Русская линия
23.09.2003 

Об итогах сентябрьского съезда НДПР и проблемах партийного строительства
Обращение к руководителям региональных отделений НДПР, ко всем членам партии

Уважаемые коллеги, друзья!

СЕНТЯБРЬСКИЙ съезд нашей партии подвел важную черту под почти трехлетним периодом ее истории, поставив нас перед все определяющим выбором. Сегодня, когда никаких иллюзий по поводу судебной защиты нашей партии не осталось и перед нами встала задача заново создавать НДПР, уместно твердо договориться о том, что, для чего и на каких основаниях мы создаем. За четыре с лишним месяца до намеченного на конец января 2004 г. повторного Учредительного съезда есть время хорошо обо всем поразмыслить и определиться.

Это тем более необходимо, что у нас уже есть горький опыт неудачного партстроительства, когда мы (а в нашем лице и все русское движение) не достигли цели именно потому, что первоначально не договорились четко, ясно и публично, какой должна быть партия, ради чего она создается. Мы не имеем права повторить эту ошибку.

Вот наши тезисы.

1.

Мы создаем политическую партию.

Создаем ее для защиты прав и интересов русского народа путем участия в легальной политической жизни страны, в том числе и в первую очередь — во всех видах выборов и в парламентской борьбе.

Создаем ее на основании российского законодательства.

Этими тремя фразами все, по сути, сказано, коротко и ясно. Но мы должны расшифровать, «разжевать» эти фразы, чтобы ни у кого не осталось ни тени сомнений, ни ощущения недоговоренности. На примере НДПР «первого созыва» мы слишком хорошо узнали, чем грозит подобная недоговоренность и как за нее приходится расплачиваться.

1.1

Итак, мы создаем политическую партию на основании российского законодательства. Что это значит?

Это значит, что мы — политические реалисты, прагматики — исходим из сегодняшних обстоятельств, таких, каковы они на самом деле. Мы живем и учимся побеждать по тем законам, которые есть, а не по тем, о которых мечтаем. Нам говорят: «Невозможно побеждать по законам, которые выдуманы жидами». Признать этот тезис — все равно что признать, что евреи умные, а мы дураки. Мы, однако, так не думаем. И у нас накопился конкретный опыт таких побед; последний пример — защита в суде редактора газеты «Русское Вече» П.П. Иванова (Великий Новгород), привлекавшегося прокуратурой по ст. 282 УК РФ, но оправданного 08.09.03 г. «за отсутствием состава преступления».

Конечно, можно свести массу людей в некую общественную организацию, назваться «партией», а затем не регистрировать ее, не обретать юридического лица. Но в этом случае она будет лишена всякой легитимности, у нее не будет ни своего счета, ни официального адреса, ни каких-либо прав вообще, а самое главное — права участвовать в выборах всех уровней. Никакого смысла создавать такую «партию» нет.

Вместе с тем, любой разумный и образованный человек понимает, что никакое национально-освободительное движение в мире не ограничивалось и не может ограничиваться лишь легальными формами борьбы. История вплотную подвела нас к черте, за которой каждому члену партии предстоит решить для себя, по какому из двух путей он пойдет: по пути революционного подполья или по пути легальной политической борьбы.

Либо — либо. Нельзя быть частично беременной, нельзя совмещать две противоположные функции. На все есть своя технология: у подпольных конспиративных сообществ — одна, у легальных партий — совершенно другая. У них может быть общая цель (и даже общий закулисный штаб), но всегда разные задачи. Грамотное разделение труда есть первейший залог успеха. Вряд ли это можно назвать расколом, скорее размежеванием, но такой «невнятной» по своим функциям, как она была, наша партия больше не будет. И под удары крикунов-провокаторов больше себя не подставит.

1.2

Почему мы создаем именно легальную партию, а не общину, не движение, не какую-либо еще общественную организацию?

Потому что единственный тип общественного объединения, имеющий специальные права на полноценное участие в выборах — это партия. Таков закон. Партии создаются, регистрируются и действуют по нормам специального, а не общего права. От этого факта никуда не уйти. Всеми иными видами деятельности вполне можно заниматься вне партии, в том числе в любых других формах общественной организации. Но вот выборами в полном объеме — только в партии. Следовательно, если уж создавать партию, то именно для выборов.

У партии есть, конечно, и иные возможности воздействия на текущую политику, которые есть и у многих других организаций и даже порой в большем объеме — у тех же профсоюзов, или у различных движений: правозащитников, экологов, антиглобалистов и т. д. Но полноценно участвовать в выборах все они не могут без блока с какой-либо легальной партией.

Итак, не будем себя обманывать: партия создается, конечно же, для выборов. В первую очередь. Потому что без победы на выборах мы не получим никакой власти. Кто этого не понимает — тот просто не хочет думать или принимает желаемое за действительное.

1.3

Еще и еще раз: для чего необходимо участвовать в выборах? И для чего еще, кроме выборов, создается партия?

Мы знаем, понимаем и твердим, что для того, чтобы осуществить наши политические и экономические требования, необходимо взять власть — без этого все наши мечты так и останутся мечтами. Вооруженным путем, через восстание и гражданскую войну, это сделать сегодня невозможно. Остается лишь путь планомерной и настойчивой партийной борьбы. Как говорил Суворов, «радуйся малому, тогда и большое придет».

Наиболее эффективной эта борьба становится в результате выборных кампаний. Не только потому, что в итоге мы можем войти во власть, получить хотя бы частично, те самые полномочия, которых нам так остро не хватает. (Такие примеры в регионах у нас есть, мы отвечаем за свои слова. Получая своих, подконтрольных партии депутатов в законодательных собраниях разных типов, мы с ними многократно увеличиваем наш политический и экономический ресурс.) Но также и потому, что в ходе кампаний мы можем до предела мобилизовать все наши силы, проверить, на что мы способны. Выборы — это политический экзамен для партий. Именно во время выборов с максимальной эффективностью решаются все остальные задачи — и структурирование, и самофинансирование, и партийная связь, и количественный и качественный рост партии, ее морально-политического авторитета, и свободный доступ к электронным СМИ.

Выборы в России — перманентный процесс; это не только выборы в Госдуму раз в четыре года, это и выборы президента, губернаторов, мэров, префектов, депутатов региональных законодательных собраний и т. д. Нам предстоит участие, в той или иной форме, в них во всех.

Но и помимо выборов нам предстоит множество реальных дел, связанных с пропагандой и агитацией населения (в большинстве своем денационализированного и аполитичного), с ведением судебной борьбы с режимом, с созданием материальной базы и отбором кадров русского движения, который должен увенчаться созданием русского теневого правительства. И т.д.

Итак, сильная, легальная всероссийская общерусская партия — это:

1. Инструмент массового введения наших людей в законодательную и исполнительную власть не только в центре, но и в каждом регионе, в каждом городе и селе России;

2. Инструмент защиты наших людей от любых угроз;

3. Мощный пиаровский инструмент для пропаганды русской идеи;

4. Инструмент политического давления на власть;

5. Школа кадров;

6. Возможность войти на почетных условиях в общий строй Всемирной Интифады, заняв в нем место не бедного родственника и не тайного наемного убийцы, а лидера мирового антисионистского движения.

Одним словом, сильная, легальная всероссийская общерусская партия — это надежда всего русского движения, это его важнейший рабочий инструмент, его организующая и направляющая сила. Это единственный доступный нам инструмент взятия власти в стране.

Конечно, помимо организационного, русскому движению нужны также финансовый, информационный и юридический инструменты. Но как показывает практика, эти инструменты в их начальном виде легче создавать внутри партии, так сказать, выращивать из нее. Что, конечно, придает партии еще большее значение и необходимость.

Что можно противопоставить означенному пути политического русского движения? Если подходить к делу с реальных позиций, а не витать в облаках и не строить воздушных замков, то ничего.

Наша партия встала на правильный путь и с него не свернет.

2.

В СВЯЗИ со сказанным встает вопрос: совместимо ли такое понимание сути и задач НДПР с пребыванием в ее руководстве Бориса Сергеевича Миронова?

Мы полагаем, что нет.

За два года тесной совместной работы мы очень хорошо узнали друг друга.

Миронов — сильный, упорный и смелый боец, чье оружие — слово. Он талантливый, местами даже блестящий публицист, писатель и еще лучший оратор. Но наши недостатки, как известно, суть продолжение наших достоинств. Те же качества, которые являют собой его силу как публициста, писателя и оратора, являют его слабость как политика и руководителя.

2.1

Основной недостаток Миронова в том, что он — человек фразы. И позы. Но не дела.

Он будет уперто стоять в красивой позе и с красивой фразой, и все будут ему аплодировать. Но только дело при этом делаться не будет. А то, что уже сделано — развалится. Потому что по своей глубинной сути, по пафосу всего своего творчества, Миронов — не строитель, а разрушитель, «терминатор». Недаром все, к чему он имел касательство, включая Русскую патриотическую партию, рано или поздно кончалось крахом. В основном именно потому, что красное словцо для Миронова — дороже и превыше всего.

В кругах партийного руководства хорошо известно письмо с 14-ю вопросами, под которым стоят подписи практически всего Президиума ЦПС. Но эти вопросы поставлены не только ими; они звучат постоянно в разговорах, телефонных звонках, письмах партийцев. Коротко говоря, эти вопросы вызваны запретом НДПР после ряда резких мироновских выступлений и сводятся они к одному: «Миронов — кто он? Дурак или провокатор? Если он мечтает о политическом успехе в современной России, не считаясь при этом с ее реалиями и, в первую очередь, законами, — стало быть, дурак. Если же он сознательно ведет нас за собой под удары этих реалий и законов, подставляет раз за разом, даже не спрашивая согласия, — стало быть, провокатор».

Борис Сергеевич на партсъезде 19 сентября не дал, отвечая, ни одного прямого ответа на эти вопросы, да еще страшно возмутился, что из него «делают крайнего», ответственного за крах НДПР. И вместо того, чтобы повиниться перед партией, которую из-за него лишили регистрации и не допустили к выборам, и перед партийцами, чьи силы, средства и два года жизни ухнули впустую, попытался произвести в партии переворот. Собранная им компактная группа поддержки (два-три делегата из регионов и десяток москвичей) выступила с требованием ввести в НДПР единоначалие и провозгласить Миронова вождем. Ну, и куда бы повел партию такой вождь? К победам или к новым поражениям? Мы уверены в последнем. Съезд не стал голосовать предложение раскольников — и правильно сделал. Путч не прошел.

2.2

Миронов — политический идеалист, утопист, мечтатель. Он умеет увлечь массы своими мечтами. Но победа в мечтах — не победа в жизни.

Один пример. Объясняясь по поводу своих роковых выступлений, приведших к запрету НДПР, он заявил, что действовал-де в духе решений Учредительного съезда. И тем самым ярко показал, насколько его жизнь течет среди иллюзий, в воображаемом мире. Ибо Учредительный съезд принял только одно решение: проголосовал за «стерильные» в политическом отношении Устав и Программу партии, да выбрал руководящий состав. То есть, если уж следовать духу этих решений, публичные выступления Миронова как сопредседателя НДПР также должны были носить политически стерильный характер.

Миронов — не гибок, не обучаем. О таких говорят: «каков в колыбельку — таков и в могилку». Если бы можно было надеяться, что Миронов осознает свои ошибки и исправится, то и разговор был бы другой. Но мы не надеемся на чудо. Он живет, подчиняясь единому внутреннему алгоритму, повторяя раз за разом одну и ту же ошибку, наступая на одни и те же грабли. Превращаясь при этом неуклонно в «политического неприкасаемого». И увлекая за собой шаг за шагом в политическое небытие всех, кто связал с ним свою судьбу.

Миронов при всем том, как ни парадоксально, — завзятый честолюбец. Карьера провинциала, взнесенного судьбой в кресло министра, вскружила ему голову однажды и на всю жизнь. Забыл он только об одном: из кресла в кресло его сажали высокопоставленные друзья (в кресло министра — конкретно Михаил Полторанин), в обращении с которыми он проявился как тонкий, умелый льстец. А в русском национально-освободительном движении высокопоставленных друзей ни у кого нет.

Недолгий опыт руководителя очень понравился Миронову. На первом же заседании вновь избранного Президиума НДПР он заявил: «Я вообще не понимаю, как руководство может быть не единоличным». И все время вел дело к тому, чтобы взять партию под себя. Странная логика, не правда ли: «Легальная политика — чушь и ерунда, партия русскому народу в принципе не нужна, но я хочу ее возглавить». На съезде 19 сентября он открыто подтвердил это намерение, мотивировав тем, что готов и на большее, если его выдвинут в президенты. Масштаб притязаний ясен, но есть ли для того основания? Тут уж дело не только в его привычке жить иллюзиями. Надо смотреть глубже: с каким багажом идет во власть человек.

2.3

Политик, претендующий на общероссийский масштаб, должен иметь свою концепцию. У Миронова такая концепция есть, она держится на трех идеях: 1) борьба с «жидовским игом», 2) необходимость «национального восстания», 3) отношение к «коренным народам России». Отними у него возможность говорить о жидовском иге, народном восстании и коренных народах — больше сказать ему нечего. И что всего печальнее, ему совершенно нечего сказать по русскому вопросу, в котором он, на наш взгляд, некомпетентен. А ведь этот вопрос — основной для нас (еврейский вопрос — неотъемлемая, но лишь небольшая часть русского).

Из трех «китов» мироновской идеологии не вызывает возражений по сути, но не по форме, только идея борьбы с «жидовским игом». (И производная от нее идея противостояния режиму Ельцина-Путина.) Обе остальные, о национальном восстании и о коренных народах — иллюзии в чистейшем виде, плод мироновского воображения и плохого знания истории, российской и мировой. Мы трактуем их как серьезные идейные «проколы». Причем если идею взаимоотношений с коренными народами можно хотя бы выгодно использовать тактически, для партийной витрины, то про идею народного восстания и этого не скажешь.

Что касается борьбы с «жидовским игом», то можно лишь приветствовать личные инициативы Миронова в части написания и издания статей, брошюр, книг, за которые ему большое и искреннее спасибо. Но что касается его поведения как общественного деятеля, да еще общероссийского масштаба, от которого требуется не безответственное кликушество, а конкретные дела, то здесь от Миронова куда больше вреда, чем пользы. Судьба НДПР тому яркий пример.

3.

МЫ ГОВОРИМ: хватит болтать. Хватит красивых фраз и поз. Русский народ, имея за плечами опыт «Памяти», РНЕ, КРО, ННП, ЛДПР, Русского собора и т. д., сыт фразами по горло. Пора, наконец, и дело делать. Создавать инструменты русского национально-освободительного движения. В первую очередь — организационный инструмент: партию.

Мы полностью разочаровались в Борисе Миронове как публичном политике, не доверяем ему и решили твердо и однозначно: партию вместе с ним мы далее делать не будем. Потому что такую партию, какую мы считаем необходимой для русского народа, с таким человеком, каков Миронов, построить, увы, невозможно.

Мы обращаемся к руководителям региональных организаций НДПР с просьбой в кратчайшие сроки провести на местах партконференции, определиться по всем вышеперечисленным вопросам и дать нам ответ, с кем вы идете дальше: с Мироновым в иллюзорное политическое пространство — или с нашей партией к реальным политическим делам и победам.

ПРЕЗИДИУМ ЦПС НДПР,

23 сентября 2003 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru