестующих снова полностью игнорировались.
Накал протеста в среде верующих не ослабевал. Напротив, информация о сложившейся конфликтной ситуации распространялась на новые слои населения, до того не подозревавшие не только о религиозной подоплеке конфликта, но даже и о начале введения ИНН, и круг протестующих расширялся. В апреле были
предприняты новые попытки нейтрализовать протестные настроения верующих, но снова не властями, а со стороны некоторых духовных лиц. Так, один из самых популярных и любимых верующими проповедников выступил в прессе с попыткой объяснить, что в штрих-коде не содержится символа «666» и потому ИНН еще не
является печатью антихриста. Однако эта попытка не принесла никаких заметных положительных результатов: протестующие верующие в массе своей изменили свое отношение не к ИНН, а к автору, его объяснениям не только не поверили, но, более того, резко отказались покупать его книги, до того пользовавшиеся
большим спросом. В апреле же была предпринята еще одна попытка смягчить конфликт: глава Русской Православной Церкви имел встречу с министром по налогам и сборам. Но и после этой встречи, содержание которой для большей массы верующих осталось неизвестным, заметных изменений в настроениях верующих
также не произошло — 23 апреля и 19 мая снова состоялись столь же массовые и эмоционально окрашенные крестные ходы протестующих. Последний крестный ход состоялся даже вопреки тому, что санкции на его проведение руководством церкви дано не было. Из этого следовало, что верующие намерены твердо стоять
на своих требованиях и ситуация грозит полностью выйти из-под контроля. Власти, со своей стороны, по-прежнему ни на какие уступки противникам электронных досье не шли. После пяти месяцев протеста благоприятных изменений в отношении населения к вводу ИНН так и не произошло. Напротив, круг лиц,
охваченных протестными настроениями, расширялся по мере распространения информации о происходящих событиях. К лету несколько изменилась лишь тактика протестного поведения, которое обрело больше оборонительных и выжидательных черт.
В этой обстановке мы начали в Москве исследование отношения населения к вводу ИНН. Сбор информации был значительно затруднен в силу остроты проблемы и направленности протестных настроений против самой власти.
…Исследование сочетало несколько методов сбора информации: включенное наблюдение, изучение документов, неформальные беседы, полуформализованные интервью, полуформализованное анкетирование с большим количеством открытых вопросов, а также расшифровка магнитофонных записей высказываний респондентов,
пожелавших остаться полностью анонимными. В выборку вошли отнюдь не самые твердые противники ИНН, а лишь те респонденты, которые, во-первых, были в какой-либо степени знакомы с проблемой ИНН, во-вторых, не были полностью и безоговорочно согласны с его вводом и, в-третьих, согласились ответить на
анкету. Нами было опрошено 40 таких человек, в подавляющем большинстве — с высшим и неоконченным высшим образованием, в том числе 5 кандидатов и 1 доктор наук. Таким образом, особенность нашей выборки состоит в достаточно высокой степени осознанности и аргументированности позиций респондентов, их
социальной востребованности, социального статуса и возможностей влияния на свое окружение.
Первый и очевидный вывод, следующий из нашего исследования, заключается в том, что значительная масса населения России не примет ИНН «ни при каких условиях», «ни за что». Выяснить, сколько таких людей, гипотетически можно было бы только в крупномасштабном всероссийском исследовании, но практически
его невозможно будет осуществить в силу остроты и глубины затрагиваемых проблем. Однако мы полагаем, что число таких людей больше, чем-то число наиболее убежденных верующих, которое фиксируется в опросах. В этом нас убедил опыт проведения исследования, когда оказывалось, что столь же радикальную
позицию неприятия ИНН занимают не только глубоко верующие, но и такие респонденты, которые не только довольно редко бывают в церкви, но даже и такие, которые достаточно равнодушны к религиозным проблемам и не считают себя достаточно верующими. Можно предположить, что наиболее лояльными к вводу ИНН
окажутся те, кто никогда не бывает в церкви, то есть около 27% населения, но и среди них немало протестующих против ввода ИНН по другим, уже нерелигиозным мотивам.
Второй твердый вывод заключается в том, что население своевременно не получило информации необходимой об ИНН, и это само по себе породило наибольшее возмущение населения. Такой ввод ИНН был расценен как попытка обманом навязать населению то, что ему не только не нужно, но и однозначно приведет к
ограничению его свобод. О плохой информированности населения об ИНН свидетельствуют уже ответы на вопрос о том, как расшифровывается эта аббревиатура: подавляющее большинство респондентов не знает правильного ответа, одни дают разнообразные неполные расшифровки, другие столь же различные
неправильные варианты ответов. Правильную расшифровку аббревиатуры ИНН — «идентификационный номер налогоплательщика» — знают единицы. 14 человек заменили ее на «индивидуальный налоговый номер», и это название наиболее распространено, остальные на «индивидуальный номер налогоплательщика»,
«идентификационный налоговый номер» и т. д.
Другой вопрос анкеты — «Знали ли Вы к 1 января 2000 г., что такое ИНН?» — свидетельствует о том же: к этому времени, когда была начата массовая кампания по подписанию заявлений, почти никто из респондентов не был достаточно хорошо осведомлен о том, что же это такое. 18 человек ничего не знали об
ИНН, и лишь 4 из 40 были хорошо осведомлены об этом.
Однако даже на момент опроса, по прошествии пяти месяцев, информированность населения о столь волнующей проблеме не возросла, власти не провели необходимой разъяснительной работы среди населения и тем самым была допущена еще одна ошибка. Рекламные щиты, во множестве изобиловавшие на улицах города и
изображавшие три крупные буквы ИНН, никакой информации о нем не давали, кроме той, что это «только Ваш номер». Таким образом, осведомленность населения за это время тоже не достигла нужного уровня, а если и изменилась, то только в сторону получения негативной информации об ИНН. Так, спрашивая
респондентов, «На какие вопросы, связанные с ИНН, Вы хотели бы получить ответы?», мы выяснили, что населению неясно многое, прежде всего что это такое — ИНН, в чьих он интересах, к каким плюсам и минусам он может привести, кто его придумал и зачем, почему не используется номер паспорта вместо ИНН,
не вводится ли он в интересах других стран, прежде всего США, имеет ли этот номер отношение к числу 666, чем оправдываются затраты, которые пошли на ввод ИНН, как согласуется ИНН с правами человека.
Источником информации об ИНН для респондентов чаще всего служили сообщения знакомых им людей (19 чел.), гораздо реже — СМИ и др. Негативная установка к ИНН достаточно прочна и время на проведение разъяснительной работы и убеждение граждан в необходимости этого нововведения безвозвратно упущено.
Добавим к этому, что нами были опрошены только те люди, кто хотя бы в некоторой степени знаком с проблемой ИНН. Однако многие граждане до сих пор еще не имеют никакого представления о том, что вводится ИНН и что существует проблема неприятия его населением. Как они отнесутся к информации об ИНН,
которая к ним рано или поздно поступит, предсказать трудно, но вряд ли стоит надеяться на всеобщее согласие принять это нововведение.
К кому направлены эти протестные эмоции, можно понять по тому, что думают респонденты о том, в чьих интересах ввод ИНН. Чаще всего полагают (14 чел.), что он отвечает интересам власти, государства, налоговых органов, далее 11 чел. отметили, что только властной верхушке, отдельным людям в этой
верхушке, чиновникам, для которых откроется новая возможность получить работу.
Не по душе населению оказался не только сам ввод ИНН, но и способы, какими он вводился. В ответах на вопрос «Что было сделано неправильно при вводе ИНН?» сквозит следующее. «Не проинформировали население о том, что такое ИНН», «не объяснили, для чего нужен ИНН», «нет никакой внятной информации» —
были самыми распространенными ответами и, видимо, надо считать эту ошибку организаторов кампании самой грубой. Не было гласности, «всё было сделано как бы полутайно».
…Единодушны респонденты в том, что нужно проинформировать население, грамотно провести большую разъяснительную работу, объяснить публично, что это и для чего делается. Однозначно убеждено население в том, что «надо убрать цифры 666», ввести особую национальную систему учета граждан, «учитывая нашу
ментальность», ввести альтернативные методы учета граждан, что надо учитывать реальную ситуацию на данном этапе развития России.
«Кто еще должен подключиться к решению проблемы ИНН?», — был следующий вопрос. Самый распространенный ответ свидетельствует о том, что есть большое стремление поднять на борьбу весь честной народ: должны подключиться все честные (или хорошие, или добросовестные) люди, все граждане, считают
респонденты, «гражданское общество, если таковое у нас имеется», «общественные организации, всё что угодно», все заинтересованные в этой проблеме лица и организации. В следующем по распространенности ответе надежды возлагаются конкретно на церковь, руководство РПЦ, патриархию, духовенство вообще.
Упоминаются также другие конфессии. Перечисляются и конкретные субъекты возможного влияния, от которых также ожидают активных действий: это СМИ, аналитики, психологи, социологи, экономисты, философы, политологи, политики, общественность, соответствующие гуманитарные инстанции, религиозные и
идеологические институты. Реальные надежды возлагаются главным образом только на православную церковь «в том смысле, что ей удастся образумить правительство или хотя бы как-то повлиять на него».
Завершая обзор результатов зондажа общественного мнения по поводу ИНН, нужно заметить следующее. Наше исследование не имело целью определить, сколько среди населения России людей с тем или другим отношением к изучаемой проблеме, наша задача состояла в том, чтобы выяснить, почему люди не хотят
принимать ИНН, насколько велик их протестный потенциал и каковы пути решения сложившейся конфликтной ситуации. Нам удалось выяснить, что отторжение этого нововведения действительно серьезно и достаточно продуманно и полагаться на возможное изменение этого отношения на более благоприятное, видимо, не
приходится. Следует ожидать, что число протестующих против ИНН будет возрастать по мере распространения информации о самом ИНН, а также информации об истории протестного движения. Должное действие возымеет и знание об аргументах, которыми оперируют противники этого нововведения.
В заключение надо сказать, что ввод ИНН создал ситуацию, где интересы немалой части граждан и государства вошли в явное противоречие и тем самым в обществе назревает крупномасштабный конфликт. То обстоятельство, что отношения власти и населения зашли в тупик, предоставляет им некоторую возможность
для того, чтобы скорректировать свои действия и выработать более оптимальные пути решения проблемы. Очевидно, конфликт не может быть решен без уступок с той или иной стороны…
З. Пейкова, Институт социологии РАН

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru