Русская линия
08.09.2001 

В РОССИИ УСТАНОВИЛИСЬ НОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ЦЕРКОВЬЮ И ГОСУДАРСТВОМ
Интервью Патриарха Московского и всея Руси Алексия II телепрограмме «Подробности» (РТР)

3 сентября 2001 года

Корреспондент: Сегодня у нас специальный выпуск, и для этого есть особый повод. Пастырский жезл стал символом архиерейского служения с того самого момента, когда Основатель христианской Церкви сказал Своим ученикам: «Пасите овец моих». Вот уже сорок лет архипастырский жезл находится в руках у Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. В 1961 году архиепископ (впоследствии митрополит) Никодим рукоположил архимандрита Алексия во епископа Таллинского и Эстонского. За эти годы многое изменилось. Изменились люди, изменилась власть, изменилась страна. И вот сегодня мы в гостях у Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в Патриаршей резиденции в Чистом переулке.
Здравствуйте, Ваше Святейшество, поздравляю Вас с юбилеем от себя лично, от нашей программы, от нашей телекомпании.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II:
— Спасибо.

— Вы многое видели на своем архипастырском веку. Расскажите, пожалуйста, какое событие особенно запомнилось, что произвело на Вас наиболее сильное впечатление.

— За 40 лет очень многое изменилось в отношениях между государством и Церковью, многое за эти годы изменилось и в жизни самой Церкви. Моя архиерейская хиротония состоялась в Таллинском Александро-Невском соборе 3 сентября 1961 года. Первые годы моего архиерейского служения пришлись на время правления Никиты Сергеевича Хрущева, начавшего новую волну гонений на Церковь. Сразу же после хиротонии меня поставили в известность, что до 1 октября я обязан закрыть 36 «нерентабельных» православных приходов и Пюхтицкий Успенский женский монастырь, так как в его помещениях планируется устроить Дом отдыха шахтеров. Мне стоило больших усилий доказать, что я не могу начинать епископскую деятельность с закрытия монастыря и приходов.

— Тем не менее, во времена Хрущева закрывалось очень много приходов.

— Все они закрывались административными методами.

— Вы как один из иерархов Русской Православной Церкви должны были каким-то образом вести переговоры с властями, общаться с государственными деятелями. Вам приходились встречаться с Хрущевым и Брежневым, Черненко и Андроповым, с Горбачевым, Ельциным и Путиным. Скажите, кто из руководителей страны был, на Ваш взгляд, наиболее близок к Церкви, понимал ее проблемы, а кто, наоборот, нанес ей наибольший урон?

— Думаю, что наибольший урон нанес все-таки Хрущев. Что же касается общения с государственными деятелями, то должен сказать, что руководителей Советского Союза обычно мы видели только по телевизору, если не считать случаев, когда на очередную годовщину Октябрьской революции иерархов Церкви приглашали на приемы в Кремль, где мы должны были поздравлять Генерального секретаря Брежнева и Председателя Совета министров Косыгина с праздником.
Управляющим делами Московской Патриархии я стал в 1964 году. К этому времени произошла смена руководства страны, открытые гонения прекратились. Однако вплоть до конца 80-х годов я чувствовал холодность, с которой относились власти к Церкви. Когда в 1986 году меня назначили митрополитом Ленинградским и Новгородским, я поставил вопрос о том, чтобы нанести визит председателю Ленинградского городского совета. Мне жестко ответили, что в Ленинграде такого никогда не было и быть не может. Повсеместное возрождение церковной жизни в России началось с 90-х годов, и Борис Николаевич Ельцин с пониманием относился к нашему мнению.

— Если про Бориса Николаевича можно сказать, что он уважительно относится к Русской Православной Церкви, то Наина Иосифовна, насколько я понимаю, по-настоящему верующий человек.

— Да, это действительно так. И преемник Бориса Николаевича Владимир Владимирович Путин тоже понимает проблемы и задачи Церкви. Тем более, что за последнее десятилетие впервые в истории России мы постарались установить совершенно новые отношения между Церковью и государством, предполагающие взаимоуважительное соработничество при невмешательстве во внутренние дела друг друга.

— Ваше Святейшество, государственный деятель — не только человек, наделенный властью, но и частное лицо. И многое зависит от его мировоззрения, веры, от его взгляда на жизнь. Пребывание Президента России Владимира Путина на Соловках, в Новгородской губернии средства массовой информации называли отпуском, ознакомительной поездкой. Однако для верующего человека путешествие по святым местам является паломничеством…

— Да, Владимир Владимирович Путин посвятил свой отпуск паломничеству. Я приветствовал Владимира Владимировича в Соловецком монастыре, мы вместе облетели на вертолете Соловецкие острова. Я рассказал ему об истории тех мест, о трагедии, которая постигла монастырь, когда он стал лагерем особого назначения. Многие тысячи наших соотечественников погибли на Соловецких островах.
В настоящее время в обители в очень трудных условиях возрождается монашеская жизнь. Президент согласился со мной, что Соловецкий монастырь надо возрождать, так как эта обитель — не только духовный оплот Православия на Русском Севере, но и форпост России на Белом море.

— Президент даже дал специальное поручение губернатору. Однако остается вопрос, на какие средства будут существовать монастыри. В специальном заявлении по этому поводу Вы выразили надежду, что удастся решить вопрос с монастырским землевладением. Поднимали ли Вы этот вопрос в разговорах с Президентом России? Какова была его реакция?

— Этот вопрос решается в рабочем порядке. Средства массовой информации несколько исказили мою позицию: я не ставил вопрос о возвращении всех земель, которые принадлежали Церкви. Монастыри сегодня просто не могут освоить те земли, которыми когда-то владели, поэтому они получают надел земли, который могут обработать для того, чтобы кормить себя и паломников. По моему мнению, не следует поднимать вопрос о реституции, потому что он вызовет множество проблем и конфликтов. Мы не требуем возвращения всего церковного имущества, однако я считаю, что по мере возможности следует возвратить Церкви некоторые принадлежавшие ей здания, необходимые для осуществления нормальной приходской деятельности, а также земельные участки, которые монастыри смогут обработать.

— В начале нашей беседы Вы говорили, что 40 лет назад главной проблемой Церкви было состояние приходов, которым постоянно угрожало закрытие. Изменились ли сегодня проблемы, которые стоят перед Русской Православной Церковью?

— Сейчас очень остро стоит вопрос образования. Мы понимаем, что после 70 лет атеистического воспитания нельзя сегодня ставить вопрос о введении в школьную или вузовскую программу предмета «Закон Божий». Но мы предлагаем, чтобы в программу была введена дисциплина «История православной культуры», ибо наша культура основана на Православии, и каждый образованный человек должен знать основы своей православной культуры.

Спасибо, Ваше Святейшество. Разрешите еще раз поздравить Вас с юбилеем.
В эфире была программа «Подробности» из Патриаршей резиденции в Чистом переулке. Всего Вам доброго.

ОВЦС МП


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru