Русская линия
Олег Родзянко21.11.2003 

«Как бы нам не пришлось стать посмешищем перед людьми»
Письмо Всезарубежному пастырскому совещанию РПЦз (Л)

Автор этих строк почти точный сверстник РПЦЗ. Родился в 1923 году в Югославии, в 1944 г. уехал в Германию, в 1949 г. уехал из Мюнхена, где 3 года был иподиаконом у митрополита Анастасия, и иммигрировал в США. Всю жизнь был прихожанином РПЦЗ, лично знал всех пять правящих митрополитов её. Но когда в 2000 году, заболев в России, был при смерти, исповедался и причащался у священника МП. Я сын М. М. Родзянко, автора брошюры «Правда о Зарубежной Церкви», и брат епископа Василия (Родзянко), почти до конца своей жизни бывшего поборником объединения с МП, и из-за этого оставшегося в Сербской Православной Церкви и позднее перешедшего в Православную Церковь в Америке (ПЦвА).

Ввиду предстоящего совещания клириков РПЦЗ по этому вопросу, считаю своим долгом поделиться тем, что я знаю. С 1991 года, со времени известного «Путча», мы с женой 7 раз посетили Россию, где побывали в очень многих местах. Мой брат, епископ Василий, тоже в те годы побывал несколько раз в России. Летом 1993 года владыка Василий провёл 4 месяца в Москве, записывая серию проповедей, которые потом передавались по телевидению в России. Вернувшись осенью в США и сидя у нас дома со мной и с моей женой, вл. Василий был в подавленном настроении. Он нам тогда сказал: «Вы не отдаёте себе отчёта в том, что творится в России: ведь там в церкви всё сплошь одни проходимцы». Я ему ответил, что я с ним не согласен, что, несколько раз посетив Россию, я видел очень много, и я, и жена встречали прекрасных православных людей и среди прихожан, и среди священников. К чему моя жена прибавила: «Может быть, тебе по линии твоей деятельности пришлось вращаться среди проходимцев?». «Может быть, — ответил он, — очень надеюсь, что вы правы». Это был пример наших давних разногласий относительно МП, но в данном случае мы как бы поменялись местами.

Прошло ещё 2 или 3 года, и вл. Василий был снова в Москве, где читал лекции студентам Св. Тихоновского Института. Вернувшись назад, он нам сказал: «Вот теперь я с вами согласен: среди молодёжи действительно много прекрасных православных людей, — и, помолчав, прибавил: — Но надо ещё целое поколение, а, может быть, и больше, пока всё войдёт в норму.

Ещё один пример из опыта вл. Василия. Много лет тому назад, когда мы занимались печатным делом, ещё не разочаровавшийся в МП владыка прислал нам транскрипт интервью, которое он дал митрополиту Ювеналию из МП, с припиской: «Прочти! Я буду передавать этот материал по радио в Россию, а ты печатай!» Я на это ему ответил: «Ты, если хочешь, передавай по радио, а я печатать подожду». Когда в МП был созван комитет по изучению вопроса о канонизации царственных новомучеников под председательством митрополита Ювеналия, владыка Василий был приглашён быть членом этого комитета. Я знаю, что владыка Василий всецело принял прославление новомучеников РПЦЗ. Он говорил, что в сербской церкви уже в начале 20-ых годов ХХ столетия епископ Николай Охридский прославил Царскую семью (это пример местного прославления святых), и в Охриде висит с тех пор икона Государя. Что произошло в этом комитете, я подробно не знаю, но знаю, что очень скоро владыка Василий перестал быть членом этого комитета. Когда в июле 1994 года на прославлении владыки Иоанна Шанхайского в Сан-Франциско, где присутствовал и владыка Василий, мы с ним заговорили о владыке Ювеналии, владыка Василий мне тогда сказал: «Ну, владыка Ювеналий не только проходимец, а, может быть, и того хуже».

Летом 1994 года с группой русских паломников по России из США мы были в Великом Новгороде, ходили с гидом вокруг памятника 1000-летия Руси. На одном из зданий Новгородского музея красовалась большая матерчатая надпись: «Международный экуменический коллоквиум». Гидом нашим был директор музея Новгородского кремля Н. Н. Гринёв. На наш вопрос: Что эта надпись значит? — он пожал плечами и сказал: «Они хотели, чтобы мы этот коллоквиум устраивали. Мы отказались. Тогда они у нас наняли помещение и устраивают сами».

В это время около памятника 1000-летия Руси появилась молодая монахиня-сербка, говорящая по-русски с сербским акцентом. Она, беседуя с нами, сказала, что её прислал сюда сербский патриарх Павел, чтобы она говорила здесь правду. «И вот сейчас я буду говорить правду». Тут же оказалась корреспондентка местной газеты и начала интервью с монашкой, которая очень красочно прочла написанное заявление в очень бескомпромиссной форме, критикуя тот факт, что всех участников коллоквиума, не взирая на их вероисповедническую принадлежность, в соборе Св. Софии допустили к причастию.

Сразу, как только монашка кончила своё заявление, корреспондентка поднесла микрофон мне с вопросом: «А вы как попали на коллоквиум?» На что я ответил, что я не попадал на коллоквиум, назвал себя, сказал, откуда я, и добавил, что я совершенно обескуражен тем, что только что услышал: Как могли в соборе, в котором Св. Александр Невский служил молебен перед отражением католиков, католиков причащать!!! Корреспондентка возразила: «А почему? Владыка Лев Новгородский благословил». А я ей на это ответил:«Если владыка Лев православный епископ, он не смел этого благословить, т.к. это нарушение не только канонов, но и догматов Православной церкви». Владыка Лев до сих пор правящий архиерей в Великом Новгороде.

В начале 2000 года мой сын Алексей, который работает и живёт сейчас в Москве, был по делам в Новгороде и встретился случайно с вл. Львом. Вл. Лев, между прочим, ему сказал: «Я слышал, что вы и ваш отец помогаете на территории бывшего имения деда вашего отца, в Топорке, в деле постройки церкви и росписи её с условием, что там будет и икона царственных новомучеников. Я на эту икону благословения не дал, т.к. они никем ещё не прославлены!» Мой сын ничего ему на это не ответил, т.к. он был не один, а икона в то время была почти уже написана. Через несколько месяцев после этого царские новомученики были прославлены МП, и икона висит в новопостроенной маленькой и уютной церкви.

Когда я после посещения Новгорода рассказал своему брату, вл. Василию, о причащении инославных в Новгородской Софии, он задумался и сказал: «Владыка Лев мог это сделать: он же был келейником у митрополита Никодима». Того митрополита Никодима, который умер при посещении Ватикана и который, по слухам, был тайным католиком.

После нашей первой паломнической поездки в Россию в 1992 году, мы были в гостях в семье отца Петра Холодного, где присутствовал владыка митрополит Виталий. Мы рассказали всем присутствовавшим о нашем паломничестве. Владыка Виталий тогда на это сказал: «Чем больше у нас будет контактов на приходском уровне, тем лучше». — «Владыка, — спросил я, — нас просят в дальнейшем помогать устраивать такие паломничества. Вы нас благословляете это делать?» — «Благословляю!" — ответил Владыка. Я подошёл к нему и он меня благословил. Дальнейшие 5 паломничеств были с нашим содействием и участием.

Ещё один случай, который следует упомянуть. В 1993 году, во время паломничества по русским рекам на теплоходе с нами плыл один московский священник, который, как и многие в МП, был поборником прославления царственных новомучеников. В общей беседе со всеми паломниками он описал случай, который был у него в приходе. На основании прославления РПЦЗ царственных новомучеников в его приходе был отслужен молебен перед иконой св. новомученика Николая II. После молебна икона осталась лежать на аналое. Случилось так, что приехал к нему в приход митрополит Кирилл (Гундяев), глава Отдела Внешних Церковных Сношений. Увидав икону на аналое, он строго заявил: «А царя отсюда убери!» Священник унёс икону и повесил её в алтаре. Несколько лет спустя, в 2000 году, ещё до прославления новомучеников МП-ей, мы были в этом приходе. В правом приделе церкви (Св. Николая) в иконостасе была большая икона Государя. На наш вопрос, как это возможно после: «Царя отсюда убери— настоятель усмехнулся и сказал: «На меня уже давно махнули рукой». Если мы объединимся, то при всех контактах РПЦЗ с МП наши представители будут говорить не с этим священником и его единомышленниками, а с митрополитом Кириллом и ему подобными.

Впридачу к вышесказанному хочется заметить следующее. Путин просит РПЦЗ помочь возродить православную церковь в России и в то же время собирается поставить памятник Андропову (смотри газету «Русская Жизнь», от субботы 11 октября 2003 г., стр. 10) и даже не думает убрать атеистических идолов: труп Ленина с Красной площади и памятники ему по всей России. А ведь Ленин главный губитель православия и русского народа, о котором он цинично сказал на съезде коммунистической партии после захвата власти большевиками: «А что касается до русского народа, господа хорошие, то должен вам сказать: мне на него наплевать!» Путин возвращает в армию серп и молот с красной звездой и мотив советского гимна, и это как-то очень не совпадает с его просьбой к РПЦЗ. В своё время св. равноапостольный князь Владимир, когда крестил Русь, всех идолов сжег или утопил, и приемлемо ему было только Православное Христианство. Этим был заложен фундамент Великой России. А от нас Путин хочет, чтобы РПЦЗ, принимая его «идолов», помогла восстановить «Великую Русь». Здесь серьёзное противоречие.

Русская пословица говорит: поспешишь — людей насмешишь. Как бы нам не пришлось стать посмешищем перед людьми? Конечно, сближение нужно, но соединение преждевременно. Со времен нашего разговора с вл. Василием ещё далеко не прошло одного поколения, а надо, может быть, и больше.

Не являясь клириком РПЦЗ, я не могу явиться членом совещания, но я буду в Наяке, четыре священнослужителя будут у нас дома ночевать. Если кто-нибудь захочет более подробно обсудить кратко здесь изложенное, буду рад это сделать.

МЕЧ И ТРОСТЬ, Авторский сайт писателя Владимира Георгиевича Черкасова-Георгиевского


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru