Русская линия
29.04.2004 

Митрополит Курский и Рыльский Ювеналий
29 апреля 2004 года исполняется 75 лет земной жизни Высокопреосвященного Ювеналия, митрополита Курского и Рыльского

Митрополит Курский и Рыльский Ювеналий родился 29 апреля 1929 года в хуторе Большом Мечетном Семикаракорского района Ростовской области в благочестивой казачьей семье. После рождения близнецов Спиридона – будущего архипастыря и Вениамина у Алексея и Ульяны Тарасовых стало пятеро сыновей. Вскоре многочисленное семейство переехало в город Шахты, но лето дети неизменно проводили у бабушки, на хуторе, помогая по хозяйству, работая в колхозе на прополке, сенокосе, уборке хлеба. Труд на земле был тяжким во все времена, а это были годы коллективизации, страшного голода, сознательно организованного в хлебородных областях России и Украины. Ни одно из тех испытаний, что были ниспосланы нашему Отечеству в ХХ столетии, не обошли стороной семью Тарасовых. Беда пришла в их дом в 1937 году: был арестован, а затем, подобно сотням тысяч соотечественников, безвинно расстрелян отец – проходчик угольной шахты. Многие десятилетия спустя Владыка получил возможность ознакомиться с делом своего отца, сфабрикованным с первой до последней страницы, но никогда не возгревал он в своей душе мстительного чувства, никогда не поддерживал требований "назвать поименно" всех преступников, воздать им "око за око", хотя, казалось, было за что мстить. Тогда, поздней осенью тридцать седьмого, семья недавнего шахтера-стахановца, в одночасье ставшего "врагом народа", оказалась на улице: жилье было отобрано, Спиридон вместе с братьями исключен из школы. Приближалась зима и осиротевшая семья поехала к бабушке Татьяне Андреевне. В хуторе все еще действовал храм ("безбожная пятилетка" только набирала обороты!), где бабушка пела на клиросе, к ней-то и обратился настоятель отец Иоанн с просьбой привести в храм внука для помощи в алтаре. Так, в канун празднования памяти святителя Николая восьмилетний Спиридон начал пономарить в сельском храме. Меньше чем через два года храм был закрыт и вскоре разрушен.
"Безбожная пятилетка", которой надлежало завершиться в 1942 году полным искоренением религии, была прервана войной. И опять семья Тарасовых оказалась в эпицентре горестных событий. Старшие братья воевали в Красной Армии, а вдова Ульяна Пахомовна с младшими сыновьями выживала в условиях и прифронтовой зоны, и оккупации. В 1943 г. в боях под Курском был убит старший ее сын Михаил, весной 1945 в шахте погиб 16-летний Вениамин, а в мае того же 45-го, за несколько дней до Победы, – Андрей, он был лейтенантом и сложил свою голову при взятии Берлина. Спиридон стал работать на шахте им. М.В.Фрунзе с апреля 1944 г., когда ему едва исполнилось 15 лет. Самым отрадным временем были часы, проводимые в храме. Промыслительно на жизненном пути Владыки встречались люди удивительные, оставившие заметный след в новейшей истории Русской Церкви. Так, в течение нескольких лет он был келейником у настоятеля храма во имя св. Александра Невского г. Шахты архимандрита Порфирия (Давиденко), которого рукополагал сам святитель Тихон, Патриарх Всероссийский. По его-то рекомендации епископ Ростовский и Таганрогский Сергий (Ларин) благословил Спиридона на поступление в Саратовскую Духовную семинарию, воспитанником которой он стал в 1949 г. Через несколько месяцев после того, как Спиридон прибыл в Саратов, ректором тамошней семинарии был назначен протоиерей Иоанн Сокаль. Это назначение последовало сразу же по возвращении о.Иоанна из эмиграции, где он провел больше тридцати лет, окормляя русскую паству в Югославии. Отец Иоанн был молитвенником и суровым аскетом, в обычае у него был проводить первую седмицу Великого поста, вовсе не вкушая пищи. Многие годы спустя Владыка Ювеналий узнал (и это отозвалось радостью в его душе), что свой пастырский путь о.Иоанн начинал на Курской земле, где в далеком 1914 г. был рукоположен во иерея, а за несколько лет до этого нес послушание помощника инспектора в Курской Духовной семинарии. Овдовев, о.Иоанн принял монашество с именем Иннокентий, был возведен в сан епископа и скончался, управляя Смоленской епархией. В 1952 г. инспектором семинарии был назначен иеромонах Антоний (Мельников), будущий митрополит Ленинградский и Новгородский. С отцом-инспектором у Спиридона Тарасова сложились особенно доверительные отношения. Однако особенно теплые и благоговейные воспоминания хранит Владыка об архиепископе Филиппе (Ставицком), назначенном на Саратовскую кафедру в том же 1949 г. Возведенный в епископское достоинство еще в предреволюционном 1916 г., Преосвященный Филипп проходил пастырское и архипастырское служение в России и Америке: миссионерствовал, разоблачая сектантов в Малороссии, руководил духовной семинарией в Нью-Йорке будучи архимандритом, управлял Аляскинской епархией в сане епископа. Вернувшись в 1917 г. в Россию, Владыка Филипп участвовал в работе Всероссийского Поместного собора, избирал святителя Тихона на патриарший престол. Переживший заточение и поношения в годину лютых гонений на Церковь Христову, архиепископ Филипп являл образец пастыря доброго, сочетавшего в себе строгость и взыскательность с отеческой заботой и любвеобилием. Такие люди окружали будущего митрополита в его семинарские годы! Когда в 1953 г. Спиридон Тарасов вернулся на Дон, в родные Шахты, Ростовской епархией управлял митрополит Вениамин (Федченков), один из известнейших иерархов ХХ столетия. Будущего священника удивило то, что Владыку, человека исключительной образованности, мало заинтересовал его семинарский диплом: "Начнешь служить, тогда узнаем, чему ты научился", – ответил он Спиридону, собиравшемуся предъявить документ. В день памяти пророка Божия Илии, 2 августа 1953 г. митрополит Вениамин рукоположил Спиридона Тарасова во диакона, а 4 августа во пресвитера. Началась приходская жизнь. Сперва о. Спиридон служил настоятелем в Михаило-Архангельском молитвенном доме г. Шахты, затем в Покровском храме г. Ново-Шахтинска, Вознесенском молитвенном доме. Своим чередом шла жизнь семейная, родились дети: сын, а уже через год дочь. К концу подходили пятидесятые годы, менялось отношение властей к Церкви. Об этом времени обычно вспоминают как о "хрущевской оттепели", а для людей верующих, прежде всего для священнослужителей, это было время "хрущевских гонений". Тысячами закрывались и разрушались храмы, упразднялись монастыри, во всем Советском Союзе удалось сохранить только три семинарии и две Духовные академии. Правда, священников и монахов больше не расстреливали, но издевательства применяли самые изощренные. Так, священника вызывали в соответствующие органы и, шантажируя, угрожая, подкупая, требовали отречься от веры Христовой. Были такие, кто не выдерживал, правда, по всей стране их были единицы. Через это испытание прошли практически все священнослужители, те из них, кому сейчас за шестьдесят, хорошо помнят, что значило быть вызванным "на отречение", как отзывалось это на нервах, на здоровье, на близких людях. А ведь некоторых вызывали больше десяти раз! Или предлагали священнику самому обратиться во властные структуры с заявлением о закрытии храма: советская власть, мол, ни при чем, люди сами перестали ходить в церковь, вот священник и обращается – закройте. Не минула эта чаша и о. Спиридона: были многочасовые "увещевания" в финуправлении, в исполкоме, в КГБ. Кто-то неизвестный тщательно расписывал сценарий работы с неуступчивым батюшкой: с утра вызывают в один кабинет, где сидящие вдоль всех четырех стен – и спереди и за спиной – чиновники устраивают перекрестный допрос. Стоит возвратиться домой, следует очередной вызов – уже в другое ведомство, затем в третье. К вечеру – состояние полного нервного истощения. Но не дрогнул о. Спиридон, не подписал ни одной бумажки. Тогда загорелись усадебные постройки во дворе, едва не сгорел дом. По прошествии сорока с лишним лет вспоминает Владыка Ювеналий не столько явных гонителей, сколько тайных помощников, которых и тогда было немало – и в финансовом управлении, и в исполкоме, и в милиции. Люди помогали невзирая на то, что сами могли пострадать от репрессивной машины. Однако особенно тяжкий удар нанесли не чиновники, а самый близкий человек: не выдержав испытаний, ушла из семьи супруга, оставив на попечение гонимого священника детей. Помощи ждать было неоткуда, все работы по дому приходилось выполнять самому: в один из дней батюшка занимался стиркой, на следующий день гладил, затем убирал дом, готовил еду. Через неделю цикл работ повторялся.
В феврале 1968 г. умерла мама, долго страдая перед кончиной от жестокой болезни. Отец Спиридон неотступно пребывал у одра болящей, а после ее кончины в течение сорока дней ежедневно ходил на её могилку, служил панихиды. А 26 июня 1968 г. в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре отец Спиридон был пострижен в монашество с именем Ювеналий, в честь святителя Ювеналия, патриарха Иерусалимского. В следующем, 1969 г., о. Ювеналий закончил заочный сектор Московской Духовной академии, а в январе 1970 г. было получено новое назначение – в Пензу, настоятелем Успенского кафедрального собора. Помимо этого, игумен Ювеналий исполнял послушания духовника епархии, члена епархиального совета, благочинного одного из церковных округов. Постановлением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена и Священного Синода от 11 ноября 1975 г. архимандриту Ювеналию (Тарасову), настоятелю Успенского кафедрального собора в г.Пензе, определено было стать епископом Воронежским и Липецким.
Наречение во епископа состоялось 15 ноября в храме во имя святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова Ленинградских Духовных академии и семинарии. Днем позже, 16 ноября, в Неделю 21-ю по Пятидесятнице, в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры сонмом архиереев архимандрит Ювеналий был хиротонисан во епископа Воронежского и Липецкого. Жители Воронежа до сих пор вспоминают Владыку Ювеналия добрым словом. За то, что отреставрировал и благолепно украсил Покровский собор, за то что служил несколько раз в неделю, проповедовал за каждой службой, проводил духовные беседы. А еще было заново отстроено здание епархиального управления. Тогда подобная активность со стороны священника или епископа вызывала раздражение у властей. Они-то и добились перевода не в меру активного архиерея подальше от центра России, в Иркутск. Было это в 1982 г. Кое-кто советовал Владыке отказаться от нового назначения, но он резонно возражал: "Будет ли у меня моральное право перемещать священников, если я сам откажусь от перевода". Два года возглавлял Владыка Иркутскую епархию, простиравшуюся от Байкала до Тихого океана и соизмеримую по территории с Австралией. Так что самым подходящим для поездок по приходам и благочиниям транспортом был самолет, на худой конец поезд. Владыка вспоминает, как однажды ночью, приехав на поезде в один из городов, он вышел на платформу и замер: пред ним стояла толпа в несколько сот человек. Люди среди ночи, не побоявшись лютого сибирского мороза, пришли на вокзал, чтобы встретить своего архипастыря.
Господу было угодно, чтобы накануне великих преобразований в жизни нашей страны архиепископ Ювеналий оказался на Курской кафедре. Перечислить все сделанное им за эти без малого двадцать лет можно лишь в общих чертах, ибо подробный пересказ потребовал бы отдельной большой статьи. Открытие сотен храмов, десятки заново отстроенных, возрождение практически всех некогда существовавших в пределах области монастырей и создание новых, возрождение духовной семинарии, воссоздание Знаменского собора и продолжающееся до сегодняшнего дня восстановление архитектурного комплекса в Знаменской роще. Не будет преувеличением сказать, что Владыка является самым авторитетным человеком в области – не только для верующих, но и для людей далеких от религии. На отношения архипастыря со светскими властями не влияют результаты выборов, то, сторонником какой партии является губернатор или глава города Курска. Неслучайно, когда 29 апреля 1999 г. Владыке исполнилось 70 лет, празднование юбилея превратилось в торжество областного масштаба. В феврале 2000 г. Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II архиепископ Ювеналий был возведен в сан митрополита, а 2 августа 2003 г. исполнилось 50 лет со дня его служения в священном сане. "Полвека тому назад, в праздник пророка Божия Илии, – говорится в поздравительной телеграмме Святейшего Патриарха Алексия, – Вы были рукоположены во диакона, а спустя два дня – во иерея. За прошедшие годы Господь сулил Вам многое сделать и пережить, однако во всех жизненных обстоятельствах Вы всегда являли пример стойкости духа и верности своему призванию". 29 апреля 2004 г. митрополиту Курскому и Рыльскому Ювеналию исполняется 75 лет.
В канун 75-летнего юбилея Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в поздравительном письме тепло поздравил юбиляра, вспомнив годы его духовного становления и служения в пастырском и епископском сане на благо Матери-Церкви и Отечества и наградил митрополита Ювеналия за многолетний труд орденом святителя Иннокентия, митрополита Московского. А указом Президента России В.В.Путина зя заслуги перед Россией владыка Ювеналий награждён орденом "За заслуги перед Отечеством" III степени.
Пожелаем курскому архипастырю богатых милостей Божиих и многая благая лета для служения на ниве Христовой во благо народа Божия и всего нашего Отчества!
Исполла эти деспота, дорогой Владыко!
Пресс-служба Курской епархии http://www.eparhia.kursk.ru
  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru