Русская линия
09.09.2003 

В Издательском совете Московской Патриархии прошли I Иринеевские чтения

Первая часть I Иринеевских чтений, состоявшихся 5 сентября в Издательском совете Московской Патриархии, была посвящена обсуждению учения и практики православного священника Анатолия Гармаева.
Руководитель Центра св. Иринея Лионского профессор Александр Дворкин, выступивший главным инициатором проведения чтений, считает, что необходимость дать оценку учению о. Анатолия давно назрела: священник издал серию книг по «нравственной психологии», основал в Волгоградской и Камышинской епархии Сергиевское духовное училище, в котором «поначалу преподавались обычные богословские предметы, которые со временем все более заменялись изучением психологической системы о. Анатолия». Александр Дворкин отметил также, что «тревожные свидетельства людей», побывавших в общине о. Анатолия, не позволяют далее откладывать экспертизу этого явления на предмет наличия в нем признаков тоталитарной секты. Все участники обсуждения — протоиереи Алексий Уминский и Димитрий Смирнов, диакон Михаил Першин — неоднократно подчеркивали, что обсуждается и оценивается не личность о. Анатолия и даже не его непосредственная педагогическая и психологическая деятельность, а именно его теория, получившая уже достаточно широкое распространение в православной среде.
«Глубокое опасение» по поводу содержания этой теории выразил основной докладчик — сотрудник Отдела по работе с молодежью Русской Православной Церкви диакон Михаил Першин, проанализировавший наиболее известную книгу о. Анатолия — «Психопатический круг в семье». Сам язык этой книги настораживает, считает о. Михаил, так как автор вводит особую систему терминов и понятий — «смесь психоаналитических и аскетических положений». В антропологии о. Анатолия докладчик увидел «тень манихейства»: человек расценивается как «продукт родовой жизни, детерминированный родовой психопатией». О. Михаил выделил в книге ряд признаков, которые, по его мнению, сближают учение о. Анатолия с сектантским. Это «создание образа врага», коим является мать как «энергетический вампир» (это положение о. Михаилу напоминает учение лидера «Богородичного центра» Иоанна Береславского); учение о «печатях» — словесном программировании души ребенка; положение о «всепроникающем энергетическом излучении», особенно сексуального характера, которое якобы исходит от людей и особенно пагубно воздействует на детские души в больших городах. Этим о. Анатолий обосновывает необходимость «бежать из городов», где «спасение невозможно». Несовместимым с христианством о. Михаил считает также «неудобоносимые вериги» — массу поведенческих предписаний для последователей о. Анатолия, особенно «бредовую ритуалистику вокруг заповеди «плодитесь и размножайтесь», а также просто опасные для жизни и здоровья положения типа осуждения кесарева сечения. О. Михаил пришел к выводу о том, что подобная теория является «псевдоправославной», она «дискредитирует» православную Церковь и «может покалечить людей».
Протоиерей Алексий Уминский, в прошлом школьный учитель, подчеркнул «несомненное личное педагогическое дарование» о. Анатолия Гармаева. Но своими книгами «он приводит не ко Христу, а только к себе самому», считает о.Алексий. По его словам, мышление о. Анатолия «оккультно», теория его представляет собой «тайное эзотерическое учение». Выступавший отметил, что, называя свое учение «христианской педагогикой», православный священник нигде не цитирует Евангелие, а лишь использует свой педагогический талант и духовный сан для «управления людьми».
Председатель синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами, протоиерей Димитрий Смирнов рассказал о своем многолетнем знакомстве с о. Анатолием, которого он знал задолго до рукоположения как «обаятельного человека, сильную личность». По мнению о. Димитрия, в основе учения о. Анатолия лежат «его собственные переживания, оформленные как непреложные законы». О. Димитрий уподобил «доморощенную» теорию о. Анатолия «новой хронологии истории» академика А. Фоменко, а практику его общинной жизни — похожим явлениям в общине о. Георгия Кочеткова. По мнению о. Димитрия, обсуждаемые книги могут служить своеобразным тестом: душевно здоровым людям они недоступны, для них очевидна «мутная бесперспективность» этого учения. Адептами же становятся люди «вязкого сознания», и в их среде «усугубляется злокачественный психопатологический процесс». Поэтому о. Димитрий считает деятельность о. Анатолия «безусловно вредной», о чем он не раз говорил и самому создателю «нравственной психологии», который «не воспринимает критику в свой адрес».
На вопрос о благословении правящего архиерея — митрополита Волгоградского и Камышинского Германа (Тимофеева), которое распространяется на Сергиевское училище и все издания о. Анатолия, о. Димитрий ответил, что Владыка Герман, по всей видимости, эти книги не читал. Выступавший также пообещал, что Сергиевское училище, если окажется, что оно «не духовное, а оккультно-рациональное», будет непременно «прикрыто».
Сам о. Анатолий Гармаев на чтениях не присутствовал, но организаторы в заключение подчеркнули, что не считают обсуждение «за глаза» неэтичным, так как обсуждается не личность священника, а «явление церковной жизни, на которое Церковь должна реагировать». К самому же о. Анатолию организаторы обсуждения относятся «без раздражения, с любовью» и не считают его «сознательным адептом темных сил, который действовал бы целенаправленно».

Обсуждение вопросов, связанных с духовным характером основных принципов гомеопатической медицины, состоялось во второй части I Иринеевских чтений. Необходимость подобного обсуждения участник чтений протоиерей Алексей Уминский, много лет тесно сотрудничающий с Центром св. Иринея Лионского, связывает с большим количеством вопросов, поступающих в Центр как от мирян, так и от священников, у которых прихожане просят благословения на гомеопатический курс лечения. Главный вопрос обсуждения — включает ли гомеопатия сверхъестественное, духовное воздействие и, в случае утвердительного ответа, — какой оно природы?
Принимавший участие в чтениях известный московский пастырь, председатель синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами протоиерей Дмитрий Смирнов отметил, что эти вопросы уже дважды обсуждались на заседании церковно-общественного совета по биомедицинской этике, однако однозначные выводы сделаны так и не были, «истину найти не удалось». О. Димитрий признался, что сам он иногда принимает гомеопатические средства и, следовательно, большой опасности в этом направлении медицины как таковом не видит. В то же время Элладская Православная Церковь, напомнил собравшимся о. Дмитрий, уже решила эти вопросы: она категорически отрицает возможность использования гомеопатии православными верующими.
Выступавшие разделились на противников и сторонников гомеопатии, выступления их чередовались. В числе первых выступил «давний оппонент гомеопатии», кандидат физико-математических наук, доцент МИФИ Владимир Решетов. Он убежден, что основные принципы гомеопатии («подобное исцеляется подобным», использование лекарственного компонента в ничтожно малых дозах, особый способ приготовления препаратов путем многократного встряхивания и перемешивания) содержат иррациональные элементы, предполагают некое метафизическое воздействие. «Формально гомеопатические препараты можно считать идоложертвенными, так как это своего рода поклонение духу лекарства», — убежден В.Решетов. Доцент МИФИ считает гомеопатию безусловно вредной, так как она «сеет мистический взгляд на мир, размывает сознание».
Эта точка зрения была поддержана в докладе клирика Новосибирской епархии протоиерея Александра Новопашина. По его сведениям, научный эффект применения гомеопатических препаратов не доказан, должных исследований не проводилось, в ряде европейских стран (Бельгии, Италии, Испании) гомеопатия как метод запрещена. Ссылаясь на ряд публикаций, о. Александр настаивал на том, что гомеопатия связана с асторологией, оккультизмом, агни-йогой, влиянием космических энергий и т. д., скомпрометирована именем Е. Блаватской и других мистиков. В своем выступлении о. Александр широко использовал материалы всероссийского съезда гомеопатов, состоявшегося в прошлом году в Новосибирске.
На защиту гомеопатии встали специалисты — практикующие врачи-гомеопаты, многие из которых представлялись еще и как «практикующие» православные. Так, Алексей Высочанский, врач и переводчик труда основоположника гомеопатии немецкого врача Самуила Ганемана (1755−1843), считает, что подобный тон критики связан с недостаточной информированностью оппонентов. По его сведениям, исследования эффективности гомеопатии достаточно представительны; гомеопатия давно считается столь же научным методом, сколь и аллопатическая медицина, и некорректно выстраивать оппозицию «гомеопатия — официальная медицина». По мнению А. Высочанского, гомеопатия не имеет ничего общего с оккультизмом и мистикой, а по заявлениям отдельных приверженцев этих течений, «примазывающихся к гомеопатии», нельзя судить о методе в целом.
Строго научным методом считает гомеопатию и доктор ветеринарной медицины Александр Липин, который также сослался на убедительные исследования Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). На опыте своей работы Липин опроверг утверждение о том, что гомеопатические препараты действуют по принципу плацебо (внушения): им создана гомеопатическая методика, с помощью которой 80 тыс. коров было вылечено от бесплодия.
Врач-гомеопат Владимир Чернов зачитал письмо архимандрита Рафаила (Карелина) в защиту гомеопатии, в котором напоминается, что некоторые русские святые — Феофан Затворник, Игнатий Брянчанинов, Иоанн Кронштадтский — не только сами пользовались гомеопатическими препаратами, но и советовали их употреблять другим. В письме подчеркивается, что «гомеопатия не претендует на то, чтобы заменить собой таинства Церкви».
Более резкий тон дискуссия приобрела после заявления врача Алексея Кузьмина, который назвал Иисуса Христа «первым гомеопатом», обосновывая это тем, что таинство Причастия якобы является реализаций принципа «подобное исцеляется подобным».
«Примирительным» стало выступление председателя Общества православных врачей, кардиолога Александра Недоступа, который постарался перечислить все «pro» и «contra». По словам А. Недоступа, двухсотлетний опыт положительного применения, отсутствие негативных последствий и так называемой «лекарственной болезни» при применении гомеопатических препаратов, особое внимание к больному, принятое у врачей-гомеопатов, с одной стороны, а с другой — недостаточная изученность механизма воздействия гомеопатических средств, не позволяют сделать однозначных выводов, а тем более — считать гомеопатию «синонимом бесовщины».
Подводя итоги заседания, протоиерей Алексий Уминский констатировал, что вопрос о гомеопатии не относится к вероучительным, но порождает недоумение в православной среде. Он отметил, что если гомеопатия является научным методом и не содержит духовных элементов, то понятие «православный гомеопат», широко распространившееся в последнее время, является бессмысленным. О. Алексий подчеркнул, что никаких однозначных выводов о гомеопатии сделать пока невозможно, и предложил считать обсуждение, состоявшееся на Иринеевских чтениях, началом всесторонней дискуссии, которая будет продолжена с непременным участием специалистов.
Благовест-инфо / Седмица.Ru


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Идея для бизнеса автомобиль на свадьбу http://www.drive-agency.ru.