Русская линия
30.09.2000 

ЕВРЕЙСКИЕ УЧЕНЫЕ И РАВВИНЫ ПРОТЯГИВАЮТ РУКУ ХРИСТИАНАМ

Беседа главного редактора «Русской линии» Сергея Григорьева с редактором газеты «Русский православный патриот» Анатолием Степановым.

А.С.: Прошло более месяца со времени завершения Юбилейного Архиерейского собора. Как ни странно за это время в прессе появилось крайне мало толковых комментариев к деяниям Собора. Либеральные СМИ в своих сообщениях о Соборе ухватилась за одну неглавную фразу из социальной доктрины: «Если власть
принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении». Причем эти горе-комментаторы не хотят замечать, что чуть выше в том же разделе авторы доктрины недвусмысленно определяют суть отношения
православных к власти: «Церковь не только предписывает своим чадам повиноваться государственной власти, независимо от убеждений и вероисповедания ее носителей, но и молиться за нее». Тем не менее, фразу о возможности неповиновения, падкая на скандалы, либеральная журналистская братия пережевывала
многократно, пытаясь вбить клин в отношения Церкви и власти.
А, казалось бы, специализирующиеся на религиозной тематике, либерально-олигархическое издание «НГ-Религии» договорилось вообще до вопиющей глупости. Ответственный редактор газеты г-н Шевченко всерьез утверждал, что решения Собора ознаменовали «победу церковных либералов», что Собор был «самым
либеральным».
Ты, я знаю, внимательно следил за подготовкой и ходом Архиерейского Собора. Поэтому можешь со знанием дела прокомментировать его деяния. Прежде всего, как можно оценить итоги Собора?

С.Г.: Как сказал поэт, «большое видится на расстоянии», поэтому не удивительно, что нам будет сразу трудно понять всю величину деяний Юбилейного Собора нашей Церкви. Думаю, что и Вселенские соборы современники не всегда могли сразу оценить, но то, что прошедший Собор по своей значимости из ряда вон
выходящий, знаменательный, я бы сказал эпохальный Собор, можно сказать вполне определенно, даже по формальной оценке его деяний.
Как известно, в наших русских Святцах примерно 2740 имен святых мужей и жен. Причем большинство из них прославлены предшественницей Русской Православной Церкви — Церковью Константинопольской, а значит и большинство из носимых сейчас русскими имен прославлены святыми других стран, подвизавшимися
много веков назад. Вдумаемся, Юбилейный Собор прославил поименно более тысячи святых новомучеников и исповедников российских, а правильнее говорить русских. Таким образом, в наши Святцы будут вписаны более тысячи новых имен русских людей, живших совсем недавно, в этом веке. Вряд ли кому-либо из
современных богословов по силам оценить значение свершившегося прославления. Об этом Соборе с удивлением будут вспоминать наши потомки до тех пор, пока стоит русская земля, пока называют русские родители своих чад именами из православных Святцев.

Судьба Царя — судьба России.

А.С.: Что же на самом деле было главным, а что второстепенным на этом Соборе.

С.М.: Наверно последующие поколения православных христиан лучше это поймут, а мы попытаемся сделать самые первые оценки, которые приходят на ум. Мне удалось по свежим впечатлениям в дни собора, сразу по его завершению, пообщаться со своими знакомыми православными христианами Москвы, Петербурга,
других городов. Первой реакцией на Собор была радость. Встречаясь, созваниваясь по телефону, православные поздравляли друг друга в первую очередь с прославлением Царя-Мученика. Это была первая, сердечная реакция абсолютного большинства православных христиан — радость по поводу того, что Собор не
обманул чаяния православного народа.
Так вот главным, на мой взгляд, было прославление новомучеников Российских, во главе которых стоит святой Царь-Мученик Николай II.

А.С.: Не секрет, что до Собора отношение к прославлению Государя было неоднозначным. Поэтому мы не только с надеждой, но и с тревогой ожидали соборного решения о прославлении Царя-Мученика. Тревога усугублялась тем, что накануне Собора было предпринято мощное давление со стороны либеральных СМИ и
политиков с целью запугать архиереев тем, что в обществе из-за прославления Царя возникнет смута. Да и внутри Церкви некоторые весьма влиятельные архиереи накануне Собора высказывались против канонизации Св. Царственных Мучеников. Что же произошло?

С.Г.: Коротко говоря, произошло чудо. Я совершенно убежден, что накануне Собора никто, даже Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, не мог с определенностью сказать, будет прославлен Царь или нет. Уже месяца за три до Собора прения по этому вопросу фактически прекратились. Все слова,
которые можно было сказать «за» или «против» прославления, были сказаны, все аргументы приведены. Ничего нового сказать уже было нельзя. Оставалось положиться на волю Божию. Поэтому не только бестактным, но и бессмысленным было выступление «НГ-Религий» с целью помешать канонизации.
Православный люд чаял этого события со смирением и с некоторым даже страхом. Господь ведает, что полезно для спасения души, а что во вред ей. Мы верили, что ежели Богу угодно будет прославление Царя, то он будет прославлен Собором, а если пойдет это во вред нашему спасению, если не готовы мы принять
Святого Царя, то и прославления не будет. То есть, как мне кажется, не столько собравшиеся отцы решали, сколько повиновались они Святому Духу, Божьей воле. В этом и видели архиереи свою задачу: не противиться Духу Святому. Мы не любим говорить про это, потому что не знаем Божьей воли, гадаем, Божий
Промысел нас ведет или своеволие нами движет, но в случае с прославлением Царя все случилось очень явно.
К началу Собора все уже имели возможность высказаться, да и не по одному разу, но никто толком не знал, как устроит Господь, в чем будет Его воля. Мы со страхом ждали. И не столько исхода борьбы между какими-то идеологическими направлениями. Ведь если бы не прославили Царя, мы бы понимали, что не
переменил еще Господь гнев на милость в отношении нашего Отечества. А вот прославление, причем такое, которое не было подготовлено какими-то кулуарными средствами, а такое решение, которое до последнего момента было не известно. Такое решение воодушевляет.

А.С.: Ходили слухи, что положительное решение Собора было предопределено тем, что президент Владимир Путин лично одобрил прославление Царя. Действительно, невозможно себе представить прославление Государя при Ельцине, ибо он, уничтожив дом Ипатьева в Екатеринбурге, стал по сути соучастником
преступления 18-го года. Как ты думаешь, повлияло ли на решение Собора благожелательное отношение новой власти к прославлению Царя?

С.Г.: Я думаю, что в данном случае скорее всего стоит говорить о том, что власть склонила свою голову под соборное решение нашей Церкви, ни сколько не пытаясь повлиять. Думаю, что власть, не оказывая никакого давления, оставила решение едва ли не краеугольного вопроса нашей истории, а значит и
будущего России, на совесть Освященного Собора. Кстати так было не раз в прежние века. Власть мудро самоустранилась, чтобы своими суетными интересами, как это было с «екатеринбургскими останками», не помешать Духу Святому излиться в решении Отцов Собора. Тут надо отдать должное президенту Владимиру
Путину, за такое трогательное, щепетильное отношение к соборным решениям со стороны власти. Ведь были среди властьимущих желающие повлиять на соборное решение, но президент сумел (думаю, это его заслуга) максимально оградить Собор от внешнего воздействия и политических интриг. Собор руководствовался
собственными интересами Церкви.

А.С.: Вернемся к соборному заседанию. Как принималось решение? Какова была атмосфера заседания? Насколько известно, решение о канонизации было принято единодушно. Но неужели ни один архиерей, не выступил против прославления?

С.Г.: Атмосфера Собора была удивительной. В ходе обсуждения вопроса о прославлении Царя выступило много архиереев. Причем были выступления и тех архиереев, которые считали, что прославление может отрицательно повлиять на жизнь Церкви. Выступали искренние противники, те которые добросовестно считали
так, исходя не из конъюнктурных соображений политики, проводимой той или иной группой внутри церкви, а исходя из собственных убеждений. В частности, выступил против митрополит Николай (Кутепов). Видимо он считал, что его должны услышать архиереи. И он откровенно выступил без всякой опаски.
Кстати, выступление митрополита Николая было свидетельством полной свободы участников Собора. Не было никакого давления и со стороны Святейшего Патриарха. Перед обсуждением Патриарх только просил архиереев быть особенно ответственными. Он видел противоречивость ситуации и старался не оказать
давления на архиереев ни в ту, ни в другую сторону. Решение, тем не менее, было единодушное.

А.С.: Почему? Как можно оценить это единодушное решение епископата?

С.Г.: Только одним словом: архиереи, участники собора покрыли все свои сомнения любовью. Соборный Дух восторжествовал против злоумышления суетного разума. Это было торжество, не только в вопросе прославления Царя. Ведь почитатели Царя и до Собора ему молились. Ничего особенного вроде не произошло,
но это соборное решение, торжество Духа Святаго, торжество единства, чрезвычайно утешительно для всех православных христиан. Ведь всех нас мучают раздоры, мы крайне устали от них. И думаю, что теперешнее решение Собора плодотворно повлияет не только на церковную жизнь, но и на общественную. На много
лет, если не веков вперед.

А.С.: Кстати, о влиянии канонизации Николая II на русское общество и государство Российское. Прославление Царя-Мученика есть прежде всего акт покаяния русского народа в грехе цареубийства, в грехе богоборчества. Благожелательное отношение власти к этому соборному деянию дает возможность уже теперь
переломить ситуацию. Быть может, мы стали свидетелями ключевого пункта современной русской истории? И с прославления Царя начнется возрождение России?

С.Г.: Не берусь рассуждать о духовных следствиях принятого решения, но уже сейчас очевидно, прославление Царя Николая II в лике святых окажет громадное воздействие на общественную жизнь в России. Приведу пример. Один из моих учеников, студент исторического факультета Санкт-Петербургского
университета на семинаре должен был доложить о периоде царствования царя Николая II. Если в прошлом году он бы докладывал о Николае II, как о политическом деятеле, который правил так или иначе, лучше или хуже, теперь так говорить об этом уже нельзя. Теперь студенту предстоит докладывать о
царствовании Святого Царя. Это понимает как он сам, так и люди, занимающиеся историей: студенты, преподаватели, писатели, публицисты.
Церковь прославила Царя. А Русская Православная Церковь имеет непререкаемый авторитет среди русского народа и его интеллигенции. Раньше некоторые люди могли рассуждать так: «Церковь я уважаю и почитаю, а Николая II нет, здесь я продолжаю оставаться человеком советским». Но нельзя принимать Церковь и
не принимать ее святых. Придется определяться.
За последнее десятилетие можно было наблюдать, как менялись взгляды у противников Царя. Много было отрицательных публикаций о Государе. Сначала его представляли просто человеком недалеким, малограмотным и чуть ли не пьяницей. Когда всем стало очевидно, что это явный вздор, Николая II-го стали
представлять широкой публике слабовольным правителем. Не удалось сохранить лживый советский образ «Николая Кровавого», попытались сделать его лживым либеральным. Мол, Николай II был высокообразованным интеллигентом, прекрасным семьянином, но «плохим царем». Сначала советским, а потом либеральным
«писателям» приходилось все время отступать, хотя собственно никто на них не наступал, кроме самой по себе правды. Как фотографический отпечаток при проявлении, так правда о Царе постепенно проявляется в сознании нашего народа. Церковь, прославив Николая II и его Святую Семью, своим авторитетом
неизмеримо ускорила процесс этого проявления, возрождения исторической памяти нашего народа.
Правда всегда найдет дорогу к сердцу человека, она проявится рано или поздно, но прославление Царя Церковью станет мощнейшим катализатором этого процесса. Тут уместно привести пример с о. Иоанном Кронштадским. Еще 10−15 лет назад среди интеллигенции, и даже в некоторых церковных кругах, вполне
естественно было считать, что он и мракобес, и черносотенец, и чуть ли не колдун. Но вот Церковь прославила угодника Божьего. И сейчас мнение Кронштадского Чудотворца является авторитетнейшим даже среди неверующих людей. Я думаю, что пройдет не так много лет, и правильное отношение к Царю станет
всеобщим в России благодаря решению Освященного Собора.

«Навеки вместе»

А.С.: Вопрос о прославлении Царя-Мученика Николая вселял тревогу накануне Собора, но все чудесным образом разрешилось в первые же дни его работы. Однако другая проблема приобрела драматическое звучание уже на самом Соборе. Я имею в виду вопрос об украинской автокефалии. Наверное, после прославления
Государя это было вторым по значимости соборным решением. Я вспоминаю, какое волнение в дни заседаний Архиерейского Собора произвело сообщение, что президент Украины Леонид Кучма прислал Святейшему Патриарху телеграмму с требованием автокефалии. А что украинские архиереи провели в связи с этим
закрытое совещание, решение которого было неизвестно. Люд православный замер в ожидании и страхе: неужели произойдет непоправимое. Я знаю, что ты внимательно следишь за ситуацией на Украине. Что предшествовало этим драматическим событиям?

С.Г.: Если прославление Царя связано с будущим нашего Отечества, обнадеживает нас, то тема украинской автокефалии — тема сегодняшнего дня. Мне трудно, находясь в России, до конца понять процессы, происходящие на Украине, но по доступной прессе было ясно, что давление на Украинскую Православную
Церковь со стороны властей и части общественных организаций происходит неимоверное. Не меньшее, а может быть даже и большее, чем оно было в 1992 году, когда произошел раскол.

А.С.: Я читал, что украинские власти уже запланировали провести некий «объединительный всеукраинский православный собор».

С.Г.: Действительно, было чего опасаться. На Украине недавно появилось «Движение за объединенную Украинскую автокефальную православную церковь». Причем, это движение поддерживают не только президент Кучма, но и едва ли не большая часть депутатов Верховной Рады (по некоторым сообщениям в это движение
вошло до 250 депутатов). Представим себе мощность политического воздействия. А что было с другой стороны? С другой стороны были рядовые граждане Украины. Православные христиане, не имеющие в своих рядах видных политиков, не владеющие средствами массовой информации. Голос православного народа мог в
таких условиях проявиться только через архипастырей. Даже в центральных и южных областях, которые всегда выступают за единство с Россией, в данном случае архиереи были, чуть ли не единственными проводниками гласа православного народа.
Власти осенью этого года планировали провести объединительный собор, на котором хотели посадить рядом с представителями канонический Украинской Православной Церкви Московского патриархата анафематствованных раскольников из так называемых УПЦ КП и УАПЦ. Власти готовили такое «механическое»
объединение православных с еретиками. И оно обретало реальные формы, особенно после того, как вице-премьер правительства Украины Николай Жулинский побывал в Стамбуле, где имел встречу с патриархом Варфоломеем I. Константинопольский патриарх обнадежил украинского церковно-политического конструктора,
что он поддержит такой собор. Для наших архиереев это не стало бы неожиданностью, по той простой причине, что сценарий готовившийся на Украине, был уже опробован в Эстонии. Мы были и, к сожалению, остаемся свидетелями раскольнической деятельности патриарха Варфоломея на територии бывших союзных
республик.

А.С.: И в этих условиях 28 июля собрался Собор Украинской Православной Церкви.

С.Г.: Обрати внимание, что в этом году у нас много было интересных совпадений дат. Об избрании Владимира Путина президентом России мы узнали 27 марта в день Феодоровской иконы Божией Матери (день избрания на русский престол Михаила Федоровича Романова). А украинские архиереи собрались в день памяти
святого равноапостольного князя Владимира Крестителя Руси. Святой князь крещением объединил Русь, а не разделил ее. Такое же единение Русской Православной Церкви продемонстрировал Украинский Собор в день Его памяти. Решения собора были чрезвычайно просты. Их было три. Я напомню: обращение к будущему
Архиерейскому Собору Русской Православной Церкви с предложением подтвердить автономный статус украинской церкви в составе РПЦ, обращение ко всему народу и обращение к Константинопольскому патриарху Варфоломею с грозным предупреждением не вмешиваться во внутрицерковные дела на Украине.

А.С.: Итак, прошел Собор УПЦ МП. Казалось бы, вопрос исчерпан. Но тут вдруг во время заседания Архиерейского Собора президент Украины направляет телеграмму Святейшему Патриарху Алексию с просьбой рассмотреть вопрос об автокефалии. Видимо, снова разыгралась интрига во властных структурах Украины.

С.Г.: Наверное. Но вот что важно: несмотря на такое сильное давление наш Собор, ничтоже сумняшеся, принял решение не ради интересов отдельных лиц или политических групп, а ради пользы наших народов. Ты помнишь, как легко наши политики разделили единое государство, разрезали на части государственными
границами единый русский народ. Боль разделения до сих пор переживается нами очень тяжело. Но все понимают, пока Церковь остается единой, разделение русского народа является и не полным, и не окончательным. И вот наши архипастыри остановили процесс дальнейшего деления. Когда-то московский Земский
Собор 1653 года и Переяславская Рада, твердо заявили: «Навеки вместе». Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви не обманул чаяний миллионов православных русских и украинцев. В этом величие нравственного подвига совершенного нашими архиереями. Уверен, что этот подвиг еще оценят наши
братские народы.

А.С.: Действительно, теперь слово за политиками. Последние известия обнадеживают: президент Украины Леонид Кучма принял все-таки участие в освящении Софийского собора, несмотря на провокационные вопли филаретовцев и других раскольников. Это говорит о том, что власти Украины правильно поняли решения
Собора и не намерены далее проводить деструктивную политику в отношении Церкви.

С.Г.: Я думаю, что президент Кучма, не являясь врагом украинского народа, понял, что это не просто решение отдельных политических чиновников и групп, а это соборное решение, которое продиктовано заботой о Церкви. Оно является естественным и правильным, и президент, как разумный политик, это понял и
оценил. Он публично высказался, что к организации «объединительного» собора на Украине администрация президента не будет иметь отношения.

А.С.: Кстати, мы сейчас видим, что Господь разрушил козни этих раскольников. Они даже между собой не смогли договориться.

С.Г.: Да на Украине прошли соборы филаретовцев и автокефалов, которые казалось бы должны были сговориться, но не сумели. Вот ясное свидетельство того, что нашим Собором двигал Дух Святый, дух соединения и любви. А ими движет дух раздора и вражды.

Продолжение обсуждения деяний Юбилейного Собора Русской Православной Церкви по вопросам взаимоотношений с инославием, социальной доктрине и изменений Устав читайте в следующей сводке новостей 7 октября.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru