Русская линия
04.12.1999 

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ЗАЯВЛЕНИЯ ЦЕРКОВНО-ОБЩЕСТВЕННЫЙ СОВЕТА ПО БИОМЕДИЦИНСКОЙ ЭТИКЕ

ЗАЯВЛЕНИЕ «ОБ ЭТИЧЕСКОЙ НЕДОПУСТИМОСТИ КЛОНИРОВАНИЯ ЧЕЛОВЕКА»

Глобальный кризис, охвативший мир, в значительной мере вызван игнорированием этических критериев при принятии решений о направлениях научных исследований и путях использования их достижений. Восстановление согласия между духовно-нравственной жизнью человека и его научно-технической деятельностью сегодня не просто желательно, но и во многом предопределяет возможность дальнейшего существования человеческой цивилизации. Однако в недрах современной науки порой рождаются опасные проекты, среди которых особое место принадлежит идее клонирования человека-воспроизведения самостоятельного организма из единичной соматической (телесной) клетки, генетически тождественной донору. И с научной, и с религиозной точек зрения эта идея представляется абсолютно неприемлемой.
Ее практическая реализация разрушит естественную основу социальных отношений, вызовет катастрофическое изменение мировоззренческих установок в сторону дальнейшего обесценивания жизни каждого отдельного человека, который перестанет восприниматься как уникальное творение Божие. Следует особо подчеркнуть, что достижение негласно подразумеваемой цели личного физического бессмертия через клонирование принципиально невозможно, поскольку духовная составляющая человека, формирующаяся на протяжении всей его жизни и являющаяся ядром человеческой личности, при клонировании воспроизведена быть не может. Клонирование человека — аморальный, безумный акт, ведущий к разрушению человеческой личности, бросающий вызов Создателю, бунт против Бога, что не может не обернуться трагическими последствиями: — существует опасность формирования околонаучных полукриминальных исследовательских групп, стремящихся к незаконному личному обогащению через обещание «чуда» клонирования; - клонирование создаст угрозу человеческому достоинству и личной неприкосновенности, делая наследственность человека беззащитной перед посторонним вмешательством.
— широкомасштабное клонирование будет означать вторжение в наследственное разнообразие человеческой популяции — естественную основу ее социального и биологического благополучия, включая устойчивость к неблагоприятным внешним воздействиям и различным заболеваниям; в конечном счете возможно вырождение, деградация человечества;
— тиражирование определенных генотипов может быть использовано злонамеренными людьми для реализации криминальных и/или милитаристских планов, отрицательные последствия которых окажутся соизмеримыми или даже превзойдут последствия геноцида целых народов, осуществлявшегося гитлеровским фашизмом.
Что же касается клонирования изолированных клеток и тканей живых организмов, равно как и использования целого ряда современных молекулярно- генетических методов, то против этих технологий не может быть возражений, поскольку они не нарушают суверенитета человеческой личности и весьма полезны в научно-исследовательских работах, медицинской и сельскохозяйственной практике.
Совет по медицинской этике Московского Патриархата считает своим долгом предупредить о грозящей опасности клонирования человека и обратиться ко всем, кто причастен к исследованиям в данной области, с призывом отказаться от дальнейших разработок, предпринять все меры к тому, чтобы не допустить не только законодательной легализации клонирования человека, но и воздействия на общественное сознание с целью формирования в нем представлений о морально-этической допустимости и безопасности этой процедуры. Мы обращаемся также к представителям других религиозных конфессий с просьбой поддержать нашу позицию.
Сегодня возможность сохранения человеческой цивилизации зависит от того, каким ценностям будет отдано предпочтение. От того, хватит ли моральных и нравственных сил, чтобы устоять от соблазна продления жизни небольшого числа людей за счет сознательного уничтожения множества других, за счет превращения их в потенциальных доноров, в биомассу, вместилища «запасных частей».
Совет считает, что единственной правовой нормой, способной оградить граждан Российской Федерации от опасности как очевидных, так и непредсказуемых отрицательных последствий клонирования человека, должна стать норма закона, устанавливающая запрет на любые исследования и разработки в этой области.
20 октября 1999 года, г. Москва

ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРОЕКТЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О ЗДРАВООХРАНЕНИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

В январе 1999 года Государственной Думой России принят в первом чтении проект федерального закона «О здравоохранении в Российской Федерации», который предполагается в ноябре 1999 года вынести на рассмотрение во втором чтении в числе первоочередных законопроектов.
Депутаты абсолютным большинством голосов одобрили концепцию и основные положения законопроекта. Но именно эта концепция, почти полностью отрицая традиционные российские духовные ценности, вызывает серьезные возражения, поскольку заложенная в ней идеология является разрушительной для жизни и здоровья нашего народа.
Российская медицина исторически основывалась на таких высших нравственных ценностях, как открытость, доступность, самоотверженная борьба за жизнь и здоровье страждущих, независимо от уровня их благосостояния. Она всегда рассматривалась как подвижническое служение. Теперь, согласно проекту закона, все это пытаются разрушить и подчинить коммерческим интересам.
Законопроект предусматривает коммерциализацию здравоохранения, превращение его в рынок, где товаром становится жизнь и здоровье человека, где врач и больной превращаются в производителя и потребителя медицинских услуг. На смену милосердию, состраданию, нравственному профессиональному долгу врача приходят законы рынка, выгода, расчет, позволяющие использовать любые средства для получения материальной прибыли. Вместо бесплатной медицинской помощи гражданам России обещана «доступная» помощь, которая теперь обретает название «услуг», что переводит ее в сферу сервиса.
Платная коммерческая медицина, вводимая вместо и за счет государственной, станет недоступной для большинства нашего неплатежеспособного населения. Она обречет людей на страдания и болезни, учреждения здравоохранения — на банкротство и перепрофилирование на немедицинские цели, а врачей — на безработицу. Это в свою очередь неизбежно будет сопровождаться дальнейшим ростом и без того высокой заболеваемости, инвалидизации и смертности населения.
Аморальный характер законопроекта ярко проявляется в статьях, посвященных прерыванию беременности и стерилизации. Так, в ст. 143 предусматривается возможность проведения абортов по социальным показаниям при сроках беременности от 12 до 22 недель, что не допускалось в России до 1996 года и категорически запрещено в 134 странах мира. В ст. 144 декларируется возможность медицинской стерилизации граждан по одному их желанию (с небольшими возрастными и социальными ограничениями). Кроме того, в законопроекте имеется положение, согласно которому «искусственное прерывание беременности проводится бесплатно в рамках программ обязательного медицинского страхования». В действительности это означает, что спланированное законом масштабное детоубийство будет осуществляться: во-первых, за счет здоровья миллионов больных людей, которые не получат медицинской помощи по причине отсутствия финансовых средств, изначально направленных не на лечение, а на аборты; и во-вторых, на деньги налогоплательщиков, вкладываемые в обязательное медицинское страхование. Иными словами, мы будем оплачивать это массовое детоубийство и тем самым помимо своей воли становится соучастниками этого греха и преступления. Кроме того, совершенно очевидно, что всемерное поощрение закона детоубийства прямо способствует процессу депопуляции в России, что представляет непосредственную угрозу безопасности страны.
Законопроект не только снимает практически все ограничения на псевдомедицинскую деятельность, но создает юридическую основу для ее распространения по всей территории нашей страны, что неминуемо отрицательно скажется на состоянии здоровья населения.
Так, статья 113 относит к понятию «народная медицина» методы, утвердившиеся в народных традициях и не зарегистрированные в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Таким образом, в практике здравоохранения допускается использование непроверенных и не прошедших клинического испытания методов, что представляет реальную опасность для здоровья всего населения. Помимо этого, определение понятия «народная медицина» в статье настолько аморфно, что позволяет относить к ней такие явно разрушительные способы воздействия на человека, как магия, колдовство, шаманство, иные методы оккультного происхождения. Норма законопроекта, позволяющая использовать методы так называемой народной медицины «в медицинских организациях государственно-муниципального сектора», открывает широкую дорогу для проникновения этих деструктивных методов в официальную медицину.
Нет возможности перечислить все негативные положения законопроекта, в основе которых лежат грубые нарушения не только этических норм, но и норм международного права, Конституции Российской Федерации, российского законодательства, а также прав, свобод и законных интересов как ныне живущего, так и будущего населения Российской Федерации. В данном случае выявилось полное совпадение негативных оценок юридических, экономических и этических аспектов данного законопроекта со стороны государственных должностных лиц, правовых и медицинских структур, со стороны научной общественности и религиозных организаций, что подтверждается отрицательными заключениями на законопроект Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, Правового управления Государственной Думы, Правового управления Совета Федерации, а также независимых экспертов. Число одних лишь поправок к законопроекту приближается к полутора тысячам.
Церковно-общественный Совет при Московской Патриархии считает, что единственным выходом в создавшейся ситуации является снятие законопроекта в представленном виде с рассмотрения либо возвращение на стадию первого чтения для переработки его концепции и приведения ее в соответствие с традиционными для России ценностями и морально-нравственными основаниями медицинской деятельности, с международно-правовыми нормами, Конституцией Российской Федерации и российским законодательством.
19 октября 1999 года

ЗАЯВЛЕНИЕ
О нравственных проблемах, связанных с развитием репродуктивных технологий

Достижения современной биологической науки открывают широкие возможности для технологического вмешательства в процесс зарождения человеческой жизни. Применение новых биомедицинских методов, с одной стороны, сулит многообещающие возможности, с другой же — представляет вполне реальную угрозу для физического здоровья и духовной целостности человека, для сохранения нравственных устоев общества.
Благодаря усилиям ученых многие прежде бесплодные пары обретают возможность иметь детей. Становятся реальностью выбор пола будущего ребенка, определение на ранней стадии развития вероятности наследственных или врожденных аномалий плода.
В то же время получает все более широкое развитие практика анонимного «донорства» половых клеток, а также предоставления услуг «вынашивающей матери», которая по условиям контракта обязана расстаться с рожденным ею младенцем немедленно после его появления на свет. Новые методики предполагают уничтожение «избыточных» или «бесперспективных» человеческих эмбрионов, либо их криоконсервацию с последующим применением в исследовательских, медицинских или коммерческих целях. В различных странах мира по-разному решается вопрос о правах «владельцев» человеческих эмбрионов и о границах допустимого в экспериментах над этими «биологическими объектами».
Возникают судебные тяжбы между «генетической» и «вынашивающей» или «суррогатной» матерью за право на ребенка. Уже в самом названии репродуктивных технологий содержится указание на общую опасность всех этих методик.
Традиционные представления об уникальности, бесценном достоинстве и богоподобии человеческой личности укоренены в Священном Писании и Священном Предании Церкви. Человеческая жизнь с точки зрения христианской веры — дар Божий. Псалмопевец описывает развитие плода в материнской утробе как творческий акт Бога: «Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей… Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои» (Пс. 138. 13, 15−16). О том же свидетельствует Иов в своих словах, обращенных к Богу: «Твои руки трудились надо мною и образовали всего меня кругом… Ты вывел меня из чрева» (Иов 10. 8, 18). «Я образовал тебя во чреве… и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя», — сказал Господь пророку Иеремии (Иер. 1. 5−6).
Использование же репродуктивных технологий порождает соблазн рассматривать формирующуюся жизнь как продукт, который можно выбирать согласно собственным склонностям и которым можно распоряжаться наравне с любыми другими продуктами человеческой деятельности. Человеческая жизнь становится предметом купли-продажи.
Почитая своим долгом отстаивать нравственные ценности христианства, Совет считает необходимым заявить следующее.
1. Рождение детей — одна из основных, но не единственная цель брачных отношений, основанных на пожизненной и всецелой верности мужчины и женщины, соединенных благословенным от Бога союзом любви. Испрашивая супругам в молитвах брачного венчания дар целомудрия и «плод чрева на пользу», Православная Церковь не может считать нравственно оправданными любые пути к деторождению, если они связаны с нарушением достоинства богоподобной человеческой личности, а также целостности супружеских отношений, которая несовместима с вторжением в них третьей стороны. Однако в тех случаях, когда иные терапевтические и хирургические методы лечения бесплодия не помогают супругам, искусственное оплодотворение половыми клетками мужа может считаться допустимым, так как оно не нарушает целостности брачного союза и не отличается принципиальным образом от других лечебных процедур.
2. Донорство половых клеток размывает основы семейных взаимоотношений, поскольку предполагает наличие у ребенка «генетических родителей», которым противопоставляются родители «социальные». В отличие от благородного по своим мотивам усыновления (удочерения) детей, уже лишившихся «генетических родителей», когда приемные родители восполняют недостаток любви и родительского попечения о них, такая практика, напротив, поощряет анонимное отцовство или материнство, заведомо освобожденное от всяких обязательств по отношению к тем, кто является «плотью от плоти» их. Кроме того, анонимность донорства открывает возможность для непреднамеренного генетического инцеста.
3. «Суррогатное материнство» (вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «генетическим родителям»), даже в тех случаях, когда оно осуществляется на некоммерческой основе, противоестественно и морально недопустимо. Травмируя как вынашивающую мать, так и дитя, этот метод пренебрегает той глубокой эмоциональной и духовной близостью, которая устанавливается между матерью и младенцем во время беременности и провоцирует кризис идентичности у ребенка (которая мать — настоящая?).
4. Все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, включающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных эмбрионов», представляются нравственно недопустимыми с православной точки зрения. Именно на признании человеческого эмбриона носителем человеческого достоинства основана моральная оценка аборта, который всегда осуждался Православной Церковью. Сегодня не только богословы, но и многие ученые согласны в том, что именно момент оплодотворения яйцеклетки является единственным актом подлинно качественного изменения, полагающим начало человеческой жизни и формирования будущей человеческой личности.
5. Безнравственным является и лишение жизни зачатого человеческого существа по причине нежелательного для родителей пола или наличия врожденного недуга.
6. Реализация «репродуктивных прав» одиноких женщин с использованием донорской спермы нарушает право будущего ребенка иметь отца. Использование репродуктивных технологий для обеспечения тех же «репродуктивных прав» лиц с «нестандартной сексуальной ориентацией» неизбежно способствует разрушению традиционных форм семейных отношений.
7. Нельзя забывать и о том, что применение репродуктивных технологий связано с угрозой развития онкологических заболеваний у женщин (в результате гормональной гиперстимуляции овуляции) и с частыми нарушения здоровья у зачатых таким образом детей.
Испытывая глубокую тревогу в связи с обозначившимися тенденциями, Совет считает своим долгом свидетельствовать об опасностях, ожидающих общество в результате искажения общепринятых нравственных норм, которые лежат в основе его жизни. Не будучи противниками научного прогресса и применения его достижений для блага людей, мы напоминаем о необходимости трезво и ответственно учитывать этические последствия внедрения новых технологий.
Утверждено на заседании Совета 13 октября 1999 года

ЗАЯВЛЕНИЕ
О современных тенденциях легализации эвтаназии в России

Возникновение проблемы эвтаназии нашем обществе непосредственно связано с «мировоззренческим плюрализмом», признающим существование разных типов ценностных ориентций, включая позицию, допускающую убийство и «право человека на смерть». По мнению сторонников легализации эвтназии, это «право» должно быть защищено законом и включать соответствующее организационное обеспечение, используя возможности современной фармакологии и социального института здравоохранения. Церковно-общественный Совет по биомедицинской этике Московского Патриархата считает необходимым в связи с этим заявить следующее.
Признавая ценность жизни каждого человека, его свободу и достоинство как уникальных свойств личности, созданной по образу и подобию Божию, православные священнослужители, ученые, врачи, считают недопустимым реализацию любых попыток легализаии эвтаназии как действия по намеренному умерщвлению безнадежно больных людей, рассматривая эвтаназию как особую форму убийства (по решению врачей или согласию родственников), либо самоубийства (по просьбе пациента), либо сочетание того и другого. Совет выступает против эвтаназии в любой форме, поскольку ее применение неизбежно приведет:
а) к криминализации медицины и к потере социального доверия к институту здравоохранения;
б) к поруганию бесценного дара человеческой жизни;
в) к умалению достоинства врача и извращению смысла его профессионального долга;
г) к снижению темпов развития медицинского знания, в частности, разработок методов реанимации, обезболивающих препаратов, средств для лечения неизлечимых заболеваний и т. п.;
д) к распространению в обществе принципов цинизма, нигилизма и нравственной деградации в целом, что неизбежно при отказе от соблюдения заповеди «не убий».
Квалифицированный врач должен учитывать, что просьба больного об ускорении его смерти, может быть обусловлена состоянием депрессии, лишающим его возможности правильно оценивать свое положение. Нельзя забывать и об особенностях человеческой личности, до последней минуты жизни обладающей свободой выбора и правом на изменение решения.
В свете этих факторов Совет считает эвтназию неприемлемой в нравственном отношении и категорически возражает против рассмотрения законодательных проектов, пытающихся юридически оформить возможность ее применения и тем самым внедрить в общественное сознание допустимость убийства или самоубийства с помощью медицины.

СОПРЕДСЕДАТЕЛИ Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике:
Епископ Тихвинский Константин, ректор Санкт-Петербургской Духовной Академии
Протоиерей Дмитрий Смирнов, Проректор Свято-Тихоновского Богословского института
Профессор Недоступ Александр Викторович, доктор мед. наук, председатель Московского общества православных врачей
Утверждено на заседании Совета 3 мая 1999 года


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru