Русская линия
25.02.2004 

Борис Немцов: «Мы — политические протестанты!»

«Я очень хорошо отношусь к протестантам. Моя сестра в Нижнем Новгороде — адвентистка, руководит христианским центром», — так начал разговор с нами известный политик, лидер СПС, бывший первый вице-премьер России Борис Немцов. Ниже приводим полный текст этого разговора.

Рождественское поздравление от Вас христианскому электорату?

— Любите друг друга. И жалейте друг друга.

Что Вы, Борис Ефимович. Скажете нашим верующим, читателям газеты, о результатах выборов? Многие расстроены. Так бояться им или не бояться, трагедия ли то, что случилось?

— Считаю, что нет худа без добра. Это честно. Если говорить о том, как у нас, например, идет диалог с «Яблоком», то теперь он идет гораздо более содержательней и конструктивней, чем до выборов. Кроме того, вы же сами знаете, пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Наша ошибка была в отсутствии четкой линии в предвыборной кампании. Четкая, ясная линия стала бы гарантией нашего успеха. Нам надо было твердо отстаивать свою позицию. Тогда она была бы поддержана если не большинством, то очень многими. Многие люди ценят позицию и презирают отсутствие позиции, бесхребетность. Для нас, правых сил, это хороший урок, и я по крайней мере, для себя выводы сделал.

А теперь вопрос от христиан: Ваше отношение к личности Иисуса Христа?

— Если честно: не говорите о Господе всуе. Вера — это интимная вещь, об этом нельзя говорить громко. Я считаю Иисуса самым выдающимся человеком истории, и судя по Библии, самым знаменитым и самым гуманистическим человеком. Иисус, кстати, был и остается самым популярным человеком в истории. Когда Джон Леннон покусился на это и сказал: «я более знаменит, чем Иисус Христос», — это были роковые слова. Его убили за них протестантские фанатики, убили за то, что он посмел произнести это.

Так протестанты — это плохо? Или хорошо?

— Нет, но фанатизм — это всегда плохо. Фанатизм в любой форме — зло. А протестанты — это трудолюбивые люди, я вижу это по своей сестре. Они ведут здоровый образ жизни, правильно воспитывают детей, чтут закон. Они выполняют любую букву закона. Кстати, и протестантские страны живут лучше, чем другие.

Так может быть, нам стать протестантской страной?

— Нам нельзя навязывать это. Миссионерская деятельность — это не всегда хорошо, и не всегда дает плод. Американцы в Ираке захотели дать свободу иракцам, а оказывается, она им особо не нужна. Поэтому надо быть осторожным. Другое дело, что протестантская мораль — это уважение к труду, к закону, к семье, к людям, то, чего нам не хватает. Протестантская деловая этика гораздо боле эффективна для государства, чем мусульманская или даже православная. Я считаю, что чем больше таких базовых принципов протестантизма будет на российской земле, тем лучше мы будем жить.

А воспримет ли российская земля эти базовые принципы?

— Боюсь, что не воспримет. Поэтому мы с вами до сих пор в нищете и барахтаемся. Протестантская этика, мораль, уважение к закону и трудолюбие, отсутствие тяги к алкоголизму, к обману — этого нам не хватает. Знаете, чем протестанты отличаются от православных всерьез?

По словам Бориса Немцова?

— Не только Немцова. Дело в том, что между православным и Богом есть посредник. Между протестантом и Богом посредника нет. И он все время знает, что никто ему грехи не отпустит. А православный думает: «Сейчас я нагрешу, набедокурю, потом приду к батюшке: «Батюшка дорогой, ой, согрешил, ой, каюсь, батюшка, прости меня. Вот тебе на храм 50 рублей, попадье 100 рублей, только прости меня». А протестант отвечает напрямую перед Богом. Поэтому протестанты и чтут законы сильнее, чем православные.

Так вы знаете, что протестанты — это и есть ваш электорат.

— Знаю, так и есть. Все протестанты за нас голосуют. А мы сами — тоже политические протестанты.

Военно-христианский вестник, 3 февраля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru