Русская линия
13.10.2001 

ВЛАДЫКА ВАРНАВА ОКОНЧАТЕЛЬНО ОТМЕЖіВЫВАЕТСЯ ОТ СИНОДА РПЦЗ
Письмо епископа Варнавы епископу Манхеттенскому Гавриилу

Его Преосвященству, Владыке Гавриилу
Ваше Преосвященство, Преосвященнейший Владыка!

Письмом от 7/20 сентября 2001 г. Вы меня пригласили на Собор, с ограничением моего присутствия по делу меня касающемуся. Вы упомянули о моем запрещении Синодом в священнослужении. Причем, прежде выяснения дела, вы уже вынесли по нему суждение. Спрашивается зачем же вам меня слушать, когда вы меня уже осудили в бунте и расколе. В любой нормальной судебной процедуре подсудимый вызывается на суд в порядке обвинения в чем-то, а не с готовым приговором. А что, если обнаружится, что не я повинен в бунте и расколе в нашей Церкви?
Пренебрежение процедурным порядком не один раз наблюдалось в рассматриваемых Синодом дел. Произошло это и в конце прошлого года с поданной в Синод подведомственным мне духовенством апелляцией с жалобой на Еп. Амвросия. Архиеп. Лавр, как подобает представителю администрации Синода, принял эту жалобу на рассмотрение Синодом. Но попутно назвал протест этих клириков бунтом, взяв на себя одновременно и судебные полномочия.
Подобным же образом, на февральском заседании Синода был вынесен на означенных клириков приговор в расколе, без рассмотрения их жалобы.
А сама суть «бунта» и жалобы состояла в том, что на прошлом Соборе, без рассмотрения поданного этими клириками 17 июля 1999 г. письменного прошения, касающегося назначения нового архиерея на Зап.-Европейcкую епархию, был безапелляционно назначен правящим Еп. Амвросий.
Вы знаете, что в нормальных судебных инстанциях, всякая процедурная неисправность приводит к немедленному приостановлению данного дела. Следовательно, по нормам судебной процедуры, ставятся под вопрос все ваши решения относительно Западно-Европейских клириков.
Кроме того, все это дело происходило при ненормальной атмосфере на заседаниях. По нескольким свидетельствам, некоторые архиереи вели себя более, чем авторитетно, пресекая свободное выражение слова. Если, в результате такой обстановки, оказываются скованными недоумением и трепетом некоторые архиереи, какой же тогда может быть Соборный дух? Однако послесоборные синодальные документы постоянно настаивают на якобы преобладающем соборном духе на заседаниях. Это даже после того, как пять епископов своими заявлениями фактически оговорили эту соборность. Выходит, что одна треть епископата не согласна с вашими действиями, а вы, архиереи Синода, этим абсолютно пренебрегаете и перестраиваете действительность по принятому новому курсу, при главном руководстве Архиеп. Марка, исправляющего даже Ваше заявление на Окружное Послание Митрополита. Сам Вл. Марк, в своем окружном послании к своему духовенству от 14/27 июня 2001 г., также настаивал на абсолютной соборности последнего Собора и полностью игнорировал факт последующего за Собором опротестования его решений одной третью епископата.
Как вам удается провести такую подтасовку фактов? Противособорные возражения трех Российских архиереев вами просто отведены в царство небытия, зная, что вскоре, вами предоставленные самим себе, они растворятся во враждебной им среде МП, которую вы считаете единой законной российской Церковью. Рассчитаться с Митрополитом было сложнее. На это дело тон был подан в окружном письме Вл. Марка к своему духовенству. С возмущением он писал, что Митрополит выступал уже до Собора с двумя «не соборными» писаниями (Вл. Марк никак не посчитал «несоборным» свое общее Заявление с архиеп. МП Феофаном). «Мы, члены Архиерейского Синода, пишет Вл. Марк, старались „покрывать наготу своего отца“ молчанием, не выявляя его старческую немощь. Но ныне её использование злонамеренными элементами вполне очевидно. После этого мы уже не можем молчать, ибо этим мы стали бы молчаливыми соучастниками целенаправленной смуты против высшей церковной власти, Архиерейского Собора». В заключении, Вл. Марк запрещает прочтение «данного позорного документа» (т.е. Вл. Митрополита) в своих приходах. Таким образом, опозорив Митрополита, Вл. Марк создал психологическое условие для расправы над старцем. Итак, с 10 по 13 июля синодальные архиереи, заседая без Митрополита, пользуясь его «старческой немощью», и равнодушно смотря, как он сам несет в свои покои тяжелую Курско-Коренную Икону, в три дня добились его «свободного» отказа от Первосвятительства. Если учесть тот факт, что Митрополит покинул заседание Синода после первого часа с словами: «у нас с вами нет единомыслия! Мне здесь делать нечего!», то можно легко убедиться насколько Митрополит в своих обращениях до и после Собора 2000 г. выражал действительно свои всегдашние убеждения, и насколько, во время Собора и на последующих Синодах, имело место использование его «старческой немощи», «злонамеренными элементами» Архиерейского Синода, в связи с переменой курса РПЦЗ.
В силу вышесказанного я вас, архиереев Синода, следующих за Вл. Марком, обвиняю в незаконном и безнравственном действии в отношении Первосвятителя.
Что же касается меня, одного из пяти протестовавших архиереев, я мог просто стать козлом отпущения.
Причем вы, архиереи Синода, ничуть не посчитались со снятием прещений с нас Вл. Митрополитом. Вы могли бы оспаривать справедливость изданных Митрополитом Указов, например, вы могли бы сказать, что Митрополит должен был, как в нормальных условиях, предъявить свои возражения сначала в Синод, и потом только выразить свое окончательное решение, остающееся в силе до Архиерейского Собора. Но вы даже не коснулись этих полноправных актов Митрополита, этим вы постарались представить его, как безответственного человека, с подавляющей «старческой немощью».
Но тут же вы, архиереи Синода, сами поспешили использовать эту немощь.
В настоящее время, одно из главных ваших лукавых действий состоит в заверении, прибегая ко всякому роду хитросплетений, что вы, якобы, не изменяли курса нашей Церкви.
Такие утверждения оскорбительны для множества верующих, выразивших и не выразивших свое несогласие с Архиерейским Собором 2000 г. Они оскорбительны в первую очередь для Вл. Митрополита, который цело и честно правил Истину на протяжении своей долгой архипастырской жизни. Хоть бы вы вспомнили ту страницу его жизни, когда он мужественно спасал тысячи наших соотечественников, ютившихся в германских лагерях, под страхом выдачи советам, и хоть бы ради этого отмежевались бы от хамского отказа «прикрыть наготу своего отца».
Пресловутой теорией о неизменности курса в нашей Церкви вы оскорбляете и ваших российских собратьев, уже не говоря обо мне, и сотни священников и честных мирян ревнующих о Слове Истины.
Но особо унизительно такое утверждение для вас самих, архиереев Синода, так как вы сами не верите в ваши доводы, безоговорочно следуя за Архиеп. Марком и иже с ним.
Правда о новом курсе вырисовывается яркими красками из целого ряда деклараций последних лет. Раздался за рубежом, в Открытом обращении к прот. А. Киселеву (17 окт. 1991 г.), голос Патриарха Алексия: «Мы готовы к диалогу… Целью диалога должно стать восстановление литургического общения… При этом я считаю, восстановление единства в свидетельстве и молитве должно привести к созданию единой канонической юрисдикции при полной автономии Русской Зарубежной Церкви». С этого момента стали проводиться в нашей Церкви, и в частности на наших Соборах, попытки установить диалог с МП, и одновременно стали ослабляться наши связи с нашими российскими приходами. В этом порядке, знаменательным сдвигом в сторону МП оказался Собор ноября 1994 г. Когда сегодняшние защитники теории о якобы неизменности традиции в нашей Церкви делают ссылку на этот Собор, то, конечно, Собор 2000 г. вытекает из его русла. Характерное выражение этого начинания в сторону МП произошло и на июльском Соборе 1994 г., например замечание Вл. Лавра: «Мы еще не решили, хотим ли мы продолжать дело в России». На том же Соборе Архиеп. Марк заметил, что «через 10−20 лет мы будем американской или французской Церковью»,… «канонически мы теряемся»,… «необходимо выяснение канонического положения Русской Зарубежной Церкви для будущего». А в 1997 г, в Вестнике Германской епархии (N 4) Вл. Марк изложил план действий: «Всезарубежный Собор должен заняться вопросами нашего отношения к МП и дальнейшего развития этих отношений: установить, что нас объединяет и разделяет, — какая форма единения возможна или желательна, — возможно ли евхаристическое общение при полной автономии, или какая связь существует между евхаристическим общением и административным единством».
В декабре того же года Архиеп. Марк подписал общее с архиеп. МП Феофаном «Заявление участников девятого собеседования священнослужителей Русской Православной Церкви (Московского Патриархата и Зарубежной Церкви) на территории Германии: «Мы пришли к выводу, пишут в частности оба архиерея, что те проблемы, которые еще стоят между нами и требуют своего решения, не составляют абсолютного препятствия к евхаристическому общению».
В свою очередь, Вл. Амвросий, докладывая о Соборе 2000 г. своей пастве в Женеве, выражал уверенность в том, что Комиссия по единству Русской Церкви, созданная на Соборе 2000 г., выведет нашу Церковь из тупика.
Если к этому еще добавить заявление июльского Синода, что «Ни один из архиереев РПЦЗ не стремится к немедленному объединению с МП», то станет ясно любому добросовестному прихожанину на каком новом пути мы очутились.
Как после этого можно еще утверждать, что ничего нового не произошло в нашей Церкви? Допустим даже, что вышеприведенная обеспокоенность наших архиереев касательно будущего нашей Церкви имеет свои основания. Но зачем же искать объятия МП и притом заверять что ничего не происходит? Кто же тогда довел нашу Церковь до такого кризиса? Кто повинен в расколе?
В таких условиях свидетельствовать словом истины очень затруднительно. Не даром ваши писания становятся неубедительными. Несмотря на ваши заверения, судьбы многострадального русского народа вам стали безразличны. В вашем отступлении от России вы не замечаете, как вы вовлекаетесь в планы мировой перестройки и как вы, послушно, готовы уничтожить истинную свободную Русскую Церковь и предоставить судьбу всего верующего русского православного народа попечению Московской Патриархии, вовлеченной в ту же самую мировую политику.
Вспомните, Владыка, как Вы пришли в недоумение, когда в порядке первых действий созданного Комитета по единству русской Церкви, Вл. Марк сделал предложение запросить МП в чем мы её обидели. Неужели Вам этого недостаточно, чтобы узреть куда направился корабль нашей Церкви? А поймете ли Вы ситуацию, когда наша Церковь будет разделена на автономные местные церковные группировки, которые со временем сольются с местными Церквами? — то что и произойдет если вы, архиереи РПЦЗ, последуете новому церковному курсу, принятому в 1994 г., завершенному в 2000 г. и окончательно проведенному в жизнь в 2001 г. применением всевозможных мер удаления не согласных с вашей программой верных чад Зарубежной Церкви.
Отмежевываясь от нынешнего Синода РПЦЗ и от всех дел его, на основании 15 пр. Двукратного Константинопольского Собора, я возлагал надежды на будущий правильный Собор, который исправит ошибки предыдущего. Судя по составу, решениям и незаконным и позорным действиям июльского Синода, можно себе представить каков будет предстоящий Собор, созываемый официально для избрания нового митрополита, а неофициально для того, чтобы покончить с препятствующими проведению нового курса и дать ему свободный ход.
Зря я надеялся своей недавней запиской смягчить ваши сердца, но очевидно новый курс настоятельно требует своей жертвы.
Знайте, Владыка, что моя архиерейская совесть мне не позволит идти за архиереями Синода, как Владыки Марк и иже с ним, и я надеюсь, что найдутся и другие архиереи нашей многострадальной Церкви, которые будут со мной единомысленны.
22.09/05.10.2001
Свмч. Фоки
+ Епископ Варнава
Мысли о России


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru