Русская линия
15.12.2002 

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ТЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ СТАНДАРТЫ И ТРАДИЦИИ ДУХОВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
Интервью Ответственного секретаря Учебного комитета Русской Православной Церкви иеромонаха Петра (Еремеева) по итогам работы Коллегии Учебного комитета

Ваше Преподобие, 11−12 декабря в Московской духовной академии состоялось заседание Коллегии Учебного комитета Русской Православной Церкви. Какие вопросы обсуждались на Коллегии?

Начнем с того, что Коллегия Учебного комитета — это новый орган в структуре управления духовным образованием нашей Церкви, созданный в начале этого года по благословению Святейшего Патриарха. В ее состав входят руководители основных подразделений центрального аппарата Учебного комитета, а также ректоры академий и институтов, подведомственных Комитету. Для участия в работе Коллегии приглашаются различные специалисты, а также представители духовных школ. Задача Коллегии — разработка решений и предложений Учебного комитета по наиболее важным вопросам духовного образования.
Главной темой Коллегии, работавшей 11−12 декабря в Московской духовной академии, был новый образовательный стандарт духовной академии и духовной семинарии. Вопрос о новом стандарте обсуждается уже достаточно долго, как на совещаниях ректоров духовных учебных заведений РПЦ и на Архиерейских соборах Церкви последних лет, так и в средствах массовой информации.
Вопрос этот очень важный, как для Церкви в целом, так и для самих духовных академий, семинарий и училищ, поэтому ему было уделено основное время работы Коллегии. Ведь на повестке дня не просто рядовое изменение в учебных планах духовных школ, а реформа всей системы духовного образования, каковых в истории отечественного духовного образования было не так много.

Каковы цели осуществляемой реформы духовного образования?

На общецерковном уровне вопрос о преобразованиях в системе духовного образования впервые стал обсуждаться с 1994 года. Как Вы знаете, Архиерейский собор 1994 года принял специальное постановление по вопросу реформы духовного образования. Оно предписывало до 2000 года подготовить духовные семинарии к переходу на новые учебные программы, реализация которых повышала бы статус семинарии до высшего учебного заведения. В том же году Святейший Патриарх Алексий II возглавил совещание ректоров духовных учебных заведений, где поставил перед руководством духовных школ задачу повышения качества образования. Специально отмечу, что из 45-ти духовных учебных заведений РПЦ, действующих в 1994 году, 40 были открыты в период с 1988 по 1994 годы, а значит, испытывали острую нехватку преподавательских кадров и учебных пособий, находились в тяжелом материальном положении. Вот в таких условиях, продолжая открывать новые духовные учебные заведения, Церковь приступила к реформе, а вернее будет сказать, к организации системы духовного образования.
Во исполнение решения Архиерейского собора 1994 года была создана Рабочая группа по разработке концепции новой системы богословского образования, на которую была возложена задача в кратчайшие сроки подготовить пакет предложений по реформированию духовной школы. К началу работы Архиерейского собора 1997 года Рабочая группа подготовила следующие предложения: духовная семинария из четырехлетнего становится пятилетним высшим учебным заведением, с существенным расширением круга преподаваемых дисциплин, академия же преобразуется в трехлетнее специализированное учебное заведение, в котором обучаются выпускники семинарии, имеющее целью подготовку высококвалифицированных специалистов в области богословия. Положения Рабочей группы получили одобрение Священноначалия, и уже с 1997 г. новая образовательная концепция начала реализовываться.
Таким образом, по окончании проводимой сегодня реформы духовного образования Русская Православная Церковь должна иметь три основных типа духовных учебных заведений: училище — 2−3 года обучения, семинария — 5 лет обучения, академия — 3 года обучения. Училища будут давать минимальное духовное образование; образование, полученное в семинарии, будет позволять рукополагаться в священный сан, а также вести преподавательскую деятельность; академии же станут учебными заведениями с узкой научной специализацией.
Таковы цели реформы, которая уже пять лет проводится Учебным комитетом в сфере духовного образования. Но вышесказанное не является законченным ответом на поставленный Вами вопрос… Дело в том, что сегодня та реформа, которую мы начали пять лет назад, сама нуждается в корректировке.
Еще в начале внедрения в жизнь новой образовательной концепции руководство Учебного комитета и члены вышеупомянутой Рабочей группы провели ряд совещаний и консультаций о возможности государственной аккредитации духовных учебных заведений. В своем докладе на Архиерейском соборе 2000 года Председатель Учебного комитета архиепископ Верейский Евгений сделал акцент на вариантах таковой аккредитации. На тот момент существовали только стандарты по направлению «Теология» (стандарты бакалавра и магистра), государственный же стандарт по специальности «Теология» был только в проекте. 5 февраля 2002 года Министерство образования РФ утвердило стандарт по специальности «Теология», что позволяет нам сегодня с большей свободой, используя все три государственных стандарта, подкорректировать реализуемую сегодня нашими учебными заведениями новую образовательную концепцию таким образом, чтобы семинарии и академии, выполняя требования государственных стандартов, могли пройти государственную аккредитацию и выдавали своим выпускникам дипломы государственного образца.

Отец Петр, не считаете ли Вы, что введение государственного образовательного стандарта в учебный процесс духовных учебных заведений нарушит сложившиеся традиции духовного образования, будет способствовать секуляризации духовной школы?

Конечно, проводимая реформа может вызвать у некоторой части церковного общества неправильное впечатление, что кто-то собирается вот так взять и сломать традиции церковной образовательной системы, заменить духовное образование светским теологическим стандартом. По правде сказать, мне приходилось слышать такие обвинения в адрес Учебного комитета. Хочу всех заверить, что никто из моих коллег не строит коварных планов разорения духовной школы, нет среди нас и наивных идеалистов, которые решали бы такой серьезный вопрос на голом энтузиазме. Все мы понимаем — цена вопроса слишком велика, чтобы решать его без тщательной проработки. Появлению обсуждаемых сегодня проектов нового образовательного стандарта духовных учебных заведений предшествовала кропотливая аналитическая работа многих специалистов в этой области. Особенно важно и то, что мы имеем десятилетний опыт практической деятельности именно церковного образовательного учреждения в рамках государственных теологических стандартов. Я говорю о Православном Свято-Тихоновском богословском институте, который входит в число высших учебных заведений, подведомственных Учебному комитету. Опыт этот неоценим.
В конце концов, сами теологические стандарты не являются для Церкви чем-то посторонним, навязанным. Кто его авторы? Что было взято за основу этих стандартов? Стандарты разрабатывались преподавателями ПСТБИ, большей частью являвшихся выпускниками Московской духовной академии, при деятельном участии представителей других духовных учебных заведений. Разработчики стандартов учли богатый опыт отечественной духовной школы и при рассмотрении, например, стандарта по специальности «Теология» вы не найдете кардинальных расхождений стандарта и учебных программ пятилетней духовной семинарии.
Милость Божия, что Министерство образования РФ утвердило именно эти стандарты в качестве государственных. Так что по сути, речь идет о том, чтобы правильно и грамотно вписать наши семинарские и академические учебные программы в рамки существующих теологических стандартов. Ведь мы же хотим выдавать нашим выпускникам дипломы государственного образца. Мы просто не имеем права лишать наших выпускников, проучившихся пять лет в семинарии по программе фактически идентичной государственному образовательному стандарту по специальности «Теология», возможности получать признаваемый в нашем государстве диплом. Не говоря уже о том, что затраты Церкви на духовное образование будут более оправданы, если выпускники наших семинарий и академий на равных правах с выпускниками аккредитованных вузов нашей страны, как получившие диплом о высшем образовании государственного образца, смогут полноценно участвовать в жизни нашего общества.
Одним словом, я не разделяю опасения тех, кто считает, что духовная школа утеряет связь с традицией духовного образования, применяя государственный теологический стандарт. Если честно, мне вообще не понятно, о какой точно традиции идет речь? Если мы говорим о сегодняшней семинарии и академии, то это ведь совершенно иные учебные заведения, чем одноименные им дореволюционные духовные школы. Да и семинария с академией начала ХХ века — это уже не те семинарии и академии, которые зарождались в XIX веке. Учебные программы, уставы, сам статус духовных учебных заведений постоянно менялись. Посмотрите на историю духовного образования в России — это же история постоянных реформ. Получается, что проводимая сегодня реформа — шаг вполне созвучный традиции отечественного духовного образования.

Практический вопрос. Какие изменения предполагается внести в реализуемую сегодня концепцию духовного образования в связи с предполагаемой аккредитацией духовных учебных заведений?

Проект нового стандарта будет дорабатываться еще некоторое время, после чего будет подан на рассмотрение Святейшему Патриарху. До утверждения проекта Его Святейшеством уместно говорить только о возможных вариантах изменений в существующем стандарте. Вариантов не так много. И хотя большинство членов Коллегии склонилось к одному определенному варианту, я все же расскажу о двух, на мой взгляд, в равной степени разумных и реалистичных.
Один проект таков: семинария — высшее учебное заведение с двумя отделениями, практическим и богословским. На Практическом отделении реализуется стандарт по специальности «Теология», срок обучения 5 лет. Соответственно, по окончании семинарии по этому отделению выпускнику выдается диплом специалиста. Это отделение для тех, кто хочет посвятить свою жизнь пастырской, церковно-практической деятельности. На Богословском отделении реализуется стандарт по направлению «Теология», срок обучения 4 года. По окончании семинарии по этому отделению выпускнику выдается диплом бакалавра. Тех, кто решит «схалтурить» и по этой причине выберет более короткий 4-летний срок обучения, ждет жестокое разочарование: бакалаврская программа предполагает глубокое изучение таких непопулярных среди нынешних «семинаристов-практиков» дисциплин, как латынь, древнегреческий, еврейский языки и др. Говоря по существу, на Богословском отделении, согласно этому проекту, смогут обучаться именно те, кто желает всерьез заниматься наукой. Таковые по окончании Богословского отделения будут иметь возможность продолжить образование в трехлетней (или двухлетней) духовной академии со статусом магистратуры. Проект предполагает возможность обучения в академии выпускников и Практического отделения. Скорее всего, тем, кто внезапно почувствовал тягу к науке, при поступлении в академию придется доказать серьезность своих намерений на вступительных экзаменах по древним и новым языкам и специальным богословским дисциплинам.
По прохождении государственной аккредитации таких семинарий и академий их выпускники будут получать дипломы государственного образца и, соответственно, смогут трудиться как на церковном поприще, так и в государственных учреждениях. Вот такой проект.
Другой проект предполагает реализацию в семинарии образовательного стандарта по специальности «Теология». После окончания такой семинарии (5 лет обучения) выпускник получает государственный диплом о высшем образовании (диплом специалиста), позволяющий наряду с церковным служением преподавать в образовательных учреждениях всех уровней. Что при этом становится с академией? Согласно этому варианту, академия включает в себя семинарию, равно как и иные подразделения, образованные на основе ныне действующих иконописной и регентской школ. Проект предполагает в перспективе выдачу государственных дипломов по соответствующим специальностям выпускникам всех подразделений академии. В структуру академии вводится двухлетняя специализация, за ней двухлетняя аспирантура. Выпускники семинарий при академиях и выпускники региональных семинарий, имеющих государственную аккредитацию, смогут поступать в аспирантуру, пройдя двухлетнюю специализацию в академии.
Еще раз оговорюсь, что это всего лишь проекты нового образовательного стандарта духовных школ, озвученные на Коллегии. Пока еще трудно сказать, какой именно будет модель новой системы духовного образования. Могу предположить, что к февралю-марту будет ясно, по какому точно стандарту наши духовные учебные заведения начнут будущий 2003/2004 учебный год.
Вопросы задавал Р.В. Тупикин


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru